Winx Club

Объявление

Добро пожаловать на самый магический форум Winx Club!



Регистрация в игру ОТКРЫТА.

Обязательно прочитать: Правила.



Новостей нет.

Время в игре: Осенний день.
Погода: Прохладно; пасмурно, на горизонте виднеются темные тучи.

Форумные объявления:

Ролевая игра снова открыта. Подробности в теме Новый сюжет. Попытки отыграть.
Если же у Вас есть какие-либо идеи по улучшению форума, то оставьте их в этой теме.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Молодой король.


Молодой король.

Сообщений 1 страница 20 из 119

1

Название: Молодой король
Автор: 21Dasha
Бета: Microsoft office Word (как я без него) , Google Chrome
Жанр: романтика, ангст
Пейринг/Персонажи: Эерик(OC)/Диаспро, косвенно или прямо есть отсылки практически ко всем персонажам и парам сериала.
Рейтинг: RG-13
Предупреждение: временами я бываю не в той степи. Возможен OOC. Смерть.
Дисклеймер: Персонажи винкс принадлежат Инджинио Страффи; Джемелл, Мельхиор принадлежат Владлене
Описание:На планете Таддеос должно состояться празднество по случаю востановления власти правящей династии. Перед этим событием Диаспре устраивают смотрины, с которых она решает сбежать, навлекая на себя неприятности, но в итоге оказывается спасенной своим потенциальным женихом.
Статус: начат и похоже будет продолжаться.
От автора:Мне много стоило решиться выложить его сюда. Да, захотелось оставить несчастного подкаблучника Ская и найти другую пару для Ди.
Значение имен: Диаспро (ит)-яшма, Эерик (гот) - правитель, Аделрик (нем)- благородное правило. Аурелио (ит.)- золотой. Джемма (ит.) - благородный камень.

Пролог или маленький экскурс по шкафам королевской семьи.
Началось все с королевы Эмбер, если быть точнее с ее брата Аурелио, который тогда  только женился и не особо был рад этому факту. Говоря о королеве, как и все представители знатных семей, она вышли замуж по договоренности. Отношения между ней и мужем были основаны на дружбе и взаимном уважение. Как часто смеялась чета, по крайней мере, их судно не разобьется об быт, да и чувства со временем не потухнут, а напротив, окрепнут. Хотя если спросить короля Опалиуса любит ли он свою жену, он ответит, что любит ее как королеву, Эмбер в свою очередь на подобный вопрос ответит, что любит его как короля.
Но вернемся к Аурелио и его супруге Джемме. Девушка относилась к старинному эраклеонскому роду и имела герцогский титул. Однако ее не принадлежность к джемелийской знати сыграло злую шутку. Несчастная просто не могла поверить, что супруг ничего не испытывает к ней и ко всему прочему менял любовниц как перчатки. И хотя во время очередного разрыва он приходил искать утешения у своей супруги, девушке этого было мало. Но с недавнего времени все стало иначе: Аурелио нашел красавицу с огненно-рыжими волосами и окончательно позабыл о своей супруге. Девушка приходила к королеве и просила хоть как повлиять на своего мужа, но безрезультатно. Эмбер прекрасно понимала, что для принцев и королей естественно иметь фавориток.
- У вашего мужа нет любовниц, - практически в слезах умоляла Джемма. Но ответ королевы был всегда одинаков: его высочество уважает ее как женщину. Это не слишком помогало девушке, напротив, у нее начиналась истерика, и молодой женщине приходилось успокаивать невестку. Последней каплей стал даже не дефицит бюджета из-за постоянных затрат, а абсолютное неуважение брата к дворцовому этикету и его неявка на официальное представление сына королевской четы. Не так важно было, что мальчика показывали двору всего несколько минут. На этом событие присутствовали не только дипломаты, но и многие короли, и влиятельные люди магического измерения. А отсутствие родного брата было равносильно прилюдной пощечине королеве. Эмбер могла бы закрыть на это глаза, если бы ему нездоровилось, но нет, "его красавице" нужно было обязательно встретиться с известной солярийской модисткой именно в тот день. Королева Эмбер не кричала и не закатывала сцен, она просто сообщила своему младшему брату, что "его красавица" должна немедленно покинуть дворец. Корабль был уже готов, а фаворитка могла забрать в качестве компенсации взять с собой сундук драгоценных камней и металлов. Эмбер не знала только одного: за это время Аурелио поклялся, что жениться на этой девушке. Тем более, что ангелочек оказался ведьмой, учился на последнем курсе Торрентуволле и абсолютно был не согласен, что от нее избавлялись подобным образом. Любовница устроила целую бурю, создавая неизвестные магические структуры, и проклинаю королеву и ее невестку. Через какое-то время все стихло, а ведьма телепортировалась.
После всех этих событий к джемелийскому двору были призваны лучшие волшебницы и ведьмы магического измерения в то числе и директриса Торрентуволлы Гриффин, причем была заинтересована не меньше правящей семьи, чтобы произошедшее оказалось просто ярким представлением, в противном случае скандал, связанный с одной из ее учениц, несомненно скажется на репутации всей школы, что в свою очередь не радовало директрису. К счастью, ни у Эмбер, ни у  никаких следов проклятия не было найдено. Это не удивило Гриффин, ведь эта ученица чуть не провалила экзамен по проклятьям. В данной ситуации  Аурелио обошелся только предупреждением, чтобы лучше выбирал себе любовниц и не забывал, что у него все-таки есть жена.
Через какое-то время о случившимся забыли, незадачливая любовница, выплатив штраф со стороны Джемелла и взыскание со стороны Торрентуволлы,  окончила школу ведьм и вернулась к себе на планету. Снова этот случай вспомнила королева Эмбер, когда ждала второго ребенка. Женщину уверяли, что у неё просто разыгралось воображение, и ничего страшного не произойдет. Но раз интуиция подсказывает, то, конечно, все проверят. Королева Эмбер стало матерью двух очаровательных девушек. Вот только в этот раз заключение магов было неутешительным: у одной из девушек проявилось проклятья. Правда определить его мог только, тот, кто занимается обучением ведьм и видел и не такие «изыскания». Как сказала Гриффин, проклятье многоступенчатое и создавалось не один год, хотя, как бы это странно не звучало, основой послужило именно то, что когда-то устроила горе любовница и, похоже, окончив  Торрентуволлу, продолжила его создание, но как была, так и осталось неумехой. Единственное, что делала эта порча, так это заменяла память проклятой девочки на память здоровой сестры. Но сейчас сказать что-нибудь точное было нельзя из-за  незавершенности  проклятья, но скорее всего, рассеивать его будет труднее, чем аналогичные ему проклятья.
Обычно снимали их через определенные минералы. На вопрос " а нельзя ли как-то иначе"  Гриффин ответила, что, во-первых, заклинания, способные рассеивать подобные проклятья, создаются в течение несколько лет, во-вторых, напрямую использовать заклинание будет слишком рискованно для жизни малышки.
Колдуны, согласившиеся создать подобное, выглядели явно не от мира всего и сразу сообщили, что само производство займет от пяти лет и необходима биологическая переменная девочки, желательно кровь. После свирепого взгляда королевы сошлись на том, что волосы тоже сойдут. Нельзя сказать, что директриса Гриффин отличалась особым добросердечием, но ведьма чувствовала себя ответственной за произошедшее. И чтобы скандал не набирал обороты, самолично создала для девочки амулет и несколько зачарованных кусочков яшм, которые в свою очередь должны были расположены во дворце строго, так как указала это директриса. В свою очередь заклятье должно было охватить весь дворец. Но сердцевиной был амулет, который девочка должна была носить не снимая, именно он подпитывал камни и служил аккумулятором для заклинаний. Ведьма выдвинула несколько условий: пока не будет создано рассеивающее заклинание девочке нежелательно покидать дворец на долгое время, нельзя снимать амулет. Никаких украшений и драгоценностей, в том числе тех, что и на одежде. Но самым главным условием было то, что, ни при каких условиях на амулет не должно оказываться никакого воздействия: ни механического, ни тем более магического -  амулет нельзя изменять, никоим образом, так что королева оставьте свое эстетическое чувство для не проблемного ребенка.

Как бы ни старались король и королева как можно более благожелательно представить ситуацию с близняшками, особого желания жениться на проклятом ребенке ни у кого не было. Кроме одного случая на одном из балов Солярии. Королева тогда очень переживала, что Диаспро совсем не похожа на принцессу, зато этого нельзя было сказать о ее сестре Диаспоро. Казалось, девочка носит украшения за двоих. Единственное, что в тот вечер могло радовать Эмбер, так это то, что ее дочери не одеты безвкусно. Ей очень хотелось узнать, чем руководствовалась королева Луна, позволив своей дочери появиться в платье такого яркого кислотно-розового цвета и так сильно декорированное натуральным мехом. Платье принцессы Галатеи напротив было слишком простым, а из-за сиреневого цвета и без того не слишком яркая девочка терялась вовсе. Маленькое сокровище Андроса могла бы похвастать лучшим платьем: строгое, но не выглядевшее простым, декорированное, но со вкусом - если бы не единственный недостаток - цвет: желтый явно не шел девочке. Не пропускающие подобных балов королева Самара и король Эрендор в этот раз представили своего сына принца Ская, удачную партию для многих присутствующих принцесс. Единственными необычными гостями на этом балу были дети погибшей во время революции правящей пары Таддеоса. Старший Эерик, на вид которому было лет тринадцать, и младшая, ее имя практически никто не знал, сколько бы Эмбер не видела девочку, она всегда пряталась за братом. Их сопровождал мужчина тридцати лет, один из влиятельнейших людей Таддеоса. Ходили слухи, что новое правительство не справляется со своими обязанностями, и на днях на этой планете в однозначном порядке объявили о введение парламентской монархии.
Если Диаспоро могла спокойно общаться со сверстниками, то за другой сестрой надо было постоянно наблюдать, мало ли что могло случиться с амулетом. Радовать могло только то, что здоровая девочка привлекла внимание короля Эрендора и его супруги. Переговоры о браке уже начались, но лучшим аргументом у Эмбер была возможность показать девочку в живую.  Хотя Диаспоро еще была ребенком, королева приложила все усилия, чтобы девочка вела себя подобающе на любом приеме. Разговор о браках с одной стороны, радовали, ведь девочка такая хорошенькая, такая воспитанная, клад, а не ребенок. С другой стороны, стоило выйти принцессам в свет, как за спиной слышался шепот о том, что второй дочери удачно замуж не выйти. Хотя все в один голос говорили, что девочке еще повезло, со стороны даже и не скажешь, что проклята, но породниться с ней никто не хотел, в конце концов есть вторая принцесса.
В этот раз все было точно так же. Хотя принято считать, что элита магического измерения идет в ногу со временем, Эмбер все чаще казалось, что большинство присутствующих страстно хочет, чтобы проклятых принцесс как раньше прятали в башнях. Вырвал из раздумий королеву  голос мальчика. Принц Эерик стоял рядом с ней, его сестра и сопровождающий стояли поодаль, как будто давая ребенку высказаться.
- Я женюсь на Диаспро, - Эмбер с недоумением смотрела на гостя с Таддеоса. Вблизи он выглядел гораздо старше во многом благодаря своему проницательному взгляду. На немой вопрос королевы Эерик повторил свои слова, но на этот раз громче так, чтобы можно было услышать в другом конце зала. - Я возвращаюсь на Таддеос, чтобы стать королем, и поэтому прошу руки вашей второй дочери.
Теперь в шумном зале настала гробовая тишина. Попытавшаяся ее нарушить вопросом "Кто этот мальчик?" принцесса Стелла была быстро приструнена королевой Луной. Сейчас все ждали ответа от Эмбер, хотя и понимали, что предложение ребенка, который еще не стал никем, будет рассмотрена как милая шутка, ну и достаточно благородный шаг со стороны мальчика. Королева улыбнулась и, поблагодарив ребенка, кивнула  в знак согласия. Эерик поклонился в ответ и вернулся к сестре, через несколько минут покинул помещение. На следующий день они вернулись уже на Таддеос.
Время тем временем шло, Диаспоро уехала в Эраклеон. У обеих девочек были способности к магии, для Диаспро во избежание неполадок с амулетом ювелирная магия была не доступна. Но счастья родителям это не принесло. Девочка могла слышать  камни. Сразу же был поднят вопрос о том, как теперь обсуждать проблему дочери. В тот раз разочаровал родителей старший сын Мельхиор, напомнив им, что они никогда раньше не снимали украшения, обсуждая эту проблему, поэтому скорее всего Диаспро все уже давно знает, просто молчит из солидарности. Разговор по душам не задался, у девочки он уже давно состоялся с братом, и с родителями все свелось к фразе, что принцесса все понимает.
Тем временем на Эраклеоне начались скандалы один за другим: нападение на принцессу Диаспоро, ее похищение, а затем и вовсе обвинение в сговоре с каким-то чародеем. В итоге принцесса вернулась на родину, а вопрос о браке повис в воздухе. Помолвка еще не была расторгнута, но уже появились слухи, что принц Скай уже успел сделать предложение чудом выжившей принцессе Домино. Последней каплей стало то, что перед одним из официальных приемов Диаспоро, не желая никому вреда, решала чуть-чуть украсить амулет своей сестры, причем никакие возражения со стороны сестры не принимались, ведь драгоценности и ювелирные изыски были визитной карточкой Джемелла. После долгих и безуспешных переговоров девушки прибегнули к магии. В итоге в амулете что-то хрустнуло, а сам он опалился. И это-то после того, как те бездари колдуны сказали, что через два-три месяца рассеивающие заклятье будет готово. Королева Эмбер обладала выдержкой, которой многие могли бы позавидовать, но тогда она устроила такое, что любая из истерик Джеммы казалась тихим шепотом. Обвинять Диаспоро было бесполезно, она просто ничего не знала. А чем руководствовалась вторая принцесса, узнать было просто невозможно. Опять приехавшая на Джемелл Гриффин сообщила, что сейчас ничего изменить нельзя, нужно ждать рассеивающие заклинание. Хотя вполне возможно, что после того, как проклятье будет снято, не сразу, постепенно и возможно частично память девушки может восстановиться. В пользу своей теории ведьма приводила три фактора: сохранились детские воспоминания и привычки с предпочтениями, часть воспоминаний была подкорректирована под особенности Диаспро и ее характер практически не изменился. Ладно, с последним Гриффин кривила душой, но если все пойдет как надо, ее слова окажутся правдой. Только сейчас девушек лучше держать подальше друг от друга. Именно в это время о своем детском обещании вспомнил уже полноправный правитель Таддеоса. Тем более, после двух лет, проведенных в магическом измерении, его сестра грезила Алфеей и даже смогла поступить на общих условиях. У Диаспро и так были не высокие шансы удачно выйти замуж, а в свете последних событий и вовсе приблизились к нулю. А Эерик приобрел привычку держать свое слово, даже данное в детстве и в порыве чувств. Королеву не очень устраивал характер мужчины, временами он был слишком вспыльчив. Да и Таддеос находится не так близко, как Эраклеон, и поддерживать постоянную связь будет тяжелее. С другой стороны, больше такого предложения девушке не светит. Решающим стало слово Гриффин, что некоторые особенности местности, в которой живет мужчина, позволят приостановить действие проклятья, хотя и придется использовать рассеивающие заклятие сразу же, как только оно будет доставлено на Таддеос. Последней загвосткой оставалось то, что нужно будет рассказать новоиспеченному жениху о случившемся недавно казусе. Единственно правильным путем была правда.
Эерик выслушал эту новость, молча, и сказал, что сделает все, что от него потребуется. Осталось только оговорить, когда Диаспро отправиться на Таддеос. Молодой правитель не особо возражал против даты, выбранной королевой, единственное, что он хотел, так это сопровождать девушку во время путешествия.

Отредактировано 21dasha (2011-10-25 19:27:37)

+2

2

Девушка пришла в себя на транспортном корабле. Прямо напротив неё сидел юноша, хотя скорее уже молодой мужчина, но больше двадцати пяти ему не дать. И он был крайне рассержен. Судя по регалиям и их количествам, перед ней сидел Эерик, молодой король Таддеоса. Тот с кем ей предстояло познакомиться с возможностью заключения брака. Формально она и её семья были приглашены на празднества, посвященные какому-то важному историческому событию этого королевства. Но его высочество настояло на том, чтобы встретиться с принцессой раньше. Своего рода смотрины. Которые ей были абсолютно противны. Её прежняя помолвка была расторгнута, а сердце разбито. И ни о ком другом слышать она не хотела.
Единственное, что пришло девушке в голову, так это побег во время путешествия. Но раз сейчас она находилась здесь, ей замысел не удался. Мысленно принцесса думала, где могла совершить ошибку, она даже превратилась в фею. Хотя к этому были готовы её родители, особенно после недавних событий, которые, собственно говоря, и не были связанны с ней, решившие подстраховаться.
Наконец, молодой король слегка откинулся в кресле и заговорил. – Надеюсь, миледи, вам понравилось то, что вы устроили …
Корабль летел, и поэтому Эерику приходилось сидеть.
"Хотя будь такая возможность он бы начал ходить из стороны в сторону», - думала про себя девушка. Её рассуждения были в корне не верны, король злился, но был абсолютно спокоен.
Принцесса не чувствовала себя виноватой и вместо того, чтобы потупить взгляд и смотреть на свои туфли, принялась рассматривать своего потенциального жениха. Он был чертовски красив.Высокий рост, правильные черты лица, ямочка на подбородке, голубые глаза, не смотря на всю их пристальность, взгляд был мягким, а оттенок напоминал летнее небо в ясную погоду, фигура, которой позавидовали многие статуи. Молодой король мог похвастать идеальными пропорциями. Коротко подстриженные черные волосы.
Его высочество тем временем заметило, что все его слова были впустую.
-Вы хоть понимаете, какой опасности себе подвергли? - его голос, красивый, хоть и очень злой вывел её из созерцательного состояния. Девушка посмотрела ему в глаза. Её отсчитывали как ребенка, и ей это надоело, принцессе хотелось что-нибудь разбить, чтобы хоть как-то выместить свой гнев. В полуметре от неё стояла служанка с подносом. Идеальная мишень.
Принцесса встала и уже собиралась нанести удар, как вдруг поняла, что её руку кто-то держит. Это был король Эерик. Он двигался бесшумно и молниеносно. Однако вместо, того, что бы отпустить руку и проводить девушку на место, он сжал ей сильнее. От этого принцесса вскрикнула, а из глаз брызнули слезы.
-Знаете, я сыт по горло всеми этими выкрутасами, - проговорил он ледяным голосом – вы выращенные в тепличных условиях даже не понимаете последствий своих поступков. Знаете ли вы, что прихоть принцессы Солярии в получении идеального загара благодаря более интенсивному солнечному свету чуть не привела к продовольственному кризису на этой планете. А те разрушения, которые были устроены в Магиксе из-за какого-то платья, хотя каждая обладала личным портным. Но у вас принцесс сейчас другая любимая затея, чуть что сбегать. Вы хоть раз задумались о своей репутации?
Юноша отпустил руку и направился к двери. – Через два часа мы прибудем в поместье Адамас, дальше поедим верхом, это ещё около пяти часов езды.
С этими словами он покинул помещение, оставив девушку одну. Ещё никто так не говорил с ней. Она чувствовала себя оскорбленной и точно знала, что сделает. Несмотря на всю тираду молодого короля, принцесса Диаспро точно решила, при первой же возможности она сбежит назад в Эраклеон.

***
Осуществить этот план оказалось достаточно просто, по крайней мере, в начале. Посетовав на слабость, девушка осталась на корабле и в нужный момент упорхнула в неизвестность. Принцесса мысленно представляла, как разозлится король, и эта мысль грела ей душу. Вот только фея не учла несколько фактов, которые свели её гениальный план к бредовой идеи. Таддеос оказалась не очень дружелюбной, а главное неизвестной планетой, поместье находилось вдали от крупных городов. Но принцессе этого было мало и вместо того, чтобы воспользоваться дорогой, летела прямиком через лес. И хотя девушка практически весь день просидела в корабле, усталость начинала одолевать её, лишая шансов на какой-нибудь успех.
Лес если был не древним, то очень старым. Человек казался крошечным по сравнению с большинством деревьев. Редкие тропинки попадались на глаза, причем нельзя было сказать точно, что ими ещё пользуются. За всё время она не наткнулась ни на одно живое существо.
Между тем начало смеркаться. Последние силы покидали девушку, и она приземлилась на землю, приняв человеческий облик. «Если не могу лететь, пойду пешком», - твердо решила Диаспро и двинулась вперед. Но это оказалась ещё труднее. Тропинками действительно давно не пользовались. Девушка то и дело спотыкалась о переплетенные между собой корни. Ноги, не привыкшие к долгой ходьбе и обутые в узкие сапоги на каблуках, ели передвигались. Подол платья, в конечном счете, зацепился за какую-то корягу, и его пришлось порвать. Когда ночь вступила в свои права, девушка уже с трудом двигалась от усталости. К её счастью между деревьев появился тусклый свет, и она пошла на него.
Это был костер. Но сидели за ним не те, кого хотела бы видеть принцесса. Она вышла прямиком на сборище бандитов. Самый крупный и коренастый мужчина поднялся, на его губах заиграла похотливая ухмылка.
-Посмотрите, кто решил навестить нас сегодня, - прогоготал он, приближаясь в Диаспро. Страх прекрасный аккумулятор, открывший второй дыхание девушке, и она рванула. Правда пробежать ей удалось только несколько метров, после чего её догнал громила. Ткань треснула, и рукав оторвался. Фея попыталась вырваться , но за это бандит начал заламывать ей руку.
- Ну, зачем же так, - ухмылка стала шире, и он повел девушку к костру. – Мы же просто хотим познакомиться.
Остальные мужчины загоготали на последней фразе и принялись бесстыдно разглядывать девушку, комментируя каждый изгиб её тела и говоря, что они с ней сделают. От стыда принцесса хотела провалиться сквозь землю. Ей некуда было бежать, и не было сил, чтобы вырваться. Сегодня она плакала второй раз, но в этот раз от бессилья и страха, перед тем, что должно было случиться.
Громила прошел ещё несколько шагов и, взвыв от боли, отдернулся от феи. Его левое плечо было ранено, и одежда быстро пропитывалась кровью. Принцесса обернулась и увидела короля Эерика, который спешился с коня и стоял с оголенным клинком. В его глазах полыхал ледяной огонь.
Бандит развернулся и бросился на мужчину, но тот только легко парировал выпад и в полу-пируэте обезвредил разбойника. К нему присоединились остальные бандиты, но их участь была не завидней. Король был быстрее и тренированней. Каждый его удар находил свою цель. Вскоре на поляне остались только двое.
-Не пострадала? - мягко спросил Эерик, легко касаясь руки принцессы. В ответ она лишь отрицательно покачала головой. В голове не укладывалось увиденное.
Вся в крови девушка слышала звук приближающейся личной когорты Его высочества. С минуты на минуту они будут здесь. От пережитого и увиденного у Диаспро перехватило дыхания. И впервые за весь день она сделала, то, что обычно делают принцессы, упала в обморок. Молодой Эерик едва успел её поймать, выругавшись про себя за случившиеся и поблагодарив небеса, что с ней ничего серьезного не произошло, кроме порванного платья. Но это будет улажено уже во дворце, после осмотра его личного врача.

Отредактировано 21dasha (2011-12-15 08:43:02)

0

3

Девушка еле открыла глаза. Ночное приключение вымотала её, и больше всего на свете Диаспре хотелось лечь и проспать весь следующий день. Принцесса была завернута в плащ как младенец. Хотя это во многом устраивало её, так как она начинала замерзать. Конечно, приходилось закрывать глаза на полную ограниченность движений и неловкость положения. Она ехала на одно лошади с Эериком.
Одной рукой он придерживал девушку, а другой держал поводья. Это несколько не смущало принцессу, напротив он была признательна королю, за свое спасение, возможно, Эерик был не так уж и плох. Всё это время он с кем-то разговаривал. Принцесса не могла определить кто это, но такой голос мог принадлежать только мужчине, которому было за пятьдесят, и, судя по обращению, это был достаточно высокопоставленный советник.
-При всем моем уважении, - слегка раздраженно проговорил «советник» - Вы поступили не простительно грубо по отношению к этой девушке.
-Я понимаю это. Возможно, я был через чур резок и мне не стоило обвинять её в том, что она и не делала. И я сожалею о той ситуации, что случилось в лесу, - вздохнул мужчина. В воздухе ощущался легкий аромат трав, а значит, близился рассвет. Девушка старалась вести себя так, словно ещё спит, ведь в противном случае разговор будет окончен.
-Это может стать международным скандалом. Поймите, милорд их воспитывают в определенных условиях…
-Тепличных,- резко прервал король. Столь быстрая смена настроения испугала лошадь, и потребовалось время, чтобы её успокоить. – Всю свою жизнь они проведут играясь с платьями и драгоценностями, даже не подозревая о том, что происходит за пределами дворца. А в нужный момент им просто нужно родить наследника. Вот такой вот подходящий материал. Инкубаторы, – Принцесса покраснела, ей никогда не говорили о подобном. Благодарность за спасение медленно сходила на нет. Больше всего девушке хотелось его как следует поколотить и заставить взять свои слова обратно. – Безмолвные куклы находящиеся рядом с престолом. Но этого я не хочу. Это не Эраклеон в конце концов. Да мне искренне жаль, о том, что произошло. Но что, по-твоему, я должен был делать, Аделрик?! Подарить ей сережки и сказать, что безумно рад видеть очередную марионетку?!
Принцессе не хотелось слышать ответ, ей ещё никогда не давали столь лестную оценку, хоть и касалось это не только её. Гнев начинал проходить перед неоспоримостью сказанных слов, и его место занимала обида и жалость к самой себе. Но Аделрик повел себя как истинный дипломат.
-В ваших словах есть смысл, но вы должны понимать, что мало кто из девушек на самом деле готовы нести подобную ответственность. Их, как вы заметили, не обучали этому. Но я прошу вас быть снисходительней. Наша гостья весьма незаурядная личность, хотя и со смутными представлениями о реальном положении дел в этом мире,- мягко закончил советник. Девушка была бесконечно признательна ему, хотя вместе с тем и понимала, что ей ещё многое предстоит узнать и изучить. Вызов был принят: этот самовлюбленный король никогда не назовет её пустышкой.
Этот разговор еще, несомненно, продолжился, если бы лошадь не дернулась на брусчатке, а Диаспро не охнула бы от неожиданности. Аделрик слегка кашлянул и, сказав, что не будет им мешать, слегка отстал, так чтобы не слышать их разговору, но быть поблизости в случае необходимости.
-Как я понимаю, вы слышали наш разговор, а значит, мне уже нет необходимости умолять о прощении в ногах, - усмехнулся Эерик, помогая девушке сесть поудобней в седле. Однако ответа так и не последовала. Похоже, ему всё-таки придется оправдываться, хотя его вина была косвенной, и именно он вытащил её из той передряге в лесу. –Послушайте, мне искренне жаль за то, что произошло в лесу. Но это вы придумали столь гениальный план побега.
Его слова, похоже, мало волновали девушку, потому что вместо ответа она отвернулась и принялась рассматривать близлежащую растительность. Эерик готов был проклясть её упрямство, но у него было достаточно сил, чтобы взять себя в руки и продолжить разговор.
- Я понимаю, я не тот, кого вы хотели бы выбрать. Но ваш самозабвенные принц уже сделал свой выбор, как бы вы и не старались его удержать. И поверьте, в этом нет её вины, она, как и вы ничего не знала. Виноват только он. Его заботили только собственные сиюминутные желания, но никак ни ваши чувства. Навряд ли он когда-нибудь задумывался о той боли, которую причинил вам. Ведь ему достаточно улыбнуться и все сразу забудут о его грехах. Он поступает так, как нужно ему, но не более. Но, боюсь, вы никогда это не поймете.
Безысходность и грусть последней фразы заставили девушку взглянуть на собеседника. Сейчас ей было очень жаль за свое детское поведение, но она не знала, что нужно сказать в подобной ситуации. И просто молчала, потупив взгляд. Молчал и он.
Через некоторое время конь остановился. Это было несколько странно. Первая мысль, которая промелькнула в сознание девушки: не собирается ли молодой король отпустить её. Она подняла глаза. Перед ней находился величественный дворцовый комплекс. Первые лучи солнца появились на горизонте, освещая и окрашивая в нежный персиковый цвет белый мрамор, играя на золотых украшения стен. Девушка видела много дворцов, но этот был прекрасней их всех. Диаспро обернулась, смотря прямо в глаза короля Таддеоса.
- Какая красота, - восторженно прошептала она. В ответ Эерик только грустно улыбнулся и пустил лошадь рысью, подъезжая к главному входу.

***
Покои принцессы состояли из трех комнат: залы для приема гостей, спальни и ванной. Перед залой была ещё одна комната, с выходом на балкон и другие покои. Их устройство предполагало размещение матери с дочерью, двух сестер или, в крайнем случае, близких подруг. Комнаты принцессы были выполнены в нежном персиковом цвете. Изящная мебель и узорчатые абажуры, обои с затейливым узором – все это так отличалось от замков Эраклеона.
Для этого визита девушке был заказан отдельный гардероб: легкое платье с завышенной талией и короткими шарообразными рукавами цвета Шампань, состоящие из нижнее атласной юбки белого цвета и шестью юбками из шифона; туфли на низком каблуке из мягкой белой кожи; атласные перчатки и болеро из бостона, застегивающиеся с помощью маленькой камеи из розовой яшмы, с длинными рукавами под цвет платью на случай прохладной погоды.
Завтрак был подан в розовом саду. Название может и показаться странным, но это сад был знаменит тем, что там были посажены только розы. Мастерство садоводов и селекционеров позволило этому саду цвести почти полгода. Компанию в этом месте девушке должны были составлять младшая сводная сестра короля, поступившая в Алфею, и ей подруга, приехавшая по просьбе маленькой хозяйки этой сказки и настоянию Эерика. Она была ровесницей Диаспро и тоже выходила замуж за короля. Её семья должна была прибыть к самим празднествам.
Полуночная прогулка закончилась растяжением связки на правой ноге, но девушка наотрез отказывалась пользоваться костылем и, хромая, направилась к беседке, где её уже ждали.
Её волосы не были завиты в сложную прическу, и поэтому локонами падали на плечи. Это и слегка бледная кожа, от редких покиданий зданий, заканчивали меланхолично-романтичный образ.
Сад действительно состоял только из роз и был похож на украденный уголок рая, некоторый бутоны уже раскрылись, а другие напротив либо ждали своего часа, либо просто было не подходящие время суток. Девушки ждали её в саду, мило беседуя и поглощая чай с тостами. Их одежда по стилю не слишком отличалась от платья принцессы. Бледнокожая девушка с вьющимися медовыми волосами и голубыми глазами была сводной сестрой короля Эерика. Ей было не больше шестнадцати. Алиса, одетая в легкое платье цвета аквамарина, играла с щенком, резвящимся у её ног. Другая была гостьей, так как была ровесницей Диаспро и главное с нескрываемым интересом разглядывала сад, не переставая восхищаться его красотой. Её платье было цвета гортензии. Достаточно высокая с бледной кожей, яркими сине-голубыми глазами и огненно-рыжими практически прямыми волосами.
Какое же удивление, смешанное с отвращением и стыдом, испытала Диаспро, когда поняла, что гостья это Блум, и до бала ей придется проводить время вместе с ней. А ведь это чуть больше чем две недели. Гостья тоже узнала вновь прибывшую и вскочила со стула. Нетрудно было догадаться, что девушкам не сообщили о предстоящей встрече. Алиса престала играть с щенком и красная как роза Кабарелло принялась разглядывать свои туфли.
Принцессе только хватило сил, чтобы сказать, что она не голодна и пришла просто пожелать удачного дня, и направиться в глубь сада.

***
Кого-кого, а Блум Диаспро уж точно не хотела видеть. Из-за неё была расторгнута помолвка со Скаем, из-за неё принцессе перестали доверять, из-за неё она попала в подобное положение. И собственно говоря, было ещё много «из-за», но о них можно умолчать. Девушка тем временем свернула несколько раз, чуть не зашла в лабиринт и все равно в итоге оказалась в незнакомой ей части сада.
Это был всё тот же сад, так как здесь цвели розы. Но они то и смущали девушку. Белые бутоны либо изначально были с красной окаймовкой и прожилками, либо на них пролили краску или… Хотя девушке не хотелось думать о другом варианте появление пятен на цветах. Она ещё раз огляделась и пришла к выводу, что заблудилась окончательно.
- Rosenstadt Freising, - девушку вывел из раздумий чей-то голос, на него она и обернулась, уставившись глазами полного недоумения на Аделрика. Высокого и статного мужчину лет пятидесяти, с добрыми и тоже голубыми глазами.
-Так называется сорт этих роз, - пояснил мужчина. - Но ваша сила не связана с природой, поэтому вы можете не знать. Эти розы отличаются слабым ароматом и необычайной окраской. Иногда на нашей планете их ещё называют "розами мира". Как будто окроплены кровью, не так ли?
Девушка ничего не ответила, а старик тем временем продолжил объяснять, что обычно эти розы идут не всегда чисто белой окраски, а и розовой, но только это портит впечатление от цветка, и о том сколько усилий стоило селекционерам, чтобы вывести розу с чисто белым пигментом и красным составляющим.
«Он, похоже, выполняет роль энциклопедии при короле,»- удрученно подумала девушка и вздохнула, это заметил и Аделрик.
- Вижу вместо того, чтобы развлечь вас, я только наскучил, - вздохнул мужчина и одарил Диаспро взглядом из своих лучистых глаз. – Я понимаю, подобная встреча не очень приятна, но это личная договоренность с королем Орителом и задумки нашего короля, которые понятны только ему. Но поверьте, уж что он точно не хотел делать так это оскорблять вас. Извлеките пользу из подобного общения,- Девушка только насупилась в ответ, послужив причиной очередного вздоха советника. – Принцесса Алиса ничего не знала, единственное что ей так это то, что приедет невеста его брата, и они вместе проведут время до тожества.
«Невеста», у девушки чуть не отвисла челюсть. Они только познакомились, и речи не было даже о помолвке, не говоря уже о свадьбе. И вот, он делает такие заявления, даже не увидев её. Теперь она не знала на что больше ей следует злиться. Этот король просто тиран, решающий за всех и вся. «Та истеричка будет ему прекрасной парой,» - размышляла про себя девушка, пытаясь понять за что ей всё это.
- И, если вас это обрадует, принцесса Блум не была удостоена даже аудиенции с королем не то, что личного эскорта. А теперь позвольте проводить вас в ваши покои, пока вас не хватились, - закончил мужчина и, взяв Диаспро под руку, повел через сад к её покоям. Девушки ещё было невдомек, что из окна дворца все это время за ней наблюдала тень.
У дверей в комнаты принцесса была передана в руки уже начавших беспокоится служанок и Алисы. Другая принцесса сидела в своей комнате. По лицу Алисы можно было понять, что до этого она уже пережила яростные изливания эмоций принцессы Домино и не хотела бы повторять подобное. К её большому счастью Диаспро остыла по дороге и, извинившись за доставленные неприятности, направилась в свои покои.
«С ней будет трудно», - думал про себя Аделрик, глядя на уходящую фигуру и разворачиваясь, чтобы направиться к главному залу, где будут проходить важные для Таддеоса переговоры. « Но она интересная девушка, и, возможно, станет прекрасной парой милорду», - усмехнулся он, уходя.

http://s013.radikal.ru/i325/1107/d5/96892f2fb8cd.jpg

Отредактировано 21dasha (2011-08-21 23:36:26)

0

4

Прочитала на одном дыхании, хотя в последнее время я не так часто именно читаю фанфики по этому фэндому)  И не зря прочитала, безумно понравилось. Хотя, как мне кажется, не помешал бы небольшой пролог, это во-первых, а во-вторых, все-таки хорошо бы было найти бету, ибо имеются мелкие ошибки, которые вы, возможно, не заметили
Ну и жду продолжения, как без этого)

0

5

21dasha Добро пожаловать! *Отзыв на фик я Вам еще так оставляла :) *

0

6

Eclipse
Спасибо. Учту. Попытаюсь их выловить. Пролог появиться, когда моя фантазия забредет в нужную степь.
Владлена
:blush: Спасибо. Вот и тут тоже решили поселиться.

Отредактировано 21dasha (2011-08-21 23:32:32)

0

7

До обеда девушки просидели в своих комнатах. Нельзя сказать, что лежание на кровати такой уж и интересный вид деятельности, но это прекрасная возможность показать свою обиду и негодование. К полудню, во многом из-за отсутствия завтрака, голод взял вверх над гордостью, и принцесса спустилась в залу.
Это было просторное помещение с паркетными полами из ореха с рисунком замысловатого лабиринта. Стены отделаны под светло-розовый мрамор оттенка Bianco Rosa и украшенные огромными зеркалами в золотой оправе. Окна, выполненные в том же стиле, что и зеркала, и выходившие в сад, были распахнуты, наполняя помещения ароматом начала лета. За столом, предназначенным для тридцати человек, сидели трое.
Обед, несмотря на попытки Алисы пару раз начать разговор о погоде, проходил в миролюбивой атмосфере гробового молчания. Девушки сели настолько далеко друг от друга, насколько это было возможно, и если и смотрели в сторону противницы, то только взглядом полным возмущения и негодования.
Будь такая возможность, они бы, несомненно, порвали бы друг друга в клочья. Но её не было и им оставалось только игнорировать друг друга, проклиная это чертово приглашение.
После еды у Алисы были занятия по фехтованию, и получив возможность удалиться, девушка незамедлительно покинула зал, наполняющийся аурой неприязни. Зато ни у Диаспро, ни у Блум планов на вторую половину дня не было. Поэтому корректировать распорядок дня приходилось на ходу, главное не совпасть с «ней».
После непродолжительных размышлений выбор девушки пал на библиотеку, не то чтобы она была книжным червем, просто принцесса Домино пошла в противоположном направлении от этого помещения. Сказать по правде, Диаспро плохо ориентировалась в этом дворце, если не рисковала снова потеряться. Но гордость не позволяла ей делить досуг с этой «рыжеволосой выскочкой».

***
Библиотека это особое место, пожалуй, единственное, действительно хранящее человеческую память. Она призывает к спокойствию и порядку. Книгам на Таддеосе уделялось особое внимание. Библиотека занимала не меньше двух этажей, а может и больше. Дубовые высокие стеллажи стояли вплотную к стенам, а чтобы, добраться до верхних полок, необходимо было пользоваться специально прикрепленными лестницами. Между стеллажами стояли дубовые столы с мягкими стульями. Огромные окна как и в остальных помещениях дворца наполняли библиотеку светом, делая более приветливой и манящей. Книги были аккуратно расставлены по полкам в алфавитном порядке и разобраны по жанрам.
Девушка не сколько раз обошла центральную часть, рассматривая древние фолианты и тяжеловесные тома. За ними шли книги по географии и истории, чудь дальше естественные науки. Но все это было не то. Диаспро даже расстроено вздохнула. Сейчас ей хотелось почитать какой-нибудь роман или томик стихов поэта романиста. Она уже представляла себе романтичную картину: медленно листая страницы, в беседке или в тени-какого-нибудь дерева. А тут только какие-то книги «О развитии и становлении права Андроса».
- «Ведь у короля есть сестра, неужели ей интересно это читать?» - почти вслух думала девушка, легко касаясь корешок книг, и не замечая как в библиотеку вошла служанка и, сделав легкий реверанс, положила на стол перед принцессой записку. Раньше, чем Диаспро поняла, что происходит, служанка успела удалиться. Единственное, что теперь ей оставалась так это прочитать сообщение, переданное столь странным образом.
Это был аккуратно сложенный листок пергаментной бумаги. От него вяло свежими чернилами и чем-то ещё, но девушка не знала этот аромат. Записка была написана твердым и аккуратным почерком. В ней говорилась, что принцесса Диаспро великая герцогиня Эраклеона виконтесса Солярии приглашена на ужин к Его Величеству королю Таддеоса суверену Гуринеса и Орклифа протектору Энсо Эерику Родолфо Виртджорну. Девушка, конечно, слышала, что после восстановления династии Таддеос стал империей, а Эерика называют королем, чтобы показать, что он не значительней других. Да и сам молодой правитель не особо стремился менять свой титул, мотивирую это тем, что все страны, провозгласившие себя империей, вскоре гибли. Но такой титул поразил принцессу.
Ей не особо хотелось видеться с «королем», но перспектива ужинать с Блум нравилась ещё меньше. Если бы сейчас рядом была её мать или, не дай Бог, двоюродная тетушка Кассандра, то они бы хором заявили что оставшуюся половину дня надо потратить на подготовку к вечеру, чтобы поразить молодого короля. Но Диаспро делать этого не особо хотелось, конечно, она приведет себя в порядок, но только из вежливости перед тем, что ей не придется ужинать с Блум.
Дальше были изложены пожелания как можно хорошо провести время и быть снисходительней и добрее к Алисе. В самом низу записки через постскриптум было написано, что принцесса Домино ничего не должна знать, и запись о каких-то подарках Эерика. Девушка перечитала записку несколько раз, но не найдя намеков на столь заговорческое завершение, направилась в сторону покоев.
Которые, правда, были пустые: у Алисы не кончились занятия, а Блум пропадала неизвестно где. Зато в её покоях на мраморном столике рядом с хрустальной вазой с только что срезанными розами лежали перевязанные красной лентой книги: несколько томиков со стихами и пара романов. Девушка потянула за ленту, от неё пахло сандалом, не её любимый запах, но все же приятный, и, освободив книги, принялась их рассматривать. Видимо это есть первый его подарок. Не слишком роскошный, но своевременный. Теперь ей точно не придется переживать как бы не встретиться с Блум.

Отредактировано 21dasha (2011-12-21 00:24:51)

0

8

Девушка шла по длинному коридору к покоям короля. Здесь было уютно как и в остальной части дворца: мягкий ковер приглушал шаги, уже были зажженным лампы в виде канделябров, на стенах висели портреты бывший правителей. Но принцессе было не по себе. Её смущало уже то, что встреча будет проходить не в зале, и она пыталась вспомнить все, что знала о молодом короле.
Тадеос когда-то входил в состав одного союза, в котором так же были Эраклеон, Домино, Солярия, Линфия, Зенит и ещё десятки стран. Но с гибелью Домино союз начал разваливаться, и бывшие союзники принялись губить друг друга. Когда Эерику было четырнадцать, на Таддеосе прогремела революция: его родители были убиты, а ему с сестрой пришлой бежать. Их ждала участь разменной монеты в политических играх. К их счастью, их опекуном был назначен Аделрик и какое-то время они были и при дворе Солярии, и при дворе Андроса, и Эраклеона, даже посещали такие планеты как Зенит, Линфия и Мелодия. В течение двух последующих лет на Таддеосе оставалась не стабильная обстановка, которая вылилась в занятие ведущих постов государства сторонниками королевской династии и возникновению парламентской монархии. Пока все мальчики поступали в Красный Фонтан, чтобы играться с драконами, размахивать игрушечными мечами и развлекались с девушками, Эерику пришлось постигать науку правления, чтобы в этот раз не стать марионеткой уже в руках собственных министров. Несколько лет назад вся верховная власть перешла ему в руки. С тех пор на планете началось наращивание военной и магической мощи, была создана армия нового образца. Таддеос вернул себе звания одного из самых процветающих королевств, а вместе с ним свое прежние величие, и даже расширил границы влияния. Но вместе с тем он Эерик был милосерден к своим гражданам, не проводил зачисток и допросов с целью поиска инакомыслия, были отменены часть налогов, введены основные права и свобода слова. Для страны и её граждан начался золотой век. Но вот политическая обстановка на межпростанственной арене осталась неспокойной. Все готовились к тому, что после развала союза Таддеос может повести себя агрессивно, ведь он пока не заключил не одного нового союза, не расторг прежние, но и не сделал шагу навстречу, и главное мог сместить баланс на арене сил. Первыми в списки стояли Солярия, Домино, Эраклеон, Линфия, Мелодия. А верный способ заключить мирный договор - это женить короля на ком-то знатном из этих стран. Этим в ближайшее время и займутся короли, это и объясняет присутствие Блум и сулит в будущем наплыв остальных принцесс и знатных девушек.
Как-то раз Аделрик спросил Эерика, не испытывает ли тот каких-нибудь чувств к остальным странам. Солнце садилось за горизонт, окрашивая кровавым цветом дворец и его сооружения. Разговор проходил в кабинете короля: удобный дубовый стол, несколько мягких стульев и кресло, камин, который не был зажжен ввиду теплой погоды, карта мира и государства, портрет бывшего короля, чудом сохранившийся после революции, стеллажи с книгами, светильники, стены с тканевыми обоями вишневого цвета и ковры на полу. Юноша посмотрел на опекуна, его губы скривились в полу-усмешке.
- К нам относились как к бастардам, а ведь мы были последними представителями законной власти Таддеоса, - хотя его голос и был спокоен, чувствовалось, что те воспоминания до сих пор будоражат его рассудок.- За те два года Алиса из жизнерадостной и улыбающейся девочки превратилась в робкого и замкнутого ребенка. Нет. Мне не за что их жалеть.
Король отвернулся, а это означало конец разговора. Аделрику ничего не оставалось, как покинуть помещение. Эерик тем временем смотрел, как закончив занятия по верховой езде, его сестра весело спрыгивает с лошади и с улыбкой подает поводья конюху. Закатное солнце окрашивало его глаза в серый цвет, придавая им стальной блеск хищника.

***
Охрана оставила девушку одну перед самой дверью. Ещё несколько минут она стояла в смущение не зная, что лучше сделать. Наконец, вдохнув по глубже, Диаспро постучала в дубовую дверь. Ответа не последовало. Либо его не было там, либо это было немым приглашением войти. Единственным способом проверить это, было войти в комнату, что девушка и сделала.
Его спальня немногим отличалась от других: стены с узорчатыми обоями, ковры на полу, шкафы и ширма, кровать, на которой мог поместиться полк, на возвышении с балдахином. Сам хозяин сидел в чем-то больше похожем на кресло чем стул за маленьким, накрытым для двоих, столом и читал книгу. Как только девушка вошла, он отложил её и жестом пригасил сесть. Принцесса постаралась сесть как можно быстрее и главное, не смотря на другую часть спальни и жалея, что у её платья вообще есть вырез. Это не скрылось от короля, и дождавшись момента он усмехнулся:
- Похоже, вы не забыли о тех особых отношениях между мужчиной и женщиной, в которые на словах вас просветили те бандиты, - от этого принцесса подпрыгнула на стуле и побледнела. Ведь сейчас хозяином положения был он и сделать мог все, что ему могло придти в голову. Эерику не нужно было объяснять, что шутки не удалась, и поспешно извиняясь, ему пришлось успокаивать принцессу. – Поверьте, у меня и в мыслях не было вас напугать, а тем более причинить вред, - его взгляд тем временем блуждал по её лицу и постепенно перешел на остальное тело, позволив тем самым заметить одну важную деталь, и мужчину не сдержал своего удивления и выпалил. – На вас нет украшения.
- Что? – Диаспро могла только поражаться ходу его мыслей. Уж кто-кто, а он должен меньше всех думать о побрякушках. Королю пришлось объясняться второй раз за вечер.
- Вы не достигли последнего из основных уровней развития силы феи, так? - ответом был лишь немой кивок. – Феи, не закончившие обучения, напрямую зависят от своих сил, поэтому их называют феями, владеющими силой. Те, же кто закончил обучения, уже не зависят, а управляют своей магией, связаны с каждой её частицей в магическом измерении? поэтому их называют феями определенной магии:: так к примеру, фея Солнца может использовать свою силу в глубинных пещерах, хотя и не будет получать прямого солнечного света, но в то же время солнце не исчезнет с планеты, а значит не исчезнет её сила, - девушке нечего было на это ответить, и в её глазах застыл немой вопрос, на который мужчина мог лишь покачать головой. – Принцессой Домино всё несколько иначе: источник её силы скрыт в ней самой, иначе она просто бы не могла бы использовать свою магии, и в итоге не достигла бы необходимого уровня. Так что теперь можно сказать, что она и есть Великий Дракон, по крайней мере, его часть. Хотя до того как он пробудился в ней она питала силу от других источников огня дракона, таких как кольцо Солярии. - его взгляд стал мягче, в глазах появилась забота, а на губах улыбка. - Поэтому для того, чтобы использовать свою силу, вам всегда надо иметь при себе то, что связано с ней в данном случае минералы и драгоценные камни.
С этими словами он положил на стол небольшой ограненный бесцветный камень, девушке не стояло труда определить, что перед ней лежит, её подсознание само нашептывало ей название и свойства этого камня.
- Силикат бериллия и алюминия, - прошептала она, не отрывая глаз, камень притягивал её, его редкость завораживала.
- Проще говоря, эвклаз. Встречается много его оттенков. Мог стоять рядом с алмазами и изумрудами, если бы не его хрупкость и редкость, - продолжил за неё Эерик. – Теперь он ваш.
Диаспро взяла его в руки, она ещё не держала ничего подобного. Камень мог многое рассказать: место, где он появился; живые существа, которые его окружали. Поведать о своей судьбе, но главное о своем хозяине. И девушке нравилось то, что камень рассказывал о Эерике. Она сидела с закрытыми глазами, прижимая его практически к сердцу, будто желая чтобы, этот светлый камень стал его частью. Овеянный легкой грустью король смотрел на неё, не отрывая глаз. Сейчас она была такой светлой, такой прекрасной и доброй, и такой далекой …

http://s001.radikal.ru/i194/1107/ed/378a6fb03146.jpg

Отредактировано 21dasha (2011-08-21 23:35:54)

0

9

Не много не справедливо, не так ли? – наконец прервал тишину Эерик, усевшись поудобней в кресле, и сложив руки на груди. – В этой комнате можно найти элементы, из которых вы могли бы черпать силу, но вы ещё не достигли необходимого уровня, а другим даже не надо думать от куда происходит их магия, но так или иначе вы обе когда-нибудь станете верховными феями.
Девушка прекратила свое общение с камнем и уставилась на короля. Конечно, она проходила историю, законы баланса магических сил и изучала биографии великих фей, но об этом слышала впервые.
-В целом можно подразделить три категории выбора верховных фей, но так или иначе это можно определить с самого рождения, - продолжил разговор король, беря бокал, наливая в него вино и подавая его девушке. – Во-первых, мы делим на эти категории в зависимости от вида магии. Вы входите в первую категорию, вы фея минералов, но в то же время вы можете управлять драгоценными камнями и имеете ряд возможностей не доступных остальным. Верховная фея этой группы обладает общими силами, но в то же время имеет узкую специализацию, поэтому обучение ей дается сложнее, но имеет и ряд преимуществ. Так для фей звезд верховной будет Фея Солнца и Луны, для фей света - Фея Иллюзий, для фей огня - Фея Огня Дракона, для фей музыки и ритма - Фея Мелодии, для фей минералов - Фея Драгоценных камней, но никогда фея владеющая силой только одного элемента. Вторая группа, сюда входят самые древние виды магии, интересна тем, что здесь верховенство определяется строго наоборот, то есть от частного к общему: так для фей различных жидкостей, рек, океанов и озер верховной будет - Фея Воды, для фей животных и фей растений – Фея Неделимой Природы, Ну и, наконец, третья категория, самая молодая, это феи технологий, электричества и техномагии. Среди них верховной становится самая одаренная фея. Большинство правителей стремятся породниться с верховными фея, так как это увеличивает влияние их стран на магической арене.
Диаспро внимательно слушала его рассказ, ведь мужчина рассказывал гораздо интереснее и доходчивее её старой воспитательницы. Девушка с готовностью приняла бокал и даже сделала глоток, и чуть не поперхнулось. Это вино по вкусу отличалась от тех, что подавались на Эраклеоне.
-Оно из роз, - ответил король и тут же поправился. – Из шиповника если быть точнее. В отличии от садовых роз, он плодоносит, поэтому приготовление проходит легче. Его букет и вкус ничем не уступает вину из винограда.
Эти слова не особо успокоили девушку, но она не отказала себе в удовольствии сделать ещё несколько глотков. И к удивлению Эерика практически сразу же уснула в кресле. Король вздохнул, ужинать ему всё-таки придется в одиночестве. Взяв девушку на руки, он понес её в отведенные ей покои, стараясь при этом не разбудить саму виновницу и Блум.
«Если хоть одна из них проснется, та ещё будет сцена», - думал мужчина, пытаясь открыть дверь в спальню, а с учетом его ноши это было не так уж и легко. Свет в спальне не горел, а постель не была разобрана. Но Эерик посчитал, что одну ночь и так переживет, и не стал звать прислугу. Аккуратно уложив Диаспро на постель, он легко коснулся губами её лба. В ответ она лишь прошептала имя, даже не подозревая, как больно ранила его, ведь это имя он хотел слышать меньше всего.
Король быстро встал и покинул покои, его начинала злить эта глупая ситуация и её финал, но направился он не к себе, а к конюшне. Верховая езда лучший способ развеяться. Ему не стояло особого труда приготовить своего скакуна и умчаться в поля. Но даже несколько часов бешенной скачки не смогли прогнать из его головы мечтательно произнесенное имя короля Эраклеона.

***
Эерик вернулся во дворец только на рассвете. У входа его уже ждал Аделрик, и вид у него был крайне не довольный. Но королю было все равно, сейчас ему хотелось только одного: добраться до своей спальни и открыть бутылку хереса.
- Не слишком ли опрометчиво отправляться ночь на прогулку, да ещё и без охраны, - начал, было, советник, но его взглядом остановил Эерик, пробурчав, что после окончания празднеств принцесса Диаспро может покинуть Таддеос. После дни слова король говорил, уже взбегая по ступенькам, но ответ заставил его остановиться.
- Милорд, скажите, где мой король? – пожалуй, Аделрик был единственный, который мог сказать подобное без каких-либо последствий. Эерик оставалось только обернуться и посмотреть на старого друга, подняв одну бровь, как свидетельство недовольства и желания получить объяснения. – Мой правитель никогда не посовал перед трудностями и всегда шел до конца.
Но что мог понять старый советник. Это ведь не политика и даже не дипломатия, это противоречивые женские чувства, в которых они сами подчас не могут разобраться. Пришлось рассказывать об ужине, бокале вина и завершении этой комедии, прадва без крайних подробностей, как, к примеру, поцелуй. Одного могло радовать Аделрика, его король хотя бы повел себя достойно. Хотя его и несколько удивляла такое поведение короля.
- Милорд. Женщина та же крепость, подчас её надо брать штурмом, а чаще всего вести изнурительную осаду, - вздохнул советник, сейчас он казался даже старше своих лет. – Поймите, её с детства готовили в жены королю Скаю, а ведь вы знаете, как романтичны девушки в этом возрасте, она могла внушить себе, что влюблена в него. Чувство, по крайней мере, настоящее не может появиться на пустом месте. Такая мотивация дает лишь чувство уверенности в непогрешимости этой сказки, но не более.
- Я мог взять её в любой момент, - проговорил король, и в его словах слышалась горечь и сожаление о не сделанном поступке. А Аделрику оставалось только объяснять глупость выдвинутого суждения.
- Неужели вы думаете, что физическое насилие что-нибудь дало бы? – покачал головой старик, и почему в молодости всегда приходят такие мысли. – Возможно, вам бы и удалось привязать её к себе, но вы бы обрекли её на страдания, превратив её жизнь в кошмар. Эерик, вы поступили правильно, но теперь дайте ей время и запаситесь терпением.
Разговор постепенно успокаивал мужчину и приводил мысли в порядок. Из-за этого недоразумения не стоило делать глупости и разрывать ещё не состоявшуюся помолвку. Времени на сон оставалось все меньше, и было бы не плохо потратить последние несколько часов у себя в постели, нежели проклинать короля Ская на чем свет. Этим Эерик и решил заняться, завершая свое восхождение по лестнице и исчезая в глубинах дворца.

0

10

Завтрак принцесса благополучно проспала. Единственное, что её радовало, так это то, что она проснулась в одежде в своей спальне. А вот невозможность вспомнить, что случилось после нескольких глотков вина, в свою очередь пугало. К её счастью рассказать ей это мог второй подарок короля.
Слышать камни она начала ещё совсем маленькой девочкой. И этим не раз пользовались её родители для достижения своих целей. Ну, о чем могли поведать украшения знати? Что главное богатство, что, прежде всего статус, а потом человек, что выказывать свои чувства нельзя и опасно.
А этой способностью была крайне заинтересована королевская чета неспокойного Эраклеона. Благо девочка была из королевской семьи. Поэтому она была приглашена ко двору, где и начались её приготовлению к занятию такого важного поста, как королева Эраклеона. Диаспро потеряла связь с ровесниками, а её характер окончательно испортился.
Вот только остальные события прошлой ночи не особо порадовали девушку. Проклиная тупое мужское соперничество, девушка приводила себя в порядок. Как бы это странно не звучало, но её сильно волновало то, как он отнесся к произошедшему, и главное, как теперь будет общаться с ней. Единственный способ узнать - это обратиться к тому, кто прекрасно знает характер короля, к его сестре.
Алиса была к саду и опять играла с щенком, Блум же, на радость Диаспро, опять куда-то делась. А значит, можно поговорить с принцессой Таддеоса тет-а-тет без лишних подозрений. Предварительно взяв с девушки обещание, хранить все в секрете, Диаспро рассказала о произошедшем. И ответ её не порадовал. Ущемленная мужская гордость. Само осознание того, что тебя предпочли другому, мало кого может порадовать. Но мысль что этот другой тот, кто во многом даже не представляет: через что тебе пришлось пройти, ещё омерзительней. Вместо того, чтобы успокоится, девушка ещё больше разволновалась. Уж кто-кто, а она знала, что значит быть отвергнутой. И почему той ночью она прошептала это имя, она ведь даже не думала о нем. Алиса попыталась успокоить её, говоря, что Эерик не принимает подобное близко к сердцу, тем более знает её характер, и каждый может совершить ошибку. Но как бы принцесса не хотела в это верить, она понимала, что теперь между ней и ним огромная пропасть. И сама того, не желая, она сделала это практически собственноручно.

***
Ожидание всегда дается тяжело, а с чувством вины вдвойне тяжелее, Хотя и трудно представить себя виноватым перед тем, с кем знакома только два дня, но не перед тем, кому практически обязана жизнью. Практически четыре для король не то что не приглашал, не подавал о себе никакой вести. Из-за переживаний девушка не могла спокойно читать, а разговоры о светской жизни превратились в пытку. Алиса всячески старалась подбодрить девушку, чем просто доводила до кипения ничего не знающую Блум, которая в свою очередь стала реже появляться в их обществе. Да и Диапро не особо желала, чтобы её жалели, все чаще уединяясь где-нибудь в саду. Обычно девушки наказывают надоедливых ухажеров полным игнорированием, но для мужчины подобное затворничество перебор.
Новое приглашение она получила только на вечер пятого дня. И сразу же отправилась по запомнившемуся пути.
Она вошла не постучавшись, а он в свою очередь не отрывал взгляда от окна. Но обернулся на звук открывшейся двери. Повисла не ловкая тишина. Девушка, спотыкаясь, вошла в комнату. Все эти пять дней она продумывала, что скажет ему, но сейчас все слова вылетели из головы.
- Мне нужно кое-что вам сказать … точнее объяснить, - попыталась начать она, на этот раз рассматривая свою обувь.
- Не нужно, - сухо ответил Эерик, смотря девушке прямо в глаза. Он так же думал все это время и всё-таки пришел к выводу, что требовать привязанности глупо. Слова его советника, что чувство не может возникнуть просто так, глубоко засело в его сознание и принесло свои плоды.
- Нет, я обязана … должна, - запинаясь, запротестовала девушка, в горле появился комок, она смогла прочесть все его мысли по одному лишь взгляду. Это было странно, но это было так. Больше всего на свете ей хотелось объясниться. – Тогда я не знаю, почему я произнесла это имя, я не думала о нем… Вы устроили чудесный вечер и … спасли меня тогда. Вы предупреждали, а я не слушалась. Я не знаю, почему так вышло. Пожалуйста, прости.
Она говорила слишком быстро и не заметила, как перешла на «ты». А, закончив свою речь, уставилась в пол. Сейчас ей просто хотелось провалиться под землю. От неё снова отрекались, и она ничего не могла с этим, ведь в этот раз это было целиком и полностью её вина. Комок в горле достиг возможных размеров, а сама Диаспро была в мгновениях от того, чтобы разрыдаться. Её слова были искренними, в этом не приходилось сомневаться. А появившиеся слёзы глубоко тронули мужчину, и теперь он уже чувствовал себя виноватым. Но надо отдать должное способности Эерика быстро думать в критических ситуациях. За несколько шагов он преодолел разделявшие их расстояние и, опустившись на одно колено, поцеловал руку. Хотя двигаться ему все-таки следовало чуть-чуть быстрее, потому что когда он подошел, глаза принцессы уже были на мокром месте, а сама она плакала. Это был не спектакль, а настоящие надрывные рыдания. Его оскорбляло сравнение со Скаем, но он никогда не хотел довести её до слёз. Трудно представить, что девушка, о которой отзывались столь нелестным образом, на самом деле была так ранима. Король нежно привлек её к себе и, обняв, тихо шептал на ухо, что никогда не отречется и не бросит её.

0

11

Он сидел и тихо укачивал её как ребенка, чтобы успокоить, а она уснула на его коленях. Он не сдвинулся с места, боясь разрушить её хрупкий покой. Это ещё не было чувством, лишь желанием не уходить и желанием уберечь от всех бед. Но для каждого из них признание этого уже было огромным шагом.
Аделрик, во многом из-за просьбы уже начавшей волноваться Алисы, застал их только на рассвете, и было решено все-таки перенести девушку назад в её покои, чтобы сохранить остатки её репутации. От старого советника не укрылось, как молодой король смотрел на свою потенциальную невесту, но он промолчал.
Этим утром приехали первый гости – потенциальные невесты, правда о втором факте большинство из них не знали.
Принцесса Солярии в обществе своей подруги Новы и несостоявшейся сводной сестры Химеры. Стелла скандалила три дня и даже обещала устроить голодовку, узнав что ей придется ехать вместе с Химерой, но её протесты не были услышаны, а Король Радиус на отрез отказывался отправлять два экипажа и ко всему прочему в разное время суток, посчитав это детским капризом. Такую сцену Солярии не видела со времен амнистии графини Кассандры и её дочери.
Прибыла принцесса Андроса с гостившими у неё подругой детства Энн и Музой. Король разослал приглашения им всем, так как прекрасно понимал, что они и та приедут всей группой. На радость третей из прибывших, сегодня приехала и принцесса Мелодии Галатея, так что девушки точно не будут скучать. Ко двору вернулась и одноклассница Алисы Клариссы, правда, с нею было взято клятвенной обещание не устраивать самопальных фейерверков. Остальные должны были прибыть в ближайшии дни.
Принцесса Солярии хотела знать о всем, что делала Блум, но у той оказался не очень длинный список: большую часть своего времени она проводила со своей кобылой Пег, но это во многом по вине гостившей Диаспро. Стелла тоже не была рада видеть Диаспро, но ввиду путешествия на одном корабле с Химерой, ей уже не хотелось устраивать сцену по этому поводу. Существующий дресс-код не пришелся по душе самой модной принцессе магического измерения, и платья сменили мини, шортики, юбочки, топики, футболочки, туфли на высоких каблуках и так далее. Девушку интересовал и сам король, но Блум ничего не могла рассказать по этому поводу, а Алиса и Диаспро молчали как заговорщики, хотя Стелла и не собиралась спрашивать последнею, считаю, что после событий Эраклеона, она то точно не будет удостоена внимания короля. Но больше всего солнечную принцессу поразило полное неуважение короля к их персонам и не желание проводить аудиенции. И Стелла, не смотря на уговоры остальных, решила, что прибыла как раз вовремя, чтобы восстановить справедливость.

***
Как ни странно, но у феи Солнца и Луны тут же появились не обходимые силы, и процессия, а Стелла заставила пойти всех, возглавляемая солнечной принцессой двигалась по дворцу, минуя залы и анфилады комнат, благо девушка умела добиваться своего, а её положение не позволяло охране скрутить её и доставить назад в покои, а на все вежливые просьбы и уговоры девушка только огрызалась. Как удалось узнать будущей правительнице Солярии, король не покидал своих покоев, и она решила напариваться прямиком туда, повергнув своим решением в ужас Аделрика.
Диаспро и Алиса замыкали группу, хотя обе прекрасно знали правильный путь, но не мешали яростному поиску верного направления. Это давала время правильно обдумать ситуацию. Алиса знавшая, когда вернулась Диаспро, и как и теперь ко всему прочему и то, что король не покинул комнаты, в глубине души молилась, чтобы её брат был одет, когда она к нему нагрянут.
И он был одет, по крайней мере, его нижняя часть. Однако когда девушки вошли, он не успел даже потянуться за рубашкой, выставив свой торс на женское обозрение. От этого зрелища у девушек подкосились колени, у Стеллы, вошедшей в комнату первой, челюсть отвисла только на ура, а принцесса Галатея, как и подобает девушке из благородного общества, упала в обморок. Но этот театральный жест не был оценен по достоинству, хотя Эерику и не удалось вовремя поймать девушку, в этом ему помогли замыкающие процессию Алиса и Диаспро, он все-таки донес её до кресла и распорядился, чтобы позвали врача. На их нежданный визит мужчина только выгнул одну бровь, но смысл, зачем надо было приходить к нему в такую рань, был потерян. Наконец встряхнув головой, одев рубашку и удостоверившись, что с Галатеей все в порядке и она уже при ходит в себя, он обернулся к остальной публике и раздраженно спросил:
- Миледи, в эту комнату из представительниц слабого пола могут спокойно входить только моя сестра и моя жена. Так что соизвольте объяснить, что вам потребовалось в такую рань в моей комнате, и к какой из двух категорий вы относитесь, чтобы делать подобное?

0

12

В покоях, наконец, наступила тишина, Химера, может быть, и сошла бы за дальнюю родственницу, но никак не Стелла: золотистые волосы и загар, карие глаза – все это точно не имело ничего общего с внешностью мужчины. Этот вопрос смутил девушку, так как второй вариант ответа не совпадал с её планами касательно будущей жизни. Вместе с тем в ней, да и в Блум просыпалось негодование, что она любит только Брендона/Ская, и это любовь всей её жизни, и на кого другого она не смотрит, и как у Эерика язык то повернулся задавать такой вопрос. К их большому счастью Лейла уже прибыла во дворец и прекрасно знала церемониал этой страны, и к чему может привести гневная тирада девушек. Принцесса Андроса преградила им путь к королю и заговорила первой.
-Простите, мы не хотели вас тревожить, - сейчас девушка отчаянно пыталась понять по глазам короля, что твориться в его сознание, но взгляд правителя был непроницаем, однако он не перебил и не одним жестом не показал, что разговор должен быть закончен и поэтому девушка продолжила – но наш ранг обязывает вас хотя бы встретить нас, тем более за все это время принцесса Домино не была удостоена встречи с вами, хотя гостит здесь уже несколько дней.
- Принцессе понутру роль конюха, а не правительницы, - на этих словах Блум чуть не задохнулась от возмущения, но Лейла жестом велела молчать – иначе бы не проводила столько времени в конюшне, а у меня не так много свободного времени, чтобы пить чай со всеми гостьями моего дворца. Тем более принцесса приехала во дворец раньше по просьбе короля Оритела и короля Эрендора, что собственно никак вас не касается. А теперь покиньте мои покои.
Пришедшие к тому времени служанки и фрейлины Алисы, в один голос причитали: какой хищник их король и что же он творит с несчастными девушками. «Несчастным девушкам» крайне смущенным и раздосадованным ничего не оставалась, как покинуть покои и отправиться в себе, но солнечная принцесса и тут нашла лучик света, ведь у каждой из них новый гардероб по случаю празднеств, а значит, можно было устроить показ мод. Но идея была встречена крайне холодно: Блум в расстроенных чувствах отправилась на конюшню, а Лейла отправилась её успокаивать, Галатеи нужен был покой и, как рассудила Муза, готовившейся получить при дворе Мелодии титул фрейлины, мятный чай, поэтому девушки были заняты, Химера сочла эту идею слишком детской, а у Алисы начинались занятия, гостьи были повергнуты в шок, что не смотря на приближающиеся торжественные события, она продолжает заниматься, Стелла уже была хотела спросить, когда девушка собирается подбирать себе платье, но получила локтем по ребрам от Музы. После чего окончательно обиделась и ушла к себе. Мнением Диаспро никто не поинтересовался, и потому она направилась сначала к себе за книгами, затем в уютную беседку в саду.
«И чем больше их будет, тем больше это будет похоже на лечебницу для душевно больных», - обреченно думал Эерик, заканчивая одеваться и осознавая, что на этих торжествах он должен выбрать среди них ту, кто станет его невестой, а потом и правительницей Таддоеса. Но потому, что он увидел сегодня утром у него, да и у других правителей, не слишком удачные перспективы впереди.

***
Девушка сидела в беседке, неспешно листая страницы, ей никак не удавалось сосредоточиться, чтобы начать читать. Время как назло решило замедлить свой ход, погружая всех в легкую дрему. Сейчас девушке больше всего на свете хотелось искупаться в прохладном горном озере, и эта идея показалась ей не такой уж и сумасшедшей. Солнце собирало последние остатки дани с росы, напоминая, что скоро наступит зной, когда лучше укрыться в лесной чаще или покоях. К полудню птицы прекратят петь и начнут снова только вместе со сверчками. А это означало, что занятие Алисы закончились, а в такую погоду она, несомненно, согласиться составить её компанию.
Диаспро закрыло книгу и, щурясь, посмотрела на солнце. День сегодня обещает быть очень жарким, так что надо спешить. Туфли с низкими каблуками позволяли девушки двигаться достаточно тихо, а отсутствие слуг в это время – перейти с шага на бег и почти нестись по саду. Уже на бегу девушке пришла идея, что было бы не плохо взять с собой Галатею. Ведь с её здоровьем, ей нелегко было переносить переезды и тем более в жаркую погоду.
Единственное, что не учла принцесса так это то, что и другие будут прятаться от жары во дворце. И даже кобыла Блум вдруг вспомнит, что Общество защиты животных никто не упразднял, и откажется возить свою хозяйку. В итоге все девушки оказались запертыми в здании, кроме Стеллы, которая хотела позагорать. Но как только охрана нашла разлегшуюся принцессу в саду, девушка тут же была доставлена в свои покои. И в итоге своими причитаниями по поводу здешней охраны накаляла и без того не слишком прохладную обстановку. Трудно было сказать, кого это доведет быстрее: Музу или Химеры, или они сорвутся одновременно, но так или иначе, если ничего не предпринять в ближайшее время, этот исход мог стать единственно возможным финалом.
Приходу Диаспро никто не обрадовался, но и сил огрызаться при такой погоде ни у кого не было. Но это и не особо заботило девушку, сейчас у неё была другая цель. И она сидела на краю дивана, тщетно пытаясь выучить какую-то магическую формулу. Право, девушке было жаль несчастную: в то время как у остальных были каникулы, у Алисы на каждый день были запланированы занятия, и, судя по книгам, которые были у принцессы Таддеоса, она изучала гораздо более сложный уровень, чем проходили в Алфеи. Диаспро сама помнила эти фолианты из своего детства и вспоминала о них с содроганием. Единственное, что оставалось не понятным, так это зачем при таком прекрасном домашнем образовании девушка ко всему прочему ещё и ходит в Алфею? Но сейчас жизненно важным был другой вопрос, и на него следовал достаточно приятный ответ.
Действительно в часе езды находилось озеро, и что самое главное, они могли совершенно спокойно добраться до него, так как эта территория входила в охраняемый ареал. Уходить вдвоем было не прилично и посему, как полагает принцессам, хотя и не всем этого хотелось, девушки поделились идеей с остальными. И не смотря на царившие разногласия, перспектива окунуться в прохладную воду была слишком заманчива, чтобы отказаться, и гостьи согласились. Хотя и не без скрежетаний со стороны Стеллы и Химеры, и протестов Блум. Но сама возможность выбраться из под опеки «противного короля» стоила небольших уступок.

Отредактировано 21dasha (2011-11-20 00:08:27)

0

13

Кони бежали, переходя с аллюра на рысь, выводя наездниц с широкой парковой аллеи на узкую лесную тропинку. Ясный зной сменился на сумеречную прохладу. Деревья, пусть и были не такими высокими как там, где заблудилась Диаспро, но достаточными, чтобы своими кронами укрыть девушек от палящего солнца.
Единственная, кто сопровождала девушек, была София, именно она охраняла нынешнего короля Эраклеона в ночь его коронации. На Таддеос Софи, так уж полюбилось Стелле называть молодую женщину, прибыли с вполне определенной целью: обеспечивать безопасность невесты короля Ская. Что касается самой Блум, то Пег наотрез отказывалась принимать седока, после чего принцессе вежливо напомнили, что остальные девушки едут на обычных лошадях, и мучить бедняжку совсем необязательно. Однако возможность искупаться в озере воодушевляла девушку, и она была готова пойти на многочисленные уступки.
А вот Диаспро идея покинуть дворец уже не казалось такой уж и блестящей, напротив чем глубже девушки уходили в лес, тем тревожнее становилось принцессе. Она чувствовала себя беззащитным ребенком, уводимым все дальше в опасную и пугающую чащу. Но именно гордость не позволяла девушке развернуть коня и умчать назад во дворец.
Вплоть до пункта назначения девушки ехали молча. Алиса уже потеряла всякую надежду завязать разговор и теперь общалась преимущественно только с Клариссой и обменялась парой фраз с Диаспрой.Блум если и разговаривала, то только со Стеллой, Музой и Галатеей и несколько раз бросила гневный взгляд на Софию, как позже выяснилось, она тоже знала о приезде Диаспро, и Принцесса Домино все ещё злилась на своего новоиспеченного телохранителя.
Озеро было неглубоким и относительно теплым, его гладь походила на зеркало. С одной стороны пляж с мелким уже нагретым песком, с другой невысокие скалистые склоны. И все это окруженное ивами и орешником.Несколько каменных глыб выглядывали из воды. Полуденная тишина казалось была осязаема. Время будто остановилось в этом месте.

***
Едва успев разместиться, девушки бросились к основному занятию. И тут же поднялись плеск, визг и смех. И если вода хоть как-то и остужала головы, то, накупавшись вволю, девушки вернулись на берег, и вместе с ними и угнетающая атмосфера. Алиса попыталась хоть как-то разрядить её, рассказав легенду, связанную с этим озером и женой первого короля Таддеса. Якобы именно она предупредила мать девушки и Эерика о том, что детям следует тайно покинуть страну ради их же безопасности.
- Но главное, её целительские способности передались этому место, и оно защищает любого из нашей династии, - заканчивала рассказ девушка, довольная тем, что ей все-таки удалось отвлечь остальных от их постоянных склок, хотя и напугав впечатлительную Галатею. Тем временем начало смеркаться, а вдалеке послышался охотничий рог. Это вырвала девушек из их мирка, напоминаю, что время неумолимо. Пришлось вставать приводить себя в порядок, идти к лошадям и теперь в обратный путь через лес назад в замок.
На пол пути они вновь услышали рог, где-то рядом мчались скакуны, и были слышны возгласы мужчин, хотя по сведениям Софии в это время они должны быть одни, так как смена у караула должна быть не меньше чем через час. И хотя Блум, Стелла и Муза были уверенны, что справятся с подобной опасностью, остальных девушек это не воодушевляло, а перед глазами Диаспро стояли сцены ночного леса. К счастью большинства, София, рявкнув на девушек, приказала как можно быстрее двигаться ко дворцу. Через некоторое время кони уже были в мыле, а звук чужих коней не то, что не отдалялся, но даже казался ближе. В страхе Диаспро заставила лошадь бежать быстрее и из-за этого не заметила ветку, обзаведшись за это глубоко царапиной на лице. Она не могла коснуться рукой, но чувствовала, как по щеке вниз к подбородку бежит струйка крови. Страх был сильнее, он передавался остальным, а лошади тем временем не хотели слушаться, казалось ещё чуть-чуть и они упадут без сил. Стук копыт становился все ближе, лишая последних сумрачных надежд. Никто не хотел оглядываться, все сильнее прижимаясь к скакунам. София ругалась не хуже сапожника, проклиная все женские капризы и прихоти. Преследователи были неумолимы. На парковой аллеи они нагнали девушек.

0

14

Мужские забавы, вы не знаете меры, возгласы, пугающие вдали, оказались обычным смехом. Молодой король Эраклеона прибыл на Таддеос, чтобы обсудить дипломатические вопросы. По дороге он со спутниками решили немного размяться и устроили скачки с небольшой охотой. Заметив девушек, решили их догнать, не думая, что этим ещё больше их пугали. Но теперь не кому их отсчитывать. Их обучение закончилось. Они стали видными людьми в своих государствах и редко могли позволить себе мальчишеские забавы.
София, заметив неприятность, произошедшую с Диаспро, быстро подала девушке платок, взглядом велев ехать впереди. Но он не поравнялся с ней. Нагнав группу, король Эраклеона скакал рядом со своей невестой, благо во время скачки она оказалась в хвосте группы. Хотя Диаспро и не видела его лица, она чувствовала, что он ей не рад, более он поражен увидеть её здесь. Блум же получив в распоряжение своего жениха, как ни в чем не бывало, принялась обсуждать их грядущую свадьбу. И Скай пусть и не с большой охотой поддержал разговор. Неизвестно о чем думал король, возможно, подобное в глубине душе он и считал предательством.
Каждое слово о банкете, музыке и гостях болью отдавалось в душе Диаспро. Ей не хотелось этого слышать. И пусть она жалела несчастную лошадь, но все равно торопила её вернуться во дворец.
У главного входа она кое-как слезла с неё и направилась во дворец. Только сейчас Скай, помогая Блум слезть с лошади, окликнул её, только для того, чтобы девушка не спешила так во дворец.
Эерик ждал их внутри, взъерошенные и бледные девушки заставили его бровь поползти наверх, но задать вопрос он не успел, его опередил Скай, которого в свою очередь интересовало присутствие Диаспро. Мужчина выпрямил спину, он был на голову выше короля Эраклеона. Принцесса потупила взгляд, ничего не осталось даже от старой дружбы, теперь она просто незнакомый человек.
- Вижу, обучение в Красном Фонтане выбило из вас последние манеры, - он проговаривал каждое слово, и хотя в голосе слышалось негодование, его лицо оставалось спокойным, – но прошу не говорить так о….
…б одной из претенденток на роль невесты нашего почтенного короля, - раздался женский бархатистый голос. От этих слов прибывшие мужчины впали в недоумение. К ним шла, а вернее плыла, очень красивая женщина, на вид ровесница Эерика. «Бывшая любовница», едва слышно, посветила девушек в курс дела Алиса. Роскошные медные волосы и изумрудные глаза, пышная грудь и покатые бедра. Рядом с ней Диаспро чувствовала себя незрелой девчонкой. Экс фаворитка тем временем продолжала. – Да, вы не ослышались. Каждая из этих и ещё других девушек, - одним жестом женщина указала на девушек и будто не заметила взгляда Софии, способного расплавить бетон. - Может стать супругой короля. Ведь его нрав надо укротить, пока он не присмотрелся к какому-нибудь соседнему королевству.
Она смеялась над ними и их положением. Конечно, ни одна из них не могла соревноваться с нею. Она была женщиной. Но триумф её был не долог. Когда любовница попыталась коснуться плеча Эерика, он отстранился от неё как отчего-то склизкого и гадкого.
-Время, когда вы могли так спокойно расхаживать и говорить подобное, давно в прошлом, поэтому советую вам покинуть дворец и вернуться к своему… - его взгляд упал на Диаспро, точнее на её начинавший пропитываться кровью платок. Несколько секунд и он, уже потерявший всякий интерес к бывшей фаворитке, стоял радом с Диаспро и убирал платок, чтобы рассмотреть её лицо. И увиденное ему не понравилось. Софии оставалось только коснуться лба рукой и покачать головой, и не зря. Послышался женский визг. На ходу, распорядившись позвать врача, король Таддеоса, подняв за грудки, прижимал к стене короля Эраклеона. Бывшая любовница стояла пораженной, не находя больше слов для едких фраз.

***
Второй раз она видела его в гневе, первый случился в лесу. Но если тогда это было понятно и приемлемо, то в этот раз её не хотелось этого. Сквайр Брендон пытался кое-как отлепить Эерика от Ская, но его попытки кончились завыванием по случаю сломанной руки. Диаспро просто не знала что делать, её мысли перепутались, она не могла понять, чью сторону хочет защищать. Всю жизнь она готовилась стать невестой Ская, подобострастно смотреть и робко сидеть около трона на важных приемах и балах, ждать его в покоях, не спрашивая себя, почему он не приходит, не задумываясь о возможности появлению любовницы. А Эерик, она не знала чего он хочет, но он был другим, и как бы глупо это не звучало, каким бы противным он временами не был, она не могла выкинуть из головы. Рядом пронеслась Блум, с криками бросившаяся на мужчину, но её остановил Аделрик. Она стояла как дорогая кукла посреди роскошного зала бес права что-нибудь сделать, рану немного начинало щипать, кровь на щеке смешивалась со слезами.
Эерик не особо любил все эти светские забавы, в кабинете с министрами или на учениях он чувствовал себя уверенней. Ему было безразлично, что они решили устроить в лесу, главное, чтобы вовремя прибыли на переговоры. Но, увидев итог этого веселья, он рассвирепел. И путь это простая царапина и даже шрама не останется, Эерик жаждал крови молодого короля Эраклеона. Первому бросившему их разнимать он, не задумываясь, сломал руку, кажется, это был его сквайр Брендон или как-то так, это не важно, очередной выродок Эрендора, его происхождение не играло при дворе особой роли, его задача умереть за законного сына королевы, нынешнего короля. После этого пыл остальных поубавился, давая мужчине права делать все, что ему за благо рассудиться. На него попыталась наброситься принцесса Домина, но её остановил Аделрик. Эерик посмотрел на Ская. И ярость начала затухать. Перед ним стоял ещё мальчишка, несмотря на все через что он прошел, он ещё не знал настоящих ужасов жизни, выраженных не в великих магах и демонах, а в самих людях. Он отпустил его.
- Я должен принести извинения за свой проступок, но и вы должны гарантировать, что подобное больше не повториться, - желание привести приговор в силу затухло, ему ещё только предстояло повзрослеть, взгляд мужчины медленно перешел на Брендона. – Вашей травмой займутся лучшие врачи двора.
Сухо добавил мужчина. Он уже собирался, было развернуться, но путь ему преградил малиново-волосый.
-И устроить подобное и, сказав «Я должен принести извинения за свой проступок», развернутся, как ни в чем не бывало? – у него был другой уже взрослые глаза, возможно он станет не плохим собеседником и многое сможет рассказать. Эерик ответил взглядом, и они поняли друг друга, понял это и длинноволосый юноша, вроде бы племянник Саладина, хотя они вроде бы должны были прибыть только к самим торжествам, и юноша в очках. Больше эта компания его не интересовала.
Эрик взглядом нашел Диаспро. Она стояла посреди зала абсолютно опустошенная, из глаз тихо текли слезы, не было не наигранных всхлипов, не рыданий, только две бегущие струйки. Говоря по правде, молодой король не мог назваться хорошим утешителем, хотя и не выносил женских слез. Он подошел к ней, но она никак не отреагировала. Ему оставалось только тихо выругаться и аккуратно взять девушку на руки.
- Позовите Адриана, - распорядился Эерик, поднимаясь по мраморным лестницам, и унося девушку в её покои, ему было бы спокойней в своих но добрая половина присутствующих могла не правильно это истолковать. Он не оглядывался, но чувствовал, что процессия главных действующих лиц двинулась следом.

0

15

Адриан, личный врач короля, колдовал над Диаспро, старательно промывая и обрабатывая рану, и в очередной раз объясняю королю, что нет, шрама не останется. Адриану было за тридцать, но в отличии от старых морщинистых семейных врачей, он был крайне весел и дружелюбен, а главное мастер своего дела. Увидев его, Стелла сразу же окрестила Алису самой счастливой девушкой магикса, живущей рядом с таким красавцем. Кларисса в ответ, начала рассказывать о других видных мужчинах Таддеоса, находящихся подле девушки. Стелле после такой новости оставалось только позеленеть от зависти, а Алисе искать убежище. Несколько других врачей суетились вокруг Брендона, пытаясь придать его руке нормальное положение. Решено было не накладывать повязку, чтобы ранка заживала быстрее. Эерик подошел к девушке и коснулся её плеча. На этот раз она ответили ему взглядом, полным благодарности, хотя за что ей было благодарить его, это ведь он устроил не весь что и чуть не покалечил Ская. Но она все равно была благодарна.
-Надеюсь, в следующий раз вы позовете меня, когда выясниться, что её Высочеству не здоровиться потому что она ждет наследника, а не из-за очередной царапины полученной по глупости, - прервал тишину Адриан и с заговорческой улыбкой покинул комнату. От его слов Диаспро покраснела и уткнулась в пол. Наступила тишина неловкого молчания. Её прервал Ская.
- Диаспро, скажи, неужели те слухи при дворе правда? И ты действительно выходишь за него замуж? - он смотрел на неё и обвинял взглядом и тоном. Он отвернулся от неё, предпочел другую, и теперь понимая, что она больше не будет покорно терпеть его выходки, обвиняет её в предательстве.
Девушке хотелось сохранить в своем сознание только лучшие от Ская, но здесь, сейчас этот образ рассыпался в прах. Она посмотрела на Эерика. Принцесса даже не зала любит ли её король, и любит ли она его. Вначале он казался грубым и жестоким, но он говорил ей только правду и он заботился о ней. Молодой король больше не держал её плече и стоял поодаль, он предоставил ей право выбора. Возможно она всю жизнь будет любить только Ская, но она никогда не сможет забыть то ощущение равноправия, которое дал ей Эерик. Она уже давно решила, что больше не игрушка у трона господина. Её взгляд упал на Блум. Теперь она может быть счастлива, у Диаспро больше нет претензий на Ская. Любой бы политик сказал бы, что это крах государства, отпускать принцессу из богатого королевства, ради той, у которой страна живет былой славой и могуществом. Ведь Домино пусть и обладает огромной казной, не сможет быстро вернуть себе звание одной из ведущих держав. Но в это время главную роль играют чувства, даже если они могут ранить других.
- Да, Скай, это правда, - она ответила ему спокойно, казалось, тяжелый груз спадает с её плеч. – Я действительно выхожу замуж Эерика.

***
По лицу молодого короля Эраклеона можно было понять, что услышать эти слова от Диаспро он никак не ожидал. Его словно поразило молнией. Стелла прикрыла рот рукой, чтобы скрыть удивление, а Блум просто уставилась на парочку.
-Что? Что ты только что сказала? – еле проговорил юноша, мысли не укладывались в его голове.
- Она сказала, что выходит за меня замуж, - спокойно ответил Эерик и обернулся к Блум. – Она оставляет свои претензии на вашего жениха и больше не поднимает вопрос о разрыве дипломатических отношений между своим королевством и Эраклеоном с Домино.
Все смотрели на Диаспро, а она лишь опустила голову и молча кивнула. Её не хотелось видеть Ская, он считает это предательством. И ей не хотелось говорить этих слов, но так где-то в глубине души частица её была безмерно счастлива. Она не заметила как осталось одна с Эериком.
- Сильно болит? – мягко спросил он, не зная как к ней лучше поступиться. Девушка подняла глаза, ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять о чем идет речь, и лишь отрицательно покачала головой.
- У тебя такое лицо, будто ты сейчас расплачешься, - тихо проговорил он, садясь в соседнее кресло, но лишь затем, чтобы поцеловать её в лоб. Она не отдернулась и не сморщилась, а это был уже хороший знак. Он встал и, выходя добавил. – Тебе не нужно оставаться со мной из-за чувства признательности.
Диаспро осталось в комнате одна.
- Нет, я хотела этого, - тихо прошептала она в ответ.
Ская и Блум шли по коридору. Со стен на них взирали портреты бывших правителей Таддеоса, дарую не слишком приятные ощущения заблудшим сюда. Но сейчас короля Эраклеона волновало другое, он все ещё не мог прийти в себя после слов Диаспро. Как выразился Брендон, глядя на старого друга, неизвестно кому из них сломали руку. Блум тем временем что-то говорила про свадьбу, о том, что нужно немедленно сообщить о б этом родителям, и о том, что Диаспро не такая уж и плохая, возможно они даже подружатся. Ведь она строила эти козни из расстроенных чувств.
- Но теперь все по-другому, нам ничего не мешает, - щебетала рыжеволосая красавица. – Она любит другого.
Эта фраза эхом раздалась в сознание юноша, топча и так уязвленную мужскую гордость. Сейчас каждое слово его невесты капля за каплей переполняло его чащу терпения.
- Она его не любит, - ответил он Блум, всё теперь казалось ему таким простым. Девушка ошарашено уставилась на него. Конечно, его можно понять, он считал, что полностью владел её сердцем, и чтобы не случилось, мог вернуться к ней. Скай посмотрел на свою невесту, она явно не могла понять его ход мыслей.
«Она делает это ради нас, ради нашего счастья. Уверен, Блум, когда-нибудь и ты это поймешь», - думал юноша, нежно привлекая к себе девушку и целуя её в сумрачных коридорах дворца.

0

16

Блииин, как здорово!!! 21dasha, так красиво пишешь!! :love: Аж дух захватывает)) И правда читается на одном дыхании))) Пейринг необычный (в смысле, про Диаспро оч мало кто пишет), но мне безумно нравится)) :cool:

0

17

Pokergirl
Спасибо.

0

18

Утром, казалось, мир сошел с ума: Блум вместо того, чтобы как всегда чуть заря сбежать в конюшню, осталась в покоях и, несколько часов походив кругами, предложила Диаспро дружбу, мол, она, конечно, не подарок, но что не сделаешь ради любви, а теперь их разногласия и вовсе испарились. Стелла после много часового и очень шумного разговора со своим отцом, на радостях прибежала сообщать, что её и не планировали выдавать замуж за Эерика, на что им иначе была нужна Химера. Несостоявшаяся сводная сестра, тихо осознавая, что очередное королевство уплыло от неё, сидела в своих покоях, кусая платки и продумывая, как можно изменить сложившуюся ситуацию, ведь последнее слово будет сказано на самих торжествах.
Сам Эерик проводил переговоры с королем Эраклеона, который даже не подозревал, какие заковыристые интриги создаются в женских покоях.
Они встретились практически под вечер, по крайней мере, наедине. До этого ещё был обед в просторной зале, и когда Эерик ухаживал за Диаспро, Гелии всего на несколько мгновений показалось, что Скай ревновал, сидевший со своей невестой с противоположного конца ревновал. Она спокойно читала книгу в своих покоях, а он вошел  как настоящий хозяин  без стука, но тихо, как полагает хищнику. Эерик наклонился и нежно поцеловал девушку, но на этот раз не в лоб, как он делал вчера или при других. Его губы слегка касались её губ. Диаспро даже не знала, как лучше ответить на его приход, конечно, все присутствующие знают об их отношениях, но подобное было слишком фривольно. Зато, не задумываясь, ответила на его поцелуй, за весь этот день она ни разу не вспомнила Ская, и можно даже сказать скучала по Эерику.
Когда мужчина, наконец, посмотрел на её глаза, ему показалось, что она была удивленна. Вопрос «Неужели тебя никто не целовал» решено было оставить при себе. Король и так знал ответ. Он сел напротив. Он о стольком хотел с ней поговорить, о  стольком рассказать. Но сейчас все его планы и рассуждения были такими блеклыми и ненужными, что он просто сидел и смотрел на неё, пытаясь запомнить её каждую черту. Она не противилась, напротив делала тоже самое. Этот вечер они провели в молчание, в этот вечер они рассказали друг другу больше, чем когда-либо раньше. Часы пробили полночь, он покинул покои, тихо  пожелав её сладких снов. Девушка уже в который раз не позвала служанку, а сама переоделась и легла в постель. Она долго не могла уснуть, нежно проводя пальцами по губам и вспоминая ощущения её первого поцелуя.
Небо было ясным, и дворец освещала своим жемчужным светом полная луна. Гелия ни как не мог уснуть, думая о Флоре и сожалея, что она ещё не приехала. Он находил утешения в поэзии, сочиняя стихи, которые девушка никогда не услышит. Каждое законченное произведения погибало в зажженном камине. Этой ночью не спал и король Эраклеона. Он должен быть счастлив, он может беспрепятственно жениться на своей возлюбленной, но он не хотел  отпускать Диаспро.

Отредактировано 21dasha (2011-08-23 13:01:22)

0

19

Прочитала всё на одном дыхании,потрясающе пишешь!Прям ооочень интересно следить за сюжетом

0

20

Alura
*превращаясь в попугая* Спасибо.

0


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Молодой король.