Winx Club

Объявление

Добро пожаловать на самый магический форум Winx Club!



Регистрация в игру ОТКРЫТА.

Обязательно прочитать: Правила.



Новостей нет.

Время в игре: Осенний день.
Погода: Прохладно; пасмурно, на горизонте виднеются темные тучи.

Форумные объявления:

Ролевая игра снова открыта. Подробности в теме Новый сюжет. Попытки отыграть.
Если же у Вас есть какие-либо идеи по улучшению форума, то оставьте их в этой теме.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » День святого Валентина


День святого Валентина

Сообщений 41 страница 60 из 277

41

Интересно, жаль только очень мало. Я тут посмотрела, а почему ты никогда не пишешь от лица Дарси, Набу и Гелии?

0

42

Кусочки Дарси и Набу будут. Он вообще единственный оставшийся в Магиксе кавалер, ибо остальные на Эраклионе киснут, так что оценивать "заколдованных" фей именно он и будет вынужден. А вот Хелиа вряд ли, только Ривен и Скай будут.

0

43

Владлена
Великолепный рассказ! являюсь фанаткой вашего творчества уже год. Особенно нравится "Менестрель" Правда, у меня несколько иной взгляд на взаимоотношения героев, но тут уж у каждого своё мнение.
А скоро ли нам ждать продолжения "Сказки не о вас"?

0

44

Кстати, я хотела бы кое-что уточнить. После глобального переворота в Магиксе и всех обрушившихся на него бедствий Трикс так просто приняли обратно в школу? Если учесть, что они два раза её захватывали, и в 3 обокрали? Или они исправились и прониклись в светлом камне любовью к цветочкам и серенадам?

0

45

***
Я кидала ни взгляды, а взоры,
Но теперь я иного хочу,
Надоело это, надоело это,
Надоело это, надоело это,
Всю посуду переколочу.
Надоело это, надоело это,
Надоело это, надоело это.
Всю посуду переколочу!

Песня Анжелы (Кинофильм Король-Олень)
Работу в оранжерее пришлось немного отложить, Флора, наверное, полчаса потратила на то, чтобы уговорить Блум, уверяющую, что с ней все в полном порядке, хоть немного отдохнуть. Действительно, маловероятна возможность, что с кем-то из них в Магиксе что-то случится... во всяком случае, что-то, с чем они не могли бы справиться. Да и представление о «полном порядке» у Блум и Флоры, похоже, несколько разнилось... С одной стороны, цветочная фея вынуждена была согласиться, что ничем конкретным Блум не больна — они шестеро вообще с чистой совестью могли забыть о большинстве известных недугов, пыльца энчатикса исцеляла почти все, но, похоже, бесконечного резерва сил и нервов не предоставляла. Похоже, на Блум просто слишком много всего за последнее время навалилось... во всяком случае, Флора надеялась, что дело именно в этом, хотя просто так, на всякий случай, следовало бы уговорить рыжеволосую «пациентку» показаться госпоже Офелии, которая все же дипломированный Целитель, а не студентка-травница. 
- Я тебе как будущий Целитель говорю — профилактика в любом случае лучше лечения! - слегка нахмурилась цветочная фея, мягко вручая подруге чашку с травяным отваром.  Блум с несколько сомневающимся видом принюхалась к поднимающимся над питьем пару и вяло помотала головой.
- Я ничем не заболеваю, просто скверное настроение... Мерзко все как-то... уж скорее бы весна, наверное. Кроме того, я волнуюсь!
- Нельзя же волноваться постоянно! Отдохнуть тебе в любом случае следует. Последние полугодие самое тяжелое, Фарагонда, при всем к ней уважении, не станет делать никаких скидок «за героизм», Гризельда тем более — скорее наоборот, с нас спросит втройне, как с единственных на курсе обладательниц энчатиксов! А для поступления в магистратуру нам нужны будут отличные результаты — как же ты собираешься готовиться в таком состоянии? Так что допивай свой чай и иди выспись! Если ты действительно ничем не больна, завтра будешь действительно в полном порядке, - с терпеливым напором убеждала девушка. Она тоже волновалась... Флоре вообще часто приходилось волноваться за подруг, слишком уж остальные девчонки оказались... неусидчивыми. Лезли во все щели, искренне считая, что их участие необходимо, постоянно искали приключений на чью-нибудь голову, вечно рисковали... Она все еще не могла забыть, как Техна, которую цветочная фея всегда считала самой разумной в компании, едва не погибла, закрывая портал на Андросе. Конечно, умом Фло понимала, что это и был настоящий героизм, что... что кто-то так или иначе должен был это сделать, однако при мысли о том, что может потерять кого-то из подруг, у девушки все внутри замирало. Быть может, попытавшись закрыть портал все сразу, одновременно, они избежали бы лишнего риска, но Техна, принявшая решение раньше других, просто не потрудилась согласовать свои действия с командой. Все же она даже в кругу подруг оставалась чуть-чуть одиночкой, особенно в моменты, когда с присущей ей логикой полагала, что бессмысленно рисковать всем, когда можно решить проблему усилиями одного. Рационально. Отмахиваясь от «лишних» эмоций и колебаний. Техна и после того случая искренне не понимала, что Флоре в данной ситуации не понравилось. Если бы она погибла — что толку взвешивать всякие «если бы»? А осталась жива — тем более, в чем вообще проблема! Кажется фея с Зенита после своего подвига не просыпалась посреди ночи оттого, что перед глазами вновь прокрутилась картина смыкающейся воронки в бездну, из-за чего сердце пропускало один удар. В отличии от Флоры — не просыпалась. Но все же можно было убедиться тогда и в том, что Техна вполне способна о себе позаботиться, каким бы опасным ни выдалось очередное приключение. Она действительно... рациональна. И действительно не переживает по поводу того, что уже случилось. А Блум, словно мало того, что вечно оказывается в эпицентре любой истории, как граната в эпицентре взрыва, так еще и так тяжело переживает любое событие, принимается грызть себя какими-то не вполне понятными остальным мыслями и тревогами.
- Может быть, ты и права... - зевнув, Блум отставила пустую чашку. -  Но девочки...
- Не можем же мы всюду ходить вшестером, держась за руки! - Флора невольно представила подобный ансамбль в своей оранжерее и невольно передернула плечами. Хотя еще хуже, пожалуй, самой оказаться на спортивной площадке с Айшей — уж ее оттуда точно придется уносить! - Поверь, они могут о себе позаботиться...
Может быть, огневка и не прониклась к словам моментальной верой, но помноженный на усталость успокоительный настой уже сделал свое дело, сил и желания сопротивляться осталось мало. Но Флора все же, приобняв Блум за плечи, проводила ее в их общую комнату, твердо вознамерившись дождаться, пока подруга уснет. Уж аватару, ни много ни мало, изначального источника самой магии, внезапный прилив энергии может застигнуть в любой момент, но бурная деятельность сейчас ей точно не пойдет на пользу.
Впрочем, опасения не подтвердились, похоже, огненная фея из чистого упрямства находила в себе силы возражать, но и без успокоительного уснула бы, едва коснувшись головой подушки. Ее нездоровая бледность уже почти сошла на нет, только подтвердив правильность рассуждений. Оставлять Блум одну Флоре почему-то не хотелось, не иначе, заразилась общей нервозностью от остальных фей. Уж, казалось бы, где может быть более безопасно, чем в общежитиях Алфеи? Высшая Школа Фей, при всем своем несерьезном виде «кукольного домика», оставалась нерушимым оплотом даже когда другие две Великие Школы попадали под удар... Отругав себя за паранойю, цветочная фея все же подумала, что растения, для которых в оранжерее созданы все условия, из теплиц никуда не убегут, а вот Блум кипучая жажда деятельности может обуять в любом состоянии, поэтому взяла со стола стопку учебников и конспектов, перетащив их на свою кровать, и устроилась среди книг поудобнее, время от времени поглядывая на умилительно уткнувшуюся носом в пристроившегося рядом кролика рыжеволосую девушку. Во сне лицо огненной феи выглядело совершенно детским.
Как дети... наверное, в этом укоренилось отношение Флоры к подругам. Шумные, беспокойные и при этом бесконечно любимые создания. Когда заботишься о ком-то по-настоящему близком, любые хлопоты не кажутся в тягость... хотя и странное это чувство по отношению к компании совершенно взрослых — некоторые из подруг были старше ее самой — девушек. С полуулыбкой пожав плечами, цветочная фея заставила себя сосредоточиться на учебниках. Некоторые из конспектов пришлось одалживать у однокурсниц — со всеми этими приключениями шестерка фей частенько пропускала занятия, а безупречной памятью, как у Техны, Флора похвастаться, увы, не могла — приходилось выгадывать время на самостоятельную зубрежку.
Что же, по крайней мере, практика им вечно выпадает — всем на зависть. Хоть и не понятно, чему тут можно завидовать! 
В феврале еще темнело довольно рано, хоть дни и начинали удлиняться — кто может чувствовать это лучше растений, пусть даже комнатных, уже пустившихся в предчувствии скорой весны в бурный рост. За окном уже успели сгуститься сумерки, когда какая-то возня в гостиной их жилого отсека заставила Флору отвлечься от занятий и выйти встретить девочек.
В гостиной отчегоо-то царил полумрак, кажется, Техна и Стелла старались отчего-то пробраться в свои спальни как можно незаметнее, но, столкнувшись в почти утонувшей во мракегостинойй все же наделали шума, который и привлек внимание цветочной феи.
- Тише, пожалуйста, - Флора включила свет и недоуменно уставилась на подруг. - девочки... Стелла, что с тобой случилось? Ты на себя не похожа?
- В самом деле? - с очень унылой ехидцей устало переспросила блондинка... хотя сейчас солнечная фея казалась какой-то скорее бесцветной, чем золотоволосой. - Спасибо. Приятно слышать, что обычно я так не выгляжу... Слушай, Фло, у тебя не найдется какого-нибудь бальзамчика от ушибов? Я как-то ухитрилась навернуться...
Стелла продемонстрировала ссадины на предплечьях, кожа была содрана почти сплошняком от запястий до локтей, утратив свой нежно-персиковый оттенок и уже начиная наливаться синюшностью в потеках крови и грязи. Фея цветов с легким испугом охнула.
- Да, конечно, я сейчас... - пробормотала она, лихорадочно вспоминая местонахождение нужного флакончика на многочисленных полках и телепортируя его в гостиную. - Только промой сначала. О, великая Деметра... как же... почему ты не использовала пыльцу, чтобы излечиться?
- Использовать силу энчатикса, чтобы каждый синяк лечить — это стрельбу из пушки по колибри напоминает! - пробормотала Стелла, как-то странно вглядываясь в флакон с бальзамчиком перед тем как взять его из рук подруги. Видимо, тоже слышала от Мирты, что самым действенным целебным зельем является настойка на крысиных хвостах (причем хвосты эти являлись, хоть и основным, но далеко не самым... хм, специфичным ингредиентом — все же за полгода обучения в Торрентуволле Мирта успела нахвататься некоторых мало ценимых в Алфее знаний и умений) — но, в конце концов, уж подруги-то должны понимать, что Флора ни за что не станет использовать подобные рецепты! Кем надо быть, чтобы отрывать хвосты несчастным зверюшкам?! Правда, Мирта, помнится, на этот вопрос ехидно уточнила что-то вроде «Может, ты и лягушачьи лапки не ешь?» -  фея природы вообще-то была убежденной вегетарианкой, но тогда почему-то смутилась.
Техна хихикнула, заставив подруг слегка удивленно на нее покоситься, но Стелла, решившись все-таки взять флакон, немного неуверенным шагом направилась в ванную, а Флора наконец-то решила спросить:
- Где ты была весь день? Мы уже начали беспокоиться...
- Ну, прости, - Техна чуточку беспомощно улыбнулась. Хотя с ней, кажется, ничего страшного не произошло, фею цветов эта улыбка отчего-то заставила волноваться еще сильнее. - зависла на паре форумов с фанатами... я как-то раньше и не замечала, как у меня много поклонников. Хотя Блум и Стеллу, кажется, любит больше народу...
- На тебя это не похоже...
Техна слегка нахмурилась, попытавшись с обидой надуть губки, но ее тип внешности не особенно располагал к подобным гримасам, да и отсутствие опыта сказывалось.
- Может,  и ты меня считаешь занудой и аккуратисткой? Как эти... там?
- Я просто... так ты что, все это время провела в галанет-кафе?
- И что тут такого? Все же по сравнению с домашним компьютером там есть некоторые преимущества, хоть оборудование и страшное старье. Кроме того, там работают очень милые юноши. Забавно, они пытались со мной кокетничать! - подруга снова хихикнула.
- А ты что? - кажется, сейчас Флора была готова морально к ответу любой степени бредовости. С Техной что-то было категорически не так!
- Я? Я — нет! Ну, разве что улыбнулась им пару раз, но улыбаться — это ведь не значит кокетничать, верно? Да и вообще... связаться с Тимми так и не удалось! Этот старый хлам в кафе глючил по-страшному, пытался меня уверить, что я неправильно адрес ввожу! Как будто я читать в двоичной системе разучилась! Поскорее бы вернулись мальчики, что ли...
- Мы все скучаем... ты же не думаешь, что у них что-то случилось, Блум с самого утра говорит, что у нее плохое предчувствие...
- У нее оно постоянно! - Техна скривилась. - Когда у Блум не подвернется проблемы — она эту проблему выдумает! Нет, не в этом дело... смешно сказать, я, кажется, вирус какой-то подцепила! Как какой-нибудь чайник, Архитектор свидетель!
Флора едва сдержалась, чтобы не замотать лихорадочно головой. Какой вирус? Как она вспоминала недавно, получившие энчатикс феи практически ничем не болели. А чайник тут при чем? Не говоря уже об архитектуре...
- С тобой все в порядке? - на всякий случай спросила она.
- Вполне! То есть — не совсем, конечно, - выдала несколько противоречивый ответ фея технологий. - говорят тебе — вирус... Не могу ни на чем сосредоточиться, да еще эта генерация случайных действий. Туфли вот купила... Просто шла мимо, увидела их в витрине и зачем-то купила!
Если бы Флора знала подругу чуть меньше, она удивилась бы, что в этой ситуации с туфлями такого особенного. Стелла аналогичным образом могла приволочь с прогулки целый грузовик совершенно ненужных вещей. Но Техна... для Техны всегда существовала четкая цепочка: необходимость какой-либо вещи, обоснованный выбор наиболее подходящей в своих характеристиках и уже после этого — поиск именно этой и никакой другой. Случайно увидеть в витрине и просто купить...
- А главное, антивирус запустить не получается, - подруга с покаянным видом потерла лоб. - никак не могу разобраться в нем, когда мысли путаются... Придется ждать Тимми.
- У Стеллы ты, что ли этот «вирус» подцепила? Вряд ли такое заразно, а то бы уже вся Алфея штурмовала распродажи. И лечить эту болезнь, кажется, еще не научились... хотя у некоторых, говорят, проходит с возрастом.
- Да не болезнь, гуманитарий ты полнейший! Вирус... ну, как бы сказать, - Техна неопределенно пошевелила растопыренными пальцами. - как бы... сама понятия не имею, как он действует, но он действует. Вернее, нарушает всякую систему действий... хаотик, наверное... пф, надеюсь он не вызовет у меня желания носить маски кабуки и кожаное боди с сапогами на подвязках! Это даже для моды Магикса чересчур! - подруга звонко рассмеялась над какой-то одной ей понятной шуткой. Флора помассировала виски. Сама она не въедет в происходящее с Техной, даже при менее сумбурном объяснении — признаться, все эти хитроумные устройства и специальные термины, без которых не мыслили жизни уроженцы Зенита, линфейку до сих пор немного пугали. Она и мобильником-то решилась обзавестись только на втором курсе, когда начала встречаться с Хелиа, чего уж говорить о чем-либо более продвинутом... все верно, тут нужен Тимми.  К празднованию Валентинова дня ребята обещали непременно вернуться, осталось не так уж долго...
- Может, тебе посоветоваться с профессором Палладиумом? - припомнив, что один из преподавателей Алфеи питает несколько атипичную для эльфа тягу к научно-техническим инновациям и может хотя бы понять, о чем вообще идет речь, а — может быть — и чем-то помочь, предложила фея природы.
- Неудобно... да и выставить себя полнейшим чайником перед одним из учителей, когда до заключительных экзаменов всего-то ничего осталось... совсем уж никуда не годится.
Возразить ничего Флора не успела, даже если бы и сумела найти слова для возражений, но внимание отвлекла вошедшая в их гостиную светловолосая девушка. Почему-то показалось, что появилась она не из коридора, а со стороны спален, хотя, наверное, Флора просто не сразу ее заметила. Особенно заметной девушку действительно нельзя было назвать — хоть Флора и искренне считала, что знает по именам всех их однокурсниц. Не смотря на то, что эта явно была ей откуда-то знакома, вспомнить, кто это и с какого факультатива с ходу не получилось. У студентки были гладко собранные в пучок светлые волосы и довольно миловидное, хотя и какое-то не слишком выразительное личико, частично скрытое очками с круглыми стеклами. Пока Флора пыталась сообразить, где уже могла видеть эту фею, Техна со странным смешком ткнула в вошедшую пальцем.
- Гм... настоящая!
- Что? Чего вы на меня так уставились? - прекрасно знакомым голосом воскликнула светловолосая. - В чем дело?
Цветочная фея просто дар речи на несколько мгновений потеряла.
- Она еще спрашивает! Ходит тут столь странным образом одетая, - Техна подергала девушку за ворот свитера-водолазки мягкого бежевого цвета.
- Что в моей одежде странного? - поправив очки, Стелла недоверчиво рассмотрела этот свитер и голубые джинсы, недоуменно покачав головой. Только теперь до Флоры дошло, что гладко стянутые на затылке волосы на самом деле просто мокрые после душа.
- Ну... ты ОДЕТА...
- Стелла?! - наконец сумела из себя выдавить Флора. - Что это... что это за наряд? И зачем ты надела очки?
- У меня близорукость минус четыре, - пожала плечами принцесса Солярии. - просто с двенадцати лет компактные линзы ношу, а сегодня, когда упала, потеряла их... вернее, случайно раздавила. Завтра куплю новые, но не ползать же до завтра слепым кротом по стеночке... Да уж! - заглянув в висящее на одной из стен зеркало, Стелла вздохнула и понурилась. - Еще бы скобки на зубы — и прям ностальгия по золотому детству! - она карикатурно оскалилась. - Но вовсе ни к чему делать такие лица! Вы меня видели в обличье помеси жабы и бегемота, неужели так шокирую всего лишь после не самого лучшего дня в жизни?
- Еще как! - Техна хмыкнула. - А одежда?
- Знобит что-то, решила не бегать после душа в халате...
- Прости нас, пожалуйста, - тихо сказала фея природы. - я тебя правда не сразу узнала... мы совсем не хотели тебя обидеть! Как твои ушибы?
- За пару дней заживут, надеюсь... придется пока походить, как вы изящно выразились, в одежде. Можно подумать, обычно я голышом бегаю!
  - Ну-у... недалеко оттого... может, раз уж ты решила сменить имидж, одолжишь мне тот оранжевый топик на эти пару дней? Думаю, он как раз подойдет к моим новым туфелькам!
Настала очередь Стеллы в некотором недоумении глазеть на собеседницу, однако, слегка похлопав глазами, светловолосая фея довольно равнодушно кивнула.
- Знаете, девочки, по-моему вы все... слегка переволновались. Что-то случилось, Стэл? - снова начав колдовать над чайником, поинтересовалась Флора. - Ты же плакала не из-за того, что упала.
Обреченно вздохнув, принцесса солярии присела на краешек дивана и, уставившись в пол, стала рассказывать подробности «не лучшего дня в своей жизни». За собственное поведение Стелле уже было стыдно, кажется, она только убедила маму и тетушку в своей безответственности и полнейшем неумении с претензией на разумность самостоятельно устраивать судьбу... задним числом пришло понимание, что можно было поговорить спокойно, объяснить все... у тетки, конечно, тот еще характер, но мама бы не стала настаивать на этой затее, поняв, что дочь настроена серьезно. А как они отреагируют на бестолковую детскую истерику? Разве что убедятся в своей правоте... И перед Луаном было немного стыдно — хоть сам юноша тоже мог бы быть и повежливее. В конце концов, он в данном случае был с ней одного мнения... да и сам был изрядно ошарашен...
- Любая из нас вспылила бы от таких новостей, - попыталась подбодрить солнечную фею Флора, расставив по столу чашки и поглаживая Стеллу по ладони. - со всеми бывает.
- С тобой, могу поспорить, ни разу не было!
Цветочная фея вздохнула. С какой-то стати все ее принимали за какого-то сахарного ангелочка, по недоразумению принявшего человеческое обличье, по определению не способного с кем-то поссорится или накричать. Ссор Флора действительно избегала — просто не считала их способными решить что бы то ни было... но это же не значило, что она вовсе не испытывает обычных, хотя и не совсем хороших человеческих эмоций!
- Кузен-то хоть симпатичный? - лениво поинтересовалась, откинувшись на спинку дивана, Техна. Стелла пожала плечами.
- Обыкновенный...
- Угу, ясно, - потеряв всякий интерес к исповеди, фея с Зенита принялась что-то рассматривать на потолке. В принципе, никто и не ждал с ее стороны каких-то советов, Техна была специалистом во многих областях, но только не в вопросе человеческих отношений. - впрочем, судя по реакции, ты тоже не его мечта!
- Вот увидите, все наладиться! - с преувеличенным оптимизмом пообещала Флора... но именно в этот момент скрипнула дверь в коридор и в гостиную, воровато оглядываясь, проскользнула Муза, совершенно без энтузиазма на лице заметив сидящих на диванчике подруг. - Что-то ты сегодня рано... Представляешь, мы...
- Извините, девочки, потом, - отводя глаза, прошептала фея гармонии, быстро сворачивая к своей комнате. Отрощенные летом волосы почти закрывали сейчас скуластое личико черной вуалью. Флора быстро встала, поймав Музу за плечо.
- И что с ТОБОЙ случилось? - обуреваемая худшими предчувствиями, осторожно спросила она. Брюнетка уставилась в пол.
- Горло болит, - еще тише, с явной неохотой ответила она. - Голос сорвала, взяла слишком высокую ноту... Вернее... в концертном зале произошла небольшая авария, люстра грохнулась, я испугалась, закричала — и вот...
- Видимо, нота вышла действительно СЛИШКОМ высокой! - буркнула Техна.
- Люстра упала не поэтому! Или ты тоже думаешь, что я пою так отвратительно, что... - Муза попыталась по-привычке негодующе заорать, однако получившийся хрип был почти сразу прерван судорожным кашлем. На темных миндалевидных глазах выступил слезы не то от кашля, не то от обиды и злости.
- Успокойся, не нервничай... тебе вообще разговаривать нельзя, подожди, я сейчас чаю с медом тебе сделаю... - засуетилась Флора.
- О Турнире в Гармонии можно с чистой совестью забыть, - едва слышно прошептала Муза, отрешенно глядя на нее. - оно и к лучшему, все мои выступления просто отвратительны, я бы опозорилась на весь мир Мелоди!
- Ну что за чепуха, уверена, ты непременно была бы... будешь лучшей! А голос восстановится максимум за неделю, в крайнем случае прибегнем к пыльце, уж это точно не стрельба по воробьям, а действительно важно... Ты непременно победишь!
- Ты просто, как всегда, деликатничаешь! Ты ведь никого никогда не можешь обидеть! Даже Техна сказала...
- Техна сама не контролирует то, что говорит. Говорит, это из-за вируса, который заставляет вести себя... примерно, как Стелла себя обычно... ой, прости! - досадливо поморщившись, фея природы шлепнула себя по губам.
- Не стоит. Не ты же виновата, что я — пустая легкомысленная кукла, - почти не изменившимся голосом откликнулась солярйка. - раз абсолютно все так считают, видимо, так и есть...
- Стеллочка, я вовсе не хотела сказать... Муза, тебе лучше...
- Хватит, наконец, с нами нянчиться! - хрипл отрезала Муза. - Чаю я себе и сама налью, а ты иди... в свою оранжерею, хотя бы. Цветы, в отличие от нас, точно сами о себе не позаботятся!
Готовая сгореть со стыда Флора кивнула. Правильно, помочь она ничем толком не может, а от расспросов девочкам, кажется, только хуже... Оставив подруг в гостиной, девушка на всякий случай заглянула в спальню Айши, заметив, как ей показалось, включенный свет. В комнате действительно горел ночник, а хозяйка сидела на кровати, обхватив руками колени — сначала Флора увидела только спину, закрытую шикарным каскадом темно-каштановых кудрей — но на скрип двери мулатка резко обернулась. В свете ночника бирюзовые глаза сверкнули как-то странно...
- Ты меня напугала! - резко заметила принцесса Андроса.
- Извини... ты где-то пропадала весь день, и мы не заметили, когда ты вернулась, я подумала...
- Когда мне надо, тогда и вернулась!
- У тебя все хорошо? - припомнив сегодняшнюю безрадостную тенденцию, осторожно спросила цветочная фея. Айша искривила полные губы.
- Фло, отстань ты ради Океана, а! Или что там у вас на Линфее? Ради священного дуба! Никого не хочу видеть, - резко отворачиваясь, огрызнулась она.
- Прости, пожалуйста.
Так и не дождавшись больше никакого ответа, Флора осторожно прикрыла за собой дверь и поплелась в оранжерею. Обычно там ей всегда становилось легче...
Приближалось время отбоя, поэтому, если в коридорах Алфеи студентки еще бродили, парк и оранжерея успели обезлюдеть. Только одна незнакомая девушка — первокурсница, должно быть, Флора ее здесь раньше не встречала — с задумчивым видом бродила среди зарослей. Невероятной даже для феи красоты девушка с жемчужной, даже слегка сияющей, кожей и шелковистой копной черных волос, едва ли не подметающих пол... Впрочем, не Флоре, чья собственная шевелюра в энчатиксе как-то ухитрялась вымахать до такой длинны, что первое время фея в тайне боялась в них запутаться, было об этом судить.
- Добрый вечер. Ты что-нибудь ищешь? Я тут все знаю, могу помочь...
- Всем готова помогать, ну надо же, - изящным движением чуть склонив голову, мелодично проговорила незнакомка. - просто мать Тереза! Хотя, в твоем случае, скорее матушка-природа! Всем помогать, всех опекать, обо всех заботиться... Но, знаешь, люди редко, в отличие от цветов, бывают за это благодарны. Цветочки хотя бы не нахамят в ответ на лучшие намерения....
- Ты ведьма, - быстро осознав свою ошибку, пробормотала фея природы.
- Меня зовут Людмила, - темноволосая красавица улыбнулась. - ну да, ведьма, ну и что с того. Феи тоже далеко не все стараются быть такими очаровашками, как ты. Та же крысиная грызня, что и у нас, только под лакировкой с блестками и фальшивыми улыбками. Многие ли тут сопереживают от чистого сердца? Ну, не считая тебя самой, конечно? - протянув тонкую руку, ведьма положила ладонь Флоре на грудь. - Думаешь, тебя все любят за то, что ты такая милая, да? А этим просто пользуются. Иногда даже «спасибо» никто не скажет, верно?
Перед глазами почему-то пронеслись раздраженные лица подруг... Флора отрицательно покачала головой.
- Мне нравится заботиться. О людях, цветах, животных... разве это важно? Дело вовсе не в том, чтобы казаться кем-то или какой-то... и не в том, чтобы ждать бесконечных благодарностей. Мне просто приятно помогать.
- Понятно, - отступив на шаг, Людмила развела руками. На мгновение взгляд зацепил браслет из черного жемчуга на тонком запястье. - но мне ничего не нужно, знаешь ли. Хотя, благодарю, конечно... Счастливо, матушка Тереза!
Отчего-то в этой девушке чувствовалась какая-то пронзающая ее насквозь фальшь... даже для ведьмы, хотя в Торрентуволле в какой-то мере принято прятаться под масками. Да и только ли там? Быть может, у фей просто маски другие и Людмила эта не так уж не права, говоря о сходстве школ при всех их различиях? Интересно, что ей было тут нужно? Хотя в самом по себе визите ведьмы в Алфею уже не было ничего паранормального, не то что еще два-три года назад... Какими бы ни были маски что ведьм, что феи — как правило, они для каждой свои, выработанные с годами воспитания и поведения, а эта словно бы надела чью-то чужую и не успела еще в полной мере к ней привыкнуть, что ли...
Продолжая размышлять уже за работой, Флора внезапно краем глаза увидела в зарослях что-то серебристо-синее...
- Опять ты?! - воскликнула она. Заросли зазмеились хищными лианами, в мгновение ока опутав плотным коконом маленькую импу, не успевшую дать деру. Огромные хрустально-синие глаза испуганно смотрели на фею с голубоватого личика, обрамленного серебристо-белыми, легкими, как пух, волосами. - Снежана! Ты опять воруешь мои цветы, маленькая дрянь?! Я же запретила тебе к ним приближаться!
Голубая мордочка демонессы стала откровенно плаксивой, обычно Флору это разжалобило бы даже при понимании, что импа притворяется... но сейчас гнев захлестнул фею с новой силой.
- Ты убиваешь мои цветы!
- Вовсе нет! - пискнула Снежана. - Я сохраняю навечно их красоту. Цветы в кристаллах никогда не вянут...
- Но и не ЖИВУТ!
Щупальце лианы, повинуясь мысли волшебницы чувствительно шмякнула импу об пол оранжереи. Теперь в синих глазищах испуг был самым искренним...
- Убирайся вон, колдовское исчадие! - с силой опустив ногу совсем рядом с крошечной демонессой, рявкнула Флора, сама оглушенная водоворотом обуявших ее чувств... которые фее совершенно не нравились. - И даже не приближайся к моей оранжерее, если не хочешь, чтобы тебя раздавили, как кусочек льда! Прочь!
Снежанка, слегка оправившись от шока, покрутила, насколько можно было разобрать в крошечной варежке, пальцем у виска и послушно исчезла в маленьком водовороте серебристых снежинок.
«Как я могла такое сказать? Даже импе... что со мной происходит?»
В полнейшей растерянности Флора запустила ладони в волосы, сдавив голову пальцами.

Отредактировано Владлена (2009-06-26 10:41:21)

0

46

на какой-то одной ей понятной шуткой

в предлоге букву дописать забыли))))

0

47

А, спасибо... чечас исправлю.

0

48

Dearis,Альбирео,
Отвечу сразу, ибо да, будет продолжение "Сказки" и там будет о том, как ведьмочек допустили к заключительным экзаменам. Вернуть обратно винксов и отправить "по месту прописки" Стражниц можно было только с их помощью, а за "спасибо" Айси это делать отказалась, только за взятку.

Отредактировано Владлена (2009-06-27 09:17:08)

0

49

Теперь понятно. Ну тогда ждём продолжения)))

0

50

Хех, значит, второе название "Менестрель. Начало"... Тяжело наверное одновременно два фанфа писать. Но судя по периодичности выкладывания глав, желание неиссякаемое, это радует)

0

51

Волк написал(а):

Тяжело наверное одновременно два фанфа писать.

о, если бы только два!

а вот снежанкины проделки

увеличить

увеличить

0

52

Тая - ведьма черных роз.
Ой, прелесть какая, особенно первая))) Действительно похоже.

0

53

Рассказ действительно качественный.

0

54

Спасибо)

0

55

В очередной раз с восторгом прочитала твой фанф.Очень понравилось :cool: Только у меня туповатый вопрос,который я не могу выбросить из головы - нафига Людмиле заколдовывать Викнс?

0

56

Она не совсем их заколдовала - эти чары направлены не на самих фей, просто феи - непременный "компонент" для заклинания.
Для "Звезды" осталось набить один кусочек, потом, надеюсь, вскоре возобновить и "Валентинов день".

0

57

Отлично,буду ждать :flirt:

0

58

Владлена
Или я тупая,или я догадалась,что сделала с Винкс Людмила.Как мне кажется,она отняла у каждой феи (не считая Блум) самое важное для нее.Голос Музы,красоту Стеллы,добро Флоры,ум Текны.А вот,что случилось с Лейлой я не поняла.

0

59

у Айши - решительность. В общем-то да, на "основные" качества фей там все и оказалось завязано.

0

60

***
В воздухе Эраклионского дворца Ривену почудилась слабая, едва уловимая горечь полыни. Если в этом мире и росло это растение, маловероятно, чтобы ему вздумалось цвести в такое время года, а для оранжерей, из которых слуги могли бы притащить и расставить всюду букеты, полынь тем более не подходила. Впрочем, стоило отвлечься от раздумий и уже осознанно втянуть воздух, едва уловимый флер рассеялся. Как сон. Ривен никогда не помнил своих снов, не было в них той красочности и яркости, что видят мечтатели – если какие-то грезы и посещали юношу, то таяли туманной дымкой в считанные мгновения после пробуждения, изредка оставляя смутное беспокойство или раздражение. Хотя, у этих беспокойства и раздражения могли быть сотни других причин!
Вроде банальной скуки.
Полушутливое изречение о том, что на работу других можно смотреть бесконечно, Ривена не просто не касалось – для него вынужденное безделье в гудящем и суетливом, словно пчелиный улей, дворце превратилось едва ли не в пытку. Если Брендон оказался действительно нужен новоявленному правителю – хотя бы для моральной поддержки – то все остальные в «личной гвардии» оказались явно не у дел. Попытка попрактиковаться в навыках шпионажа тоже не развеяла скуки, заговоров-то при дворе было предостаточно, кажется, это считалось обычным нормальным делом, но все – настолько мелочные и несерьезные, что попытка разоблачать мающихся дурью придворных выглядела бы нелепо. Тем более, к болезни старого короля ничьи интриги и козни отношения не имели – должно быть, отречение действительно подкосило его серьезнее, чем можно было ожидать. А поначалу-то складывалось впечатление, что бывший монарх напротив, только рад был перебросить на плечи сына накопившуюся гору проблем… наверное, и у него самого складывалось – но спокойной жизни «на пенсии» не получилось. Впрочем, Ривен ему уж точно не сочувствовал. Юноша и по жизни-то не страдал переизбытком человеколюбия: глупость это, в общем-то, говорить о любви ко всем людям вообще, любить можно довольно узкий круг близких, несколько к большему кругу знакомых относиться, в общем и целом, благожелательно, но до подавляющей части человечества дела ему все равно нет и не будет. А бывший король Эраклиона к тому же ни малейшей симпатии не вызывал. Раздражали Ривена такие люди – считающие, будто кто-то станет платить по их счетам, нести ответственность за чужие поступки. Со Скаем, конечно, хотя бы в меру своих невеликих дипломатических способностей, приходилось демонстрировать всю возможную тактичность, отец все-таки, хотя, наверняка, и у сына находящийся не на лучшем счету. У благородных, действительно благородных, а не просто родившихся в «нужной» семейке, людей, особенная система мышления, которую Ривен не совсем понимал, но постарался научиться уважать – Скай был как раз из таких. По его личному мнению – на свою же беду. Почти сказочный образчик Светлого рыцаря. По макушку забитого слащавыми р-романтическими бреднями. Выздоровеет теперь его папаша или нет, у самого молодого короля проблем в любом случае не убавиться, а о радикальных решениях вроде того, что, по подсчетам Ривена, процентов этак сорок дармоедствующих при дворе министров и так называемых советников с повадками типичных «слуг народа» следовало бы гнать в три шеи, Скай и слышать не желал. Не хотел, видите ли, в самом начале «карьеры» правителя прослыть самодуром и тираном! И это еще в мире с абсолютной монархией.
Юноша скользнул взглядом по гостиной комнате выделенных им во дворце апартаментов – довольно скромных по здешним меркам, но непривычного к подобной обстановке Ривена все равно гнетущих официозной роскошью. Кажется, никого, кроме него, ни обстановка, ни ситуация не напрягали – Брендану не привыкать, а Тимми и Хелиа вообще по жизни выше таких мелочей. Вот и сейчас – один развлекает болтовней притащивших обед служаночек, второй унесся в свою привычную нирвану, третий выводит какие-то абстрактные наброски карандашом в блокноте – просто идиллия. Только Ривен, лишившись возможности и делать хоть что-то полезное и покинуть дворец, чтобы самолично разведать обстановку хотя бы в столице, не говоря уже о более отдаленных регионах довольно крупного королевства (поскольку юный монарх только что не умолял друзей не оставлять его сейчас в родном «гадюшнике», а когда друг является еще и работодателем, просьбы разумнее принимать, как приказ), откровенно маялся от скуки и нарастающей злости на весь мир. Его агрессию регулярно требовалось сцеживать – и раньше юноша искренне полагал, что военная карьера обеспечит необходимые для этого жизненные ситуации, но последнее время эта уверенность серьезно ослабла. Нашелся бы, что ли, среди этих горе-заговорщиков хоть один с претензией на реальную государственную измену, а не просто жаждущий занять кресло повыше да поудобнее! У Ская, конечно, и без того забот полон рот, но, значит, особой разницы и не возникнет, а выудить хоть какую-то пользу из нарастающего кома трудностей не помешает. Проредить ряды совсем уж зарвавшихся государственных деятелей, укрепить сеть собственного влияния (хотя какая там сеть, пока что – пара заброшенных ниточек, не более). С другой стороны, стоит ли стараться, когда максимум через год намерен отсюда сваливать совсем в другое королевство к другому двору с другими порядками? Как бы то ни было, Ривен не мог с полной уверенностью сказать, что на этот счет думают остальные, однако для него самого в тысячу раз проще было сталкиваться с реальными угрозами – как раз противостоять им всех четверых в Фонтароссе отлично научили – чем ждать непонятно чего в таком полуподвешенном состоянии. Насколько он сумел узнать своих товарищей, то и для Ская тоже! Но у того и выбора особенного нет, с детства должны были готовить как будущего правителя, а вот ради чего самому все это терпеть? Сомнительной придворной карьеры? Не будь молодой король в первую очередь другом, а только потом – работодателем, ноги бы Ривена в этом дворце не было! При его нелюдимом характере друзья заводились, так сказать, со скрипом, но именно это заставляло ценить тех, кто уже таковым был. Остальные парни из прошлогоднего выпуска Фонтароссы, наверное, успели весь обитаемый космос исколесить и в необитаемый заглянуть, а лучшая на курсе четверка время здесь прожигает! Мерзкое ощущение.
Странное поведение Музы, отказавшейся с ним разговаривать во время последней связи по галафону, подлило масла в огонь. Не смотря на вспыльчивость, которой они оба неприятно отличались и из-за которой многие разговоры происходили на повышенных тонах, хотя даже ссорами-то и не были, серьезных разногласий последнее время удавалось избегать. Так ему, во всяком случае, казалось – и вот, пожалуйста. Ответившая на звонок Блум, правда, попыталась уверить, что разговаривать в данный момент Муза просто не может, но в качестве причины ничего более-менее внятного сочинить не смогла, да и не особенно-то, кажется, старалась. Ривену тоже ни одного объективного варианта в голову не приходило, оставалось лишь напрягать память, анализируя последний разговор с феей гармонии и стараясь понять, что такого мог сказануть сверх своей обычной меры, чтобы заставить девушку, обычно довольно отходчивую, на него до сих пор дуться. Объяснения не находилось, а раздражение женскими капризами и чудачествами накапливалось. Если что-то не так – почему бы не сказать прямо?!
От размышлений вовремя отвлек Его новоявленное Величество, торопливым шагом, балансирующем на грани того, чтобы перейти уже в бег, ворвавшийся в напоминающую небольшой зал комнату и, почти с отвращением на физиономии швырнув на кресло «парадную» корону, от быстрого шага слегка скособочившуюся на белобрысом затылке, цапнул бутерброд с подноса, стоявшего перед Брендоном. Аристократические манеры – хоть стой, хоть падай!
- Не смешно! – перехватив ехидный взгляд, пробурчал Скай, торопливо пережевывая «трофей». – На обед демона с два вырвешься, а мне, между прочим, сегодня и позавтракать толком не дали! Министры и чиновники высшего ранга, видите ли, даже без приглашения обладают привилегией «присоединиться к королевской трапезе», ладно бы, они туда поесть рвались, а не вязаться с этими бесконечными разговорами - и туда тоже все эти свои бумажки притаскивают!
- По-твоему, это причина конфисковать МОЙ обед? – с притворным возмущением встрепенулся Брендон. Это он, мягко говоря, слегка преувеличил: не смотря на кажущуюся занятость разговором со служанками, поднос он к появлению коронованного друга уже успел опустошить почти полностью. Вот уж у кого не возникло бы проблем от необходимости трапезничать, одновременно поддерживая беседы с министрами. Но Скаю эту мысль лучше не озвучивать – с него станется пригласить и «личную свиту» на все эти официальные обеды, отгородившись друзьями от придворных. Брендану-то действительно ничего, а вот за свое умение «держать лицо» Ривен не поручился бы: непременно, в лучшем случае, скажет лишнее, в худшем – засветит по какой-нибудь особо неприятной лоснящейся физиономии, спровоцировав бессмысленный скандал.
Скай попытался устало рухнуть в кресло, но едва не напоролся на шипы собственной короны и вынужден был снизить картинность, переложив ее на стол и присев, хоть и с явной усталостью, но без первоначального драматизма.
- Я уже труп, - буднично сообщил Его Величество, запуская пальцы в светлые волосы и почти закрыв ладонями лицо. Бренд успокаивающе потрепал его по плечу.
- Перестань. Королевство переживает переломный момент, вот во дворце и творится черт знает что, а ты еще и отвык от всей этой «кухни» за время учебы. Скоро все снова войдет в колею и поутихнет… ну, отчасти.
- А по-моему, все станет только хуже, если, конечно, ты и дальше намерен позволять министрам на твоей шее ездить! – честно возразил Ривен. Брендон, Хелиа и даже отчасти вернувшийся в реальный мир Тимми уставились на него с укоризной, а Скай – с выражением смертельно раненного человека, которого из милосердия решили добить.
- Министры! – болезненно поморщившись, повторил блондин. – Министры – это, если подумать, далеко не худшее! Только бы поскорее научиться поддерживать эти бесконечные беседы так, чтобы не догадывались, что я половины не понимаю или понимаю не так… А я не в состоянии столько всего одновременно держать в голове, и вообще, на кой черт были бы нужны советники, если бы я абсолютно во всем разбирался сам?
- Ну, чтобы единолично принятые решения не были сочтены диктатурой.
Монархия на Эраклионе была абсолютной, последнее слово традиционно оставалось за правителем. Но от необходимости выслушивать всех перед тем, как принять решение, это не избавляло. А Скай еще и относился к таким вещам чересчур ответственно. Возможно, по молодости, но, скорее всего, по общему складу характера.
- Устройство человеческого мозга не совершенно, - неожиданно вступил в разговор долго молчавший Тимми. – именно поэтому для оперирования большими объемами информации изобретены более совершенные устройства.
- Использовать которые не по церемониалу. По-твоему, я об этом не думал?
- Это замшелость.
- Это культурные традиции, - мягко поправил Хелиа.
Тимми поднялся с места и, подойдя поближе к Скаю и Брендону, молча нацепил на нос юному правителю свои очки.
- Я вывел на меню – список общих энциклопедических сведений, которые тебе могут понадобиться. Глазами не хлопай – собьешь настройку. Движение зрачка экран воспринимает вместо мышки, чтобы открыть ярлык – смотришь прямо на него и моргаешь два раза. Потренируйся, чтобы не сбиться!
- Э-это еще что? – рассеянно уставившись перед собой сквозь слегка затененные стекла, слегка испуганно спросил Скай. Ривен не мог рассмотреть с такого расстояния, но живо представил, как взгляд мечется, изучая что-то невидимое для остальных.
- Экраны встроенного микрокомпьютера, - терпеливо, как ребенку, объяснил «механик» группы. – память небольшая, в основном для выхода с Галанэт используется, но тебе тут ничего особенного и не надо. Просто шпаргалка на случай, если какие-нибудь сведения из головы вылетят.
А Ривен-то недоумевал, во-первых, почему у Тимми вечно такой слегка отсутствующий вид, списывая это то на застенчивость, то на легкую рассеянность, во-вторых, зачем вообще носить очки, когда именно на Зените с легкостью корректируют любые нарушения зрения (кое в чем научный прогресс этого оригинального королевства все еще превосходил возможности магов-целителей)! Оказывается, их командный гений просто нашел способ вообще никогда не выныривать из виртуальности в полной мере!
- И как я, по-твоему, объясню такую внезапную смену имиджа? – с некоторой ехидцей поинтересовался Скай. По правде говоря, на его физиономии очки смотрелись несколько комично… хотя в той же степени Тимми с трудом воспринимался без них – наверное, все дело было в том, какими Ривен привык их обоих видеть.
- А ты обязан перед кем-то объясняться? 
- Нет, но странно будет выглядеть… а, ладно! Это мелочи. То есть, спасибо, Тимми, идея отличная, по крайней мере, в этом головной боли меньше… Будет, когда наловчусь с ними обращаться, во всяком случае, - со смущенным видом сняв очки, Скай протянул их обратно Тимми. – Не получается вернуться в главное меню – не пойму, что я там сделал. Настроишь его еще раз? Я имею в виду, министры – это не так уж важно. Их, как погоду, просто стоит принимать, как данность.
- Погоду маги давно уже устанавливают по необходимости.
- Да, это выражение из тех времен, когда еще не умели. Не важно.
- Ладно, ладно, все поняли. И в чем же проблема, перед которой ухитрились померкнуть даже эти клоуны? – не слишком успешно изобразив проникновенный тон психолога, осведомился Брендон. – Мне уже любопытно!
- Прибыло Джемилийское посольство. Угадаете, кому матушка и король Мельхиор за моей спиной поручили его возглавить?!
Ривен поперхнулся воздухом и закашлялся, безуспешно пытаясь замаскировать этим желание в голос расхохотаться. Приятели, правда, веселья не разделили, снова уставившись с немой укоризной. То есть, Хелиа и Тимми – с немой, а Брендон так с шумом втянул побольше воздуха, чтобы укоризну эту позаковыристее озвучить.
- Я думал, ей было запрещено возвращаться на Эраклион после той истории с приворотным зельем, - поспешно вставил Хелиа, явно стараясь предотвратить готовый начаться обмен эмоциональными мнениями.
- Вот и я так наивно думал – поэтому сам к этому вопросу решил не возвращаться, но родители, как выяснилось, сочли все не то малозначимым недоразумением, не то вообще моей же очередной блажью!
- Прости… ну, я серьезно… то есть, ты что, всерьез боишься этой фифы? – Ривен попытался прочистить горло, постучав себя костяшками пальцев по ключице. Но восстановить дыхание не удалось, а расхохотаться прямо в лицо… нет, в скорбный прямо-таки великомученический лик, который состроил Его Величество – все же было немного бестактно.
- Принцесса здесь как официальный представитель дружественной державы! – деревянным тоном откликнулся блондин. – Только международного скандала в начале правления мне для совсем уж полного счастья недостает!
- Скай, я тебя умоляю! Если у Джемелла был резон для такого скандала, повод ты предоставил гораздо, гораздо раньше. Очевидно же, что они не меньше, если не больше вас заинтересованы в том, чтобы держава так и оставалась дружественной – хотя бы на уровне официоза. Чего тебе опасаться, у них даже армии толковой никогда не было! Коль скоро после всех твоих прошлых выходок джемилийцы стараются держать хорошую мину, они готовы утереться от чего угодно – не делай вид, что сам этого не понимаешь!
- Утереться? – слегка нахмурившись, переспросил Скай. – И что значит «после моих прошлых выходок», не изволишь ли уточнить?
Неожиданно официальный тон выдал куда большее раздражение, чем если бы молодой король в запале обозвал Ривена хамом и циником. Дипломированный шпион прищурился, сразу уловив этот холодок в словах, но еще не решив, как на это реагировать.
- Что в моих словах прозвучало непонятно?
- Надеюсь, что я понял что-то неправильно. Потому что иначе выходит, ты только что сказал, будто я могу чувствовать себя безнаказанным, оскорбляя девушку, пока это позволяет военное преимущество королевства. Из-за низких урожаев в их родном мире король Мельхиор вынужден закупать у нас продукцию по расценкам, которые даже щедрый человек назвал бы грабительскими, но выбора у них, собственно говоря, нет. Разумеется, они заинтересованы… Они и на брачном альянсе так настаивали именно по этой причине. Правда, не смотря на это, мы как-то оказались должны им астрономическую сумму, но это так, мелочи жизни.
- И твои родители рассчитывали, что ты того… - прижав к губам кулак, невинно поинтересовался Ривен. – Натурой расплачиваться будешь?
- Сам ты – того! – уже нормальным своим голосом огрызнулся Скай, а Брендон подскочил с явным намерением наградить Ривена душевной затрещиной, но тот успел увернуться, продолжая мучительную борьбу с полупридушенным хохотом. – Разговоры о том, что Эраклион не способен отвечать по своим обязательствам, да еще в столь ценимой тобой хамской манере, мне тоже даром не нужны!
- А как насчет разговоров о том, что новый король Эраклиона – тряпка, позволяющая всем, кому вздумается и как вздумается себя трепать и навязывать свои правила игры? Так тебе больше нравится?!
- Я не собираюсь отступать от своих решений и убеждений. Просто при этом хотелось бы по возможности сохранять с людьми нормальные отношения, только и всего! Не понимаю, зачем Мельхиору потребовалось все усложнять и чего добивается матушка…
Ривен снова хмыкнул, хотя забавной ситуация казаться уже перестала. Ну да, наверное, в идеальном мире два подобных ингредиента можно было бы объединить! Чьи-то интересы в любом случае пострадают.
- Поделился бы с тобой парочкой способов относительно безболезненно отвадить девушку, только, боюсь, на данной стадии уже поздно пить боржом, - попытался шутливо приободрить друга Брендон.
- Видел я твою виртуозную тактику - в Подземелье!
- Ну почему единственное исключение все непременно запоминают и воспринимают, как показатель?
- Да перестаньте вы оба, наконец, молоть околесицу! Мельхиор ничего не усложнял. Напротив, поступил вполне логично: если его сестра с одиннадцати лет жила на Эраклионе, причем – фактически уже на правах члена королевской семьи, то она лучше всех в их аристократии разбирается во всех тонкостях этого двора. А до ее чувств ему не больше дела, чем до твоих. Не удивлюсь, если и ей самой тоже. Сам ведь говоришь, принцесса здесь как представитель своей державы. Заверяющей в своей дружбе державы! С какой стати относиться к ней в этом качестве иначе, чем к любому другому послу?
Исподлобья Ривен посмотрел на Ская. Что же, истерить блондин уже перестал, даже, кажется, находится на грани того, чтобы к словам умного человека прислушаться. Не чувствует же он себя виноватым, в конце-то концов! После истории с зельем – это уже был бы полный абсурд. Но «светлый рыцарь» такой… так хочет в глазах всех и каждого быть безупречным и благородным – в том числе и в глазах людей, которые меньше всего заслуживают церемониальных раскланиваний. До знакомства со Скаем Ривен над такой жизненной позицией только посмеялся бы, но… как ни парадоксально, порой это действительно имело смысл. Возможно, поэтому пришибленному своим благоро-одством блондину в Школе Героев досталась специализация стратега и, по сути, лидера, а ему самому куда более приземленная – шпиона и диверсанта. Тогда, на втором курсе, хоть происхождение принца еще было тайной, это очень хотелось списать на блат и патронаж.
- Просто учти, что не все судят о жизни так, как ты сам. Ну и… советую проследить за тем, кто на этот раз будет заказывать напитки! Могу я потом, если вдруг твое поведение будет выглядеть подозрительно, могу я в профилактических целях тебя вырубить? Так, на всякий случай? В случае ложной тревоги я даже согласен потом принести свои извинения!
Если молодой правитель и почувствовал в какой-то момент благодарность к язвительному приятелю, то к окончанию этой замечательной речи теплые чувства значительно поумерились. Совсем чувство юмора блондину отшибло со всей этой международной политикой.
- Ну и гад же ты все-таки! Я тебя сейчас самого – в профилактических целях…
Намечающуюся полушутливую, разрядки ради, разборку, на корню пресекло стремительное появление перепуганного слуги, передавшему Скаю требование его немедленного монаршего присутствия. Что-то в голосе и лице человека сразу отмело версию очередного «невероятно срочного дела» от мающихся ерундой придворных, так что король даже не стал демонстрировать досады от прерванного перерыва, без слов почувствовав действительную серьезность.
- Прошу меня простить, - словно не совсем осознавая, к кому обращается, пробормотал Скай друзьям и вышел вслед за перепуганным слугой, лишь на пороге замерев и обернувшись, чтобы жестом остановить подскочившего было следом Брендона. Тот разочарованно уселся обратно. Остальные переглянулись.
У Ривена были не то, чтобы предчувствия, а совершенно осознанные соображения на этот счет, однако нагнетать обстановку еще сильнее и высказывать их он не стал. Иногда не так уж плохо оказывается ошибиться. Особенно когда природная интуиция словно специально нацелена исключительно на плохое. С одной стороны, позволяет быть готовым к опасностям и трудностям, с другой… завидуешь иногда людям, умеющим больше внимания обращать и на хорошее – что в окружающем мире, что в самом себе.
Вот что, кстати, интересно. Скай и Брендон столь явно акцентируются на внешнем. Оба из тех людей, которым не все равно, что скажет или даже подумает «княгиня Марья Алексевна», большинство их слов и поступков ориентированы именно на то, как это будет выглядеть и восприниматься. А Хелиа и Тимми, при всех своих различиях, оба из другой категории, для них все внешнее – никогда не больше, чем просто фасад, а мнение людей в расчет принимается, только если речь о людях очень близких и дорогих. Оба на свой манер замкнуты на своих внутренних мирах, поэтому-то и без особого труда отрешаются от неприятных сторон реальности, с которыми ничего нельзя поделать. Но как насчет него самого? Ривен даже с натяжкой не мог причислить себя ни к одной категории, ни к другой. Несмотря на некоторое свое тщеславие, желание добиваться поставленных целей и достигать вершин никогда не было у него «для публики», все оценивалось и соизмерялось собственными стандартами. Мнение некоторых людей юношу, конечно, интересовало, но очень немногих людей, особенных. Что да своего внутреннего мира… не потому ли Ривен так неизбежно забывал свои сны, что просто не хотел их помнить? Не потому ли так тяжело переносил вынужденное безделье, что боялся оставаться наедине с собственными мыслями и погружаться слишком глубоко в лишенные конкретики впечатления? Разорванная связь с реальностью для него ничем хорошим обернуться не могла. Это не упорядоченный двоичный мир Тимми, не красочные леса и цветущие долины, над которыми витает в своих грезах фантазия Хелиа, потом перенося эти живописные образы на картины… собственное подсознание Ривену представлялось дымчатой бездной, этаким огромным котлованом, исследовать который дальше, чем просто любуясь поверхностью с самого края. Поверхностью, на которой вспыхивали сполохи, как искры гигантского костра, над которой в мареве дымки порой возникали радуги и призрачные миражи… И может быть – только может быть – это марево и пахло цветущей полынью. Дурацкая поэтичность образов. И под всем этим – неизведанные глубины непроницаемой мглы. Хищные глубины. Может быть, все эти образы приходят ему в безнадежно забытых снах?
Даже если и приходят – что с того? Не зря же эти видения так легко забываются с рассветом.
Ривен мог сколько угодно не утруждать себя любезностями и этикетом, предпочитать прямолинейные, пусть даже нелицеприятные высказывания фальшивому раскланиванию, пусть казался из-за этого не слишком-то сдержанным – все это не значило ничего. Он умел себя контролировать. Не всегда считал необходимым, но умел почти в совершенстве. У всех свои недостатки и ему от природы достался далеко не самый приятные темперамент и характер, самому-то порой не приятный, что уж говорить о других людях. Множество не самых безупречных черт. Он это контролировал. Искал варианты, в которых недостатки воспринимались преимуществами, научился зачехлять чересчур острые углы, запоздало, но все же понял необходимость человеческих отношений, пусть не со всеми. Понял, что есть люди, в которых действительно нуждается, да и они, хотелось бы думать, нуждаются в нем. Что с ними необходимо считаться.
Все это сделало его жизнь гораздо счастливее, глупо с этим спорить – но настойчивая горчинка от постоянной вынужденной самодисциплины все равно оставалась, как и соблазн, вроде бы позабытый, не считаться ни с кем вовсе. Одиночные достижения по прежнему кажутся словно бы значимее - но умом-то следует понимать, что без других людей чего-то действительно достичь невозможно! Понимать, поэтому не лезть слишком глубоко в собственную душу. И не запоминать снов – наяву все гораздо лучше.
Как правило.
Неизвестно, как для остальных, но Ривену слова вернувшегося минут через сорок и какое-то время, притворив дверь, простоявшего молча и неподвижно Ская, совершенно не показались неожиданными, не говоря уж о том, чтобы удивить.
- Мой отец умер, - сглотнув, едва слышно выговорил молодой король.
Ривен закрыл глаза. С искреннем сочувствием у него частенько бывали проблемы, но все же не столь фатальные, как с высказыванием оного, когда того требовали – наверное – приличия. Он хотел бы, действительно хотел бы поддержать Ская, но еще не высказанные слова заставляли мысленно кривиться от ощущения фальши. Чем в такой ситуации поддержишь? И утверждать, будто понимаешь и разделяешь чувства – будет явной ложью.
Горчащей на языке, словно преследующий его запах полыни, ложью.

+1


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » День святого Валентина