Winx Club

Объявление

Добро пожаловать на самый магический форум Winx Club!



Регистрация в игру ОТКРЫТА.

Обязательно прочитать: Правила.



Новостей нет.

Время в игре: Осенний день.
Погода: Прохладно; пасмурно, на горизонте виднеются темные тучи.

Форумные объявления:

Ролевая игра снова открыта. Подробности в теме Новый сюжет. Попытки отыграть.
Если же у Вас есть какие-либо идеи по улучшению форума, то оставьте их в этой теме.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель


Менестрель

Сообщений 101 страница 120 из 541

101

Владлена написал(а):

Хисасибури дэсу, онии-сама!

это что-то на японском, да?

а вот эта на сестренку пойдет?

увеличить

0

102

"Давно не виделись" (за транскрипцию не ручаюсь, но и Герда не японка, а каваистка, так что вполне может произносить искаженно). Онии-сама обычно переводят как "старший брат", но буквально суффикс "-сама" обозначает что-то вроде "достопочтенный, глубокоуважаемый" используется в официальной переписке при обращении к большим шишкам, а так же в приватных беседах влюбленными девушками - к кавалеру.

Ага, есть немного)

0

103

А как сюда выкладывать картинки?А то у меня на компе залежалось пара куколок похожих на некоторых героев.

0

104

СаНдИ
над полем набора сообщения крайняя кнопка справа "прекрепить изображения"

0

105

Не могу даже представить зачем Айси понадобилось  усыновлять пингвина! Для достойной компании дочери) Собственно, как утка то в пингвина превратилась?

0

106

Аномалия магической радиации))) В "ледяной звезде" буквально пару кусочков назад про этого пингвина было, правда, ведьмы сами до конца не разобрались, как его угораздило (Шторми логично предположила, что жретЬ многовато, вот и вымахал)
На самом деле никто его конечно, не усыновлял - но Пеппе серьезно считает себя членом семьи (поэтому и пытался утешать тем, что к нему Айси тоже без излишней заботы относилась), а Гердочка по мягкости характера его в этом поддерживает.

0

107

Владлена написал(а):

над полем набора сообщения крайняя кнопка справа "прекрепить изображения"

Ага спасибо

0

108

Первая Химерка,затем Севериан(надеюсь на него похоже),Герда,Иллет,ну и Равена

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано СаНдИ (2010-06-23 20:08:00)

0

109

Сегодня полазила в интернете и нашла картинку с Айси (очень на нее похоже).Вот:

увеличить

0

110

Личико слишком нежное) Хотя, если накрасить в их манере - может и быть)

0

111

Дьерра
Первое впечатление часто оказывается самым ярким – если первые свои дни в Торрентуволле Дью провела с крепнущей уверенностью, что ни за что и никогда не сумеет там прижиться, то вскоре… нет, она не передумала в какой-то определенный момент, только потом, с изрядным запозданием, поймала себя на мысли, что многое, прежде шокировавшее, когда-то успело стать привычной повседневностью. Большинство однокурсниц – да и учениц постарше тоже – продолжали считать, что фее в школе для ведьм совершенно не место, но при достаточном умении за себя постоять это не становилось проблемой. Напрямую связываться с девчонкой, продемонстрировавшей подобные умения в боевой магии, не рисковали даже старшекурсницы, а постоянные мелкие пакости, похоже, негласно поощрялись здесь именно потому, что помогали отточить практические навыки в колдовстве. Если бы не необходимость от них защищаться, честно говоря, изрядную долю школьной программы Дьерра бы благополучно пропустила мимо ушей – вернее, еще большую часть программы, чем пропускала в данный момент. Ведьмовство казалось ей довольно-таки утомительной и нудной премудростью – уроки волшебства с профессором Авалоном происходили гораздо веселее.
- Колдовство – в первую очередь знание, а лишь потом – магическая сила, - говорила леди Айсольда на одной из лекций. – для того, чтобы вызвать, к примеру, горный обвал волшебник, затратив огромную силу, встряхнет саму гору, а ведьма – сбросит с вершины единственный нужный камень, который повлечет за собой целую лавину. Точно зная, какой.
- Но в таком случае у колдовства нет своего варианта того, как ОСТАНОВИТЬ этот обвал, - неосторожно заметила тогда Дью. Ледяная колдунья терпеть не могла, когда ученики ее перебивали, однако ухудшить отношение к себе девочка не рисковала – куда уж хуже-то! – а улучшать не стремилась, поэтому и сидеть на лекциях, затаив дыхание, не считала нужным.
Жутковатые светлые глаза в ярости прищурились, но, как показалось Дьерре, с ответом Айсольда нашлась не сразу.
- Вызывая обвал таким образом, сама остаешься выше, над ним. Не твоя проблема, как и кому его останавливать, - через несколько мгновений звенящей тишины отрезала она.
Хоть Дьерра и оказалась собирательным воплощением всех тех качеств, что Айсольда да и не только она одна) терпеть не могла в студентках, девочку отчего-то не оставляла мысль, что неприязнь ледяной ведьмы возникла, опередив все ее дерзости и хулиганства, включая происшествие на балу в Алфее. Вероятно, это и была незамутненная антипатия во всеобъемлющем ее значении – единственной общей их чертой была, наверное, уверенность, что все правила и законы существуют только для других, что при нахождении по разные стороны этих самых правил, только усиливало взаимную неприязнь.
Немного интереснее было слушать о чарах и магическом влиянии у графини Шедоу. С какой стати она называла себя «графиней», Дьерра, правда, так и не поняла. Таланта в этой области у самой огневки тоже не обнаружилось, однако предмет вызывал достаточно интереса, чтобы хотя бы прилагать все возможные усилия. Особенной надежды на обретение способностей магического влияния у девочки не было, хотя, что и говорить, иногда чем-то подобным обладать хотелось бы, зато, вероятно, эта сфера колдовства могла бы помочь ей вернуть память – как ни крути, а разобраться, кто она такая и откуда, хотелось поскорее. Ни малейших следов «контузии» после аварии Дьерра за собой не замечала, вот только воспоминания и не думали возвращаться. И профессор Авалон – единственный попавший в поле зрения ключик к ее прошлому, отчего-то продолжал отрицать, что они были знакомы раньше. Желание его как-нибудь раскусить только подстегивало интерес к «факультативным» занятиям, по той же причине, хоть и не хотела пока сознаваться им в этом, Дью поддержала желание Равены и Блейз посещать эти занятия вместе с ней. Какие бы цели ни преследовали сами ведьмочки, они должны были куда лучше разбираться в психологии, так что больше шансов было и разговорить профессора.
Такое занятие и оказалось последним в году, когда основные уроки уже завершились в преддверии грядущей праздничной недели. Руководство как Торрентуволлы, так и Алфеи оказалось категорически против того, чтобы тренировки Дьерры происходили в опасной близости от школ – защита защитой, а мало ли что – поэтому занятия происходили на пустынном берегу озера, равно удаленном и от города и от трех Школ, куда почти не было шансов забрести какому-нибудь случайному прохожему.
- А пойдем потом к нам? – предложила Блейз по пути через лес. День выдался прохладным, заставляя Дью зябко кутаться в короткую куртку из черной кожи какого-то неизвестного чудища – один из немногих предметов одежды, который ей удалось приобрести. Почти всем необходимым ученицы Торрентуволлы были обеспечены, деньги обычно требовались исключительно на развлечения в городке, однако установленной формы в Школе Ведьм уже полвека как не было, поэтому одежда девушкам полагалась своя. То ли Айсольда, то ли сама директор Гриффин попытались вычесть из положенной Дьерре стипендии за «понесенной школой ущерб» в минувшем полугодии, в итоге сумма едва не вышла вообще в минус, но свое право приобрести хотя бы нормальный гардероб вместо выданного Флоренсиной балахона и сшитого из шторы тоже присовокупленной к счету «за ущерб») вечернего платья она путем получасового скандала все-таки сумела отстоять. Правда, гардероб этот все равно получился скудным: короткая сборчатая юбка с широким поясом и черная майка, к которым на случай прохладной погоды присоединялись колготы и эта самая куртка. Скучновато было постоянно носить одно и то же, особенно при прогулках по городу, в бутики которого, чтобы угодить разношерстному студенческому населению, слетались модные тенденции из всех волшебных королевств, но пока Дьерра радовалась, что удалось разжиться хотя бы этим.
- К вам? – сосредоточившись на своих мыслях, девочка не сразу поняла обращенный к ней вопрос. Светловолосая ведьмочка озорно улыбнулась.
- Ну да. В школе на этой неделе скука будет, почти все разъехались на каникулы, до Солнцеворота только и интереса, что в библиотеке ботанеть. Правда?
Равена, к которой был обращен последний вопрос, продолжала игнорировать спутниц, даже головы не повернула.
Дьерра заколебалась, прикидывая, чего ей хотелось бы меньше – все короткие каникулы торчать в школе даже без соседок, к которым, не смотря ни на что, как-то даже успела привыкнуть, или же принимать приглашение и наносить визиты в дом, среди хозяев которого числилась и леди Айсольда. Знакомство с преподавательницей в стенах Школы как-то не располагало к желанию узнавать ее еще и вне рабочего пространства.
- Я подумаю, - уклончиво ответила девочка. Впрочем, Блейз не стала настаивать – три ученицы Торрентуволлы уже вышли из леса на искомый берег озера, поэтому блондиночка, моментально обо всем забыв, ускорила шаг, почти бегом бросившись навстречу уже ожидавшему их Авалону. Сама Дью, напротив, замешкалась, конечно, не из-за самого преподавателя, а увидев рядом с ним еще какую-то девицу. Фею, естественно. Девчонка была одета в голубые джинсы и белый с красным рисунком пушистый свитер, но по волосам густого золотого оттенка Дьерра без труда распознала ту особу в красном, зачем-то запустившую в нее огненным шаром на балу.
- А эта что здесь делает? – недовольно спросила черная фея, опередив даже Блейз, столь же недовольную лишним участником, но не сразу соизволившую вообще «заметить» ее присутствие. Авалон, разумеется, так же «не заметил» кислых мин на лицах всех четырех девчонок, с обычной своей обаятельной улыбкой широким жестом указав на золотоволосую.
- Леди, это Фирра, первокурсница Алфеи. Она тоже выразила желание понаблюдать за нашими тренировками.
Тоже еще цирк себе нашла! Дью нахмурилась сильнее, выразительно скрещивая руки на груди.
- Поскольку она тоже специализируется на сфере огня, - продолжал профессор. – мне показалось, тебе полезно будет понаблюдать за несколькими приемами со стороны.
- Специализируется? – кривясь, протянула темная фея. – На сфере огня? Умоляю профессор, видела я ее «приемы» ее на этом балу! Жалкий уровень, свечку там зажечь!
- Зато ты, кажется, имеешь обыкновение призывать больше силы, чем та, с которой можешь потом совладать! – неумело огрызнулась алфейка.
- Леди, леди, ну сколько можно! Пора забыть об этом недоразумении, не так ли?
- Забыть?! Я едва концы не отбросила в ледяных залах после этого «недоразумения», а что было ей? Ласково погрозили пальчиком? Учитывая, что первой напала именно она…
- Это была случайность!
- Я сказал – тихо! – бархатистый голос профессора стал тверже. Дью с легкой обидой покосилась на Равену и Блейз, с видами паинек наблюдающих за перепалкой, но замолчала. Должно быть, у Авалона действительно были причины притащить сюда эту особу. – Фирра здесь, чтобы нам с тобой помочь, кроме того, тебе не помешает поучиться заодно и вежливости. И ты заблуждаешься насчет ее магического уровня, все-таки Солярия, где она выросла, Фирре не совсем родной мир, и в полной мере развиваться ее способности начали только после переезда в Магикс. Она многого достигла за эти полгода.
Интересно, а в каком мире рождаются огненные маги? У Дьерры все никак не доходили руки раскопать хоть что-нибудь на этот счет, однако то, что люди, владеющие магией огня, очень редки, девочка уже поняла просто по наблюдениям. В Школах учились выходцы из самых разных миров, порой весьма экзотического вида публика, но о подходящем Королевстве даже слышать не приходилось: ни среди земель Содружества, ни имперских колоний. Может быть, эта клуша сумеет послужить ниточкой к разгадке?
- Как скажете, проф, Вам лучше знать, - покладисто развела руками девочка. – что надо делать?
Вообще говоря, замечание Фирры было недалеко от истины. Дьерре прекрасно удавались атакующие заклинания, но соизмерять вкладываемое в них количество магической силы не всегда получалось – атака-то выходила мощная, но, если противник все-таки успевал уворачиваться, черная фея на какое-то время оказывалась совершенно беспомощной – время, необходимое, чтобы «стянуть» в себя энергию для новой атаки. В более теплое время года на это уходили считанные мгновения, но зимой подобная «тактика» делала весьма уязвимой.
- Пожалуй, сейчас мы и посмотрим, чему вы обе успели за эти полгода научиться. Заодно это поможет мне составить программу твоего обучения на следующее полугодие, продемонстрирует, над какими моментами еще стоит поработать…
- То есть? – Дьерра широко улыбнулась, небрежно кивая в сторону феи. – Это мой экзамен? Победить ее – и только?
- Важнее, пожалуй, каким образом ты станешь…
Впрочем, девочка уже не слушала профессора, тем более, сути его рассуждения не меняли. Дью подскочила, стягивая энергетические потоки отовсюду, куда получалось дотянуться, и материализуя за спиной небольшие крылья. Из-за зимней прохлады накопление энергии проходило с замедлением, однако ее противница сейчас должна была столкнуться с той же проблемой, так что в соотношении их уровень остался прежним – значит, особого труда справиться с Фиррой не составит. Как и особого времени.
Авалон, уже успевший понять, что все его рассуждения благополучно пропускаются мимо ушей, смолк и, грациозным взмахом рук обрисовав широкий круг в воздухе, создал вокруг фей полусферу из золотистого света – защитный купол. Фирра тоже сменила обличье – ее одежда превратилась в маленькое платье из искрящегося мелкими золотистыми блестками красного материала, за спиной расцвели крылышки довольно оригинального вида, не плоские, как у большинства фей, а миниатюрное подобие ангельских, каждое «перышко» на них было лепестком пламени, играющим переливами красного, оранжевого и золотого, на самых кончиках раскаляясь почти до прозрачной белизны. Но взлететь просто не успела – превратившаяся первой Дьерра, заняв максимально высокую позицию под куполом, обрушила на противницу поток пламени, накрывший ее, словно приливная волна. Нельзя сказать, что черная фея действовала совсем уж бездумно, но ее план был предельно прост – пусть Фирра расходует все свои невеликие способности на создание «щита» и блокировки первого удара, а после ее можно будет вырубить простеньким шаром. Что бы там ни думали на этот счет ведьмы, но самая прямая и незамысловатая тактика обычно и самая эффективная…
Обычно, но, кажется, не в этот раз. Окутавшая златовласку стена огня распалась, как лепестки огромного тающего цветка. Ничего похожего на обычную защиту или блокировку Дью не заметила, словно бы ее заклинание просто само развеялось, не достигнув цели.  Вокруг вскинутых рук Фирры извивались тонкие потоки пламени, похожие на резвящихся в воде змеек – силы на их создание явно было затрачено всего ничего… и как с их помощью, скажите пожалуйста, можно было остановить волшебство в десятки раз большей мощности?! Справившись с первоначальным удивлением, черная фея выпустила в противницу пять небольших огненных шаров – чтобы повторить первую свою атаку требовалось не менее полутора минут «подзарядки» с более экономным расходованием силы, да и цель в данный момент Дьерра преследовала несколько иную. Несколько «змеек» сорвались с пальцев Фирры и, разболтанным «танцующим» полетом устремились навстречу шарикам. Внимательно отслеживая странное заклинание алфейки, Дью, тем не менее, в лишь отчасти притворном изумлении вытаращила глаза, наблюдая, как сгустки пламени лопаются с легкостью мыльных пузырей и безвольно рассеиваются после того, как тонкие ленточки, «потанцевав» вокруг, наносят прицельный удар. Не похоже, чтобы златовласка управляла каждой из них после того, как «отпускала на волю», а не растрачивая силы, генерировать такие тоненькие потоки она даже со своими скромными способностями может хоть до бесконечности! Кажется, пришло время выдумать тактику посложнее… увы, это к сильным сторонам Дьерры уже не относилось. Занимая самую высокую, что можно было в пределах купола, позицию, она, конечно, могла постоянно держать противника в поле зрения, но и сама лишалась возможности маневрировать…  Купол был просторный – метров, пожалуй, пятнадцати в диаметре – но определенные проблемы замкнутое пространство все-таки создавало.
Развеяв шары, Фирра попыталась атаковать сама, послав вверх сгусток огня примерно с волейбольный мяч размером. На манер мяча Дью, вынужденная сосредоточиться на накоплении энергии, его и отбила ладонью, присовокупив к движению совсем немного магии. Влетев в золотистую «стену» шарик с хлопком рассыпался снопом искр. Ладно, допустим, она маневрировать не может – не меняя позиции, по крайней мере, а уступать противнице удачное местечко под самым куполом не хотелось, отсюда ее вообще не достать будет! – а как насчет самих заклинаний? Собрав достаточно силы, черная фея соткала из пламени двух «птиц» - плоские треугольники энергии, прозванные так за дрожащие на манер крылышек края – запустив их не прямиком в Фирру, а в противоположные стороны, чтобы, описав дугу, заклинания взяли ее противницу в «щипцы», а вперед отправила целый рой мелких, чуть больше горошины размером, шариков, на которых тут же с прожорливостью пираний из внутреннего аквариума Торрентуволлы, набросились огненные змейки. Пространство между феями запестрило вспышками, словно небольшой фейерверк. Против первой атаковавшей «птички» Фирра все же вынуждена была выставить хорошо знакомый Дьерре «щит»: либо ленточки пламени не могли угнаться за летящем по сложной траектории заклинанием, то ли не способны были развеивать более искусное плетение. Важнее был результат – защита все-таки высосала из золотоволосой феи изрядное количество сил и, чтобы защититься от второй, запоздавшей «птички», противнице оставалось лишь уклоняться, навзничь шлепнувшись на побуревшую по зимнему времени мокрую траву. Довольно ухмыльнувшись, Дью сотворила еще одну пару крылатых заклинаний – даже от одной «птички» не так-то просто было увернуться всеми этими акробатическими номерами, но обозленной первой неудачей девочке хотелось «раздавить» алфейку как можно более красноречивым ударом. Наблюдая за неуклюжими скачками Фирры внизу, она совершенно упустила из внимания все еще кружащихся вокруг той «змеек», против «птиц» эти ленточки не защищали, а ни на что более серьезное у противницы пока еще не накопилось сил, поэтому интереса хитроумное волшебное плетение больше не представляло. Казалось, что не представляло… запоздало заметив, что тонкие золотисто-оранжевые нити ползут вверх, к ней, Дьерра машинально выставила щит. Несколько летающих червячков рассыпались искрами о почти невидимую дрожащую, как раскаленный воздух, стену, но остальные, каким-то образом пробуравили ее, заодно нарушая структуру плетения. Щит расползся, словно старая ветхая ткань, а черная фея словно очутилась посреди разъяренного пчелиного роя – «змейки» обрушились на нее не особенно сильными или опасными, но совершенно вездесущими уколами жара, от которых оставалось только раздраженно отмахиваться. Глухо зарычав сквозь зубы, Дьерра сконцентрировала всю доступную сейчас силу, заставив вспыхнуть вокруг себя ослепительному огненному нимбу, в мгновение ока сожравшему всех назойливых «змеек», собственно, всего мгновение ока он и продержался, после чего Дью… не успев вернуть координацию и осмотреться, получила в грудь удар банального огненного шарика, при таком эффекте неожиданности и ослабленном после плетения сильного заклинания состоянии заставившего черную фею смачно приложиться спиной о защитный купол и, окончательно оглушенную, рухнуть вниз. Посадка из-под самой вершины купола должна была выйти куда тверже, чем у Фирры, но, когда бурая травка была уже в неприятной близости, золотое сияние погасло, а Дьерру у самой земли бережно подхватил Авалон.
- Как я уже сказал, одно только количество силы еще ничего не решает, - наскоро убедившись, что непоправимый ущерб нанесен разве что самолюбию его факультативной ученицы, вновь завел профессор пластинку вечного своего занудства.  Девочка потрясла головой, одновременно отмахиваясь от его бормотания и стараясь унять головокружение после всего этого. Д-демон! Сфокусировав плывущий взгляд на приблизившуюся с растерянной улыбкой Фирре, Дью, глухо зарычав, швырнула в златовласку импульсом из всей силы, что успела восстановить.  – Что ты вытворяешь?!
К счастью для Фирры, заново саккумулироваться успело всего ничего, удар всего лишь сбил не ожидавшую новой атаки алфейку с ног, заставив уже спиной шлепнуться на траву и немного по ней проехать. Будь сейчас у Дью достаточно силы, она поджарила бы эту особу без колебаний!
- Поединок был закончен! – поставив пошатывающуюся Дьерру на ноги, Авалон встряхнул ее за плечи. – Ты понимаешь, или нет? Так нельзя!
- Последнее слово останется за мной – по правилам или без! – широко оскалившись, хрипло пробормотала черная фея. Стоять на ногах получалось не очень. Профессор страдальчески вздохнул и, наверное, закатил к небу глаза – поскольку перед собственным взором девочки все еще плыло зыбкое марево, об этом оставалось только догадываться. Передав ее поддержку посмеивающимся Равене и Блейз, ангел пошел проверить, в порядке ли Фирра, и помочь алфейке подняться.
- Профессор, а Вы уверены, что ее вообще стоит обучать волшебству? – голоском умирающего лебедя пробормотала та и, пользуясь случаем, бессовестно повисла на Авалоне, симулируя подгибающиеся ноги. Видимо, не могла смириться с тем, что Дьерру на ручках подержали, и решила так восстановить справедливость. – Она… не похожа на человека, способного должным образом распорядиться своими умениями!
«А вот это, душечка, не тебе решать!»
Грозовая ведьмочка перестала хихикать и насторожилась. Дьерра уже замечала, что Блейз явно заинтересовал крылатый инструктор – при всем показном презрении, которое ведьмы изливали на крылья фей, ангелу, похоже, удалось произвести более лестное впечатление. Когда Авалон менял обличье, белокурая колдунья таращилась на него откровенно уж с открытым ртом. Кстати, крылья ангела вообще появлялись прямо сквозь одежду, ближе к основанию теряя материальность и еще до соприкосновения со спиной фактически растворяясь. Вероятно, схожим образом не вполне материальными были и крылья фей – плотные и даже жесткие на кончиках, они постепенно становились… даже не более тонкими, а более зыбкими, что и приводило к замеченному ее соседками-колдуньями эффекту «странного» прохождения сквозь волосы. На самом деле крылья у оснований были практически невидимы и слабо ощутимы, словно иллюзорны – и волосы и ткань одежды просто проходили сквозь них.
- А почему у этой феечки перья на крыльях? – полюбопытствовала Равена, как перчатку, натянувшая на ладонь защитные чары, чтобы поднять с земли едва теплющийся тусклый язычок пламени и с интересом его рассмотреть. Все-таки «птички» успели изрядно потрепать Фирру прежде, чем она вырубила Дью – подобных затухающих клочьев на подпаленной местами дымящейся траве валялось изрядное количество. – Или она вообще не фея, а малолетняя ангелица?
- И правда, профессор, а кем Вам приходится этот птенчик? – лукаво прищурившись, промурлыкала Блейз. Фирра густо покраснела и, моментально забыв, что «ноги ее не держат», отстранилась от преподавателя, а сам Авалон негромко рассмеялся.
- Магический облик феи служит отображением ее, скажем так, внутренних качеств и взглядов. В сущности, он может быть абсолютно любым, все просто неосознанно придерживаются общего трафарета. Что касается леди Фирры, то ее крылья действительно не совсем обычны, экстравагантны, я бы сказал, - при этих словах алфейка покраснела еще гуще и потупила глазки, хотя, в сущности, «экстравагантно» было не более чем красивым синонимом к «странно». - но по сути своей она такая же волшебница, что и все ее однокурсницы. Если вы уже отдохнули, девочки, сейчас я объясню принцип действия и схему заклинания, использованного Фиррой, а она поможет наглядно продемонстрировать, как оно работает.
- Да куда уж нагляднее-то? – негромко хмыкнула Равена. Побледнев от бешенства, Дьерра закусила губу.
- Может быть, на сей раз ты попытаешься ему противостоять? – хмуро предложила она ведьме.
- Я не возражаю, - равнодушно пожала плечами та, хотя взгляд на алфейку из-под приопущенных густо подведенных век стал внимательнее и настороженнее, словно Равена уже прикидывала действия и шансы, но Авалон предупреждающе вскинул руки.
- Хватит на сегодня поединков, леди! – отрезал он. – Позвольте уж старику закончить сегодня поскорее и отправиться на заслуженный отдых, коль скоро сами к последнему предпраздничному дню совершенно равнодушны. Если желаете, вернемся к этому через неделю, а пока – отрабатываем плетение заклинания.
Дьерра едва сдержала зевок, а вот ведьмы, все еще стоявшие по обе руки от нее почетным караулом, видимо, из опасения, что черную фею опять начнет шатать (ха-ха три раза, да ей минуты хватило на восстановление как магических сил, так и физического состояния!), напротив, заинтересованно притихли. Ну и на кой демон им схема заклинания, которой воспользоваться без волшебных умений все равно нельзя? Сомнительно, чтобы в колдовства работали аналогичные принципы. По правде говоря, рассказывал Авалон тоже небезынтересно, самую нудную тему умея преподносить так, чтобы удерживать внимание зрителей, но просто слушать Дьерре всегда было скучновато. Фирру ангел использовал в качестве одновременно ассистента и наглядного пособия, заставляя в нарочито замедленном темпе сплетать свои «ленточки». Основную часть заклинания, требующую и основных хотя и все равно небольших) затрат энергии, составлял поисковый импульс, выявляющий слабые точки в плетении заклинаний противника. Точного укола в такой узел уязвимости вполне хватало, чтобы развеять в десятки раз более мощную атаку – хотя со сложным плетением вроде тех же «птиц» (в Алфее их, как выяснилось, окрестили «бабочками») «змейки» и не справлялись. Как и следовало ожидать – все действительно важное Дью и сама поняла еще во время поединка, а теперь профессор впустую тратил время, разжевывая теоретическую часть. Схему заклинания черная фея, хоть и поняла, но воспроизвести не сумела, такими тонкими потоками манипулировать ей никогда не приходилось, поэтому девочка чувствовала себя, как сказочный герой, пытающийся подковать блоху. Вернее, еще хуже - тому это, кажется, все же удалось в конце концов! Гораздо полезнее будет не освоить само заклинание, а придумать какой-нибудь способ с ним бороться… В принципе, тактика отвлечь подобную защиту парой десятков мелких атак, а по-настоящему атаковать той же «птичкой» не напрямую оказалась вполне действенной, придется только учесть на будущее, что упускать «змеек» из виду нельзя. Если бы Авалон позволил ей сейчас отыграться по-настоящему… но, кажется, насчет поединков профессор не шутил.
Не лучше ли подкараулить златовласку где-нибудь подальше от преподавателей-секундантов? К сожалению, феи поодиночке практически не ходили, а Равену и Блейз вряд ли удастся уговорить поддержать соседку – подругой ее колдуньи не считали, хотя после совместного отбывания в Ледяных залах стали, кажется, относиться с несколько большим благодушием. Одна против команды девочка выходить не рискнула бы, а то выйдет, как с этим «роем» - может, поодиночке каждая атака мелкая и неопасная, однако, набросившись со всех сторон, отмахаться не дадут! 
Наконец лекция ангела, наглядные демонстрации все еще весьма скептически настроенной Фирры и бессмысленные попытки Дьерры повторить ее волшебство подошли к концу, правда, так и не приведя ни к каким видимым результатам. Стоило Авалону объявить об окончании сегодняшнего занятия и прежде, чем он успел вежливо распрощаться, Блейз козочкой подскочила к профессору, деловито подхватив под локоток.
- Раз Вы сказали, что все равно собираетесь отдохнуть, может быть, согласитесь поужинать с нами? – довольно промурлыкала она.
Светло-синие глаза алфейки на миг озарились оранжевым. Не мудрствуя лукаво, она повисла на руке Авалона с противоположной стороны.
- С какой это стати? – возмутилась она. – Нам пора возвращаться в Алфею, правда, профессор?
- По какому это праву ты лезешь, когда обращаются не к тебе?! – зашипела блондинка.
Равена прижала ладонь к лбу, демонстративно закрыв глаза и изображая бесконечное терпение. По крайней мере, у этих балбесок хватило ума не начать дергать Авалона в разные стороны, перетягивая на момент каната. Хотя вцепились обе не хуже клещей.
- Кхм, леди, прошу вас! Мне очень жаль, Блейз, но на сегодня у меня уже расписаны все планы. Благодарю вас, но это невозможно, - не делая резких движений, ангел опасливо высвободил левую руку из захвата ведьмочки. – Именно поэтому, Фирра, возвращаться сейчас вместе с тобой в Алфею я тоже не планировал. Извини.
- Разве у Вас отнимет много времени проводить меня? Я не хочу оставаться одна, тем более, сейчас! Вы видели ее лицо? – алфейка обвиняющее ткнула пальцем в Дью. – Она все еще хочет отыграться, а для ведьм ничего не стоит напасть на меня по дороге обратно!
- Для ведьм ничего не стоило бы, - криво улыбаясь, мягко поправила Равена. – но нам ты и даром не сдалась, дорогуша, а Дью как раз-таки фея. Так что нечего на зеркало пенять, как говорится…
- Ничего, - все еще с наигранно-боязливым видом придерживаясь за вторую руку профессора, пробормотала Фирра. – как я посмотрю, в вашей школе она уже успела многому научиться по части своеобразных принципов морали! Вернее, их отсутствию!
- Ну что за глупости, детский сад какой-то, честное слово! – заглядывая в лицо Авалону, с покладистой улыбкой развела руками Блейз. – Обещаю, профессор, мы ничего ей не сделаем. Кажется, феи становятся храбрыми исключительно при двойном-тройном численном преимуществе, но Вы-то понимаете, что ее опасения беспочвенны. Спичка… то есть, Дью, конечно, вспыльчивая… как спичка, но она и остывает быстрее, чем кофе в чашке! К тому же мы с Ро вполне можем удержать ее от лишних глупостей! Что касается ужина… мне так жаль! Но может, во время праздников у Вас найдется время для нас?
Ангел пробормотал что-то уклончивое, а Фирра вцепилась в его руку покрепче, судя по хмурому виду, едва сдерживая предложение приглашать на обеды и ужины сморчка-зелейника из Торрентуволлы, а чужих учителей не трогать, но это прозвучало бы не слишком вежливо по отношению к самому Авалону, так что феечка усилием воли прикусила язычок.
Дьерре слова белокурой колдуньи тоже не особенно понравились, но она промолчала. В конце концов, последний удар остался за ней – не важно, до конца тайма или после, и, чем дальше, тем бессмысленнее выглядела идея сведения каких-то там счетов. Научиться противостоять такой тактике на будущее – это же совсем другое!
- Но вы можете проводить нас до города, чтобы убедиться, что ни на кого мы по дороге не набросимся! – скорчив зловещую гримасу, Блейз выразительно пошевелила скрюченными пальцами, вытянув ладони перед лицом.
- Ну что вы, леди, разумеется, я вам верю. Удачных выходных, - Авалон с улыбкой похлопал блондинку по плечу. Та с легким разочарованием вздохнула.
- Ладно, девчата, - Равена приобняла Дьерру и Блейз, положив им руки на плечи. – двигаем в наш родной гадюшник, рас уж с ужином в ресторане не вышло?

0

112

«Гадюшник» производил не такое уж плохое впечатление. Как внутренне, так и снаружи – при всей нелюбви Дью к холоду, окутанный снегопадом дом посреди городка, в котором даже посреди зимы температура редко сползала ниже нуля, заставил ее замереть с открытым ртом от восторга. Девочка никогда не видела столько снега наяву – действительно не видела, в том числе и до потери памяти, в этом она отчего-то была совершенно уверена. Может быть, жить посреди сугробов в этом белом мареве она и не захотела бы, но смотрелся таинственный особняк потрясающе.
- И так всегда? – едва обретя дар речи, отчего-то шепотом спросила Дьерра у спутниц.
- Нет, разумеется. С ноября по март – если в общих чертах. Даже у тети Аси не хватило бы Дара поддерживать снегопад при местном климате в жаркое время года.
- О, учитывая, что в местном климате у нее считается «жарким временем» весь год полностью, то все относительно! – Блейз тихо хохотнула.
Дьерра продолжала неподвижно таращиться в глубину снегопада. Над дорогой, где остановились все три девушки, никакого снега не шло и небо оставалось почти чистым, а всего в нескольких шагах впереди зыбким занавесом падала завеса, и темное сизое облако спускалось над башенками миниатюрного замка низко-низко…
- Не трусь, здесь не обедают посетителями! – ободряюще хлопнула Дью по спине Блейз.
- По крайней мере, теми, кто здесь по нашему собственному приглашению, - добавила Равена. Кажется, их нелестное мнение о феях распространилось и на нее! Эта Фирра могла бы поискать иной повод и формулировку, чтобы выразить желание чуть дольше насладиться обществом профессора, честное слово!
Возмущенно передернув плечами, девочка сбросила ладонь белокурой колдуньи и, обогнав обеих спутниц, быстрым резковатым шагом вошла на заснеженный двор. Ничего тут она не боится, даже леди Айсольда не так-то и…
На предплечье капканом сомкнулись челюсти огромного пса, благодаря длинной густой шерсти чистейшего белого цвета – а может, в этом была и примесь какого-то колдовства – становившегося совершенно невидимым среди окружающих сугробов, пока зверь оставался неподвижным. Пес не рычал и не пытался рвать руку Дьерры зубами, просто крепко удерживал в стальном захвате.
- Дженуаро, как тебе не стыдно? Скверный пес, нехорошо! – светловолосая девочка лет десяти в пушистом белом свитере и светло-голубых брючках тоже без всякого труда могла бы раствориться среди сугробов и снегопада, если бы не учинила подобного грохота, оступившись на ступеньках крыльца в попытке сбежать вниз, и едва удержавшись на ногах. – Прошу прощения, мэм. Не пугайтесь, он же еще щенок, ему просто хочется играть!
Дьерра покосилась на невозмутимую мордаху «щеночка», если и уступающему размерами медведю, то крайне немногим. Подбежавшая и с легкой неуклюжестью повисшая у пса на шее девчушка могла бы без труда использовать его в качестве лошадки. Впрочем, пасть зверюга неохотно разжал, довольно-таки зловеще облизнувшись напоследок.
- Ах, забыла тебя предупредить, - весело сообщила за спиной Равена. – к тому же он чуточку подрос с тех пор, как мы переехали в Торрентуволлу, совсем вылетел из головы. Привет, Герда, душенька. И ты пушистик!
Пока Дью беззвучно раскрывала рот, еще не определившись, ругаться собирается или просто завизжать – все равно кроме глухого хрипа пока ничего не выходило, ментальная ведьмочка весело потрепала девчушку по сливочного цвета волосам, чмокнула в нос жуткую собачью морду и деловито направилась к дому.
- Вы в порядке, мэм? – Герда поймала Дьерру за руку. – Не споткнитесь… дорожки расчищать не успеваем, а чтобы ходить по глубокому снегу, нужна привычка – здесь этим мало кто может похвастаться.
Ноги у черной феи начали было заплетаться вовсе не из-за этого, но она бросила на ребенка благодарный взгляд, покрепче сжав протянутую ладошку. Шок быстро прошел, а при более внимательном рассмотрении Дженуаро, сейчас отчаянно виляющий хвостом и предпринимающий попытки взобраться Равене на ручки, едва не обрушивая ее своим раза в полтора превосходящим весом в снег, выглядел гораздо более симпатично и безобидно. Блейз последовала за подругой и Дью, убедившись, что не растянется уже на ровном месте, собиралась уже последовать за ними… когда участок и дом ощутимо тряхануло. На невидимом от калитке дворе за домом вздыбилась и опала огромная сияюще-белая волна, с грохотом осыпались пласты снега с крыши и… кажется, все затихло. Герда тихо охнула, прикрыв глаза свободной ладошкой, а пес подогнул все четыре лапы, прижавшись к заснеженной земле.
- Севериан просил не мешать им, - тихо сообщила девчушка, которой, кажется, не понравилось что-то на лицах ведьмочек.
- Мы только посмотрим одним глазком! – поспешно возразила Блейз, меняя направление и, вместо того, чтобы подняться на крыльцо, огибая дом.
- Ну, и попытаемся не получить во второй какой-нибудь сосулькой! – оптимистично добавила Равена. Дью давно успела заметить, что ерничать по любому поводу или без повода вообще было одним из любимых занятий темной колдуньи…
Севериана Дьерра не видела с того самого дурацкого бала. У них просто не было возможности пересечься где-то случайно, хотя во время вылазок в город девочка, прямо говоря, навязывалась в компанию соседкам, рассчитывая, что хотя бы они будут время от времени видеться с родственниками из Фонтароссы… Тор действительно частенько составлял компанию сестренке, но Севериан и с ними, похоже, предпочитал держаться особняком. Интересно, существовали ли вообще люди, с которыми юный лорд мог общаться не по крайней необходимости, а просто потому, что сам того хотел. Вспомнив темноволосую фею в зеленом, Дью мысленно поморщилась. К тому же, кажется, к той у него тоже было какое-то там важное дело! Жуткий, невозможный тип!
Высвободив у Герды руку, Дьерра немного неуклюже поспешила за Равеной и Блейз, спотыкаясь на каждом демоновом сугробе. Обгонять ведьмочек она больше не решилась, уже сообразив, что от этого дома и его обитателей можно ожидать каких угодно сюрпризов, большинство из которых вряд ли будут приятными.
  Так, в общем-то, вышло и на этот раз. Едва троица девушек обогнула дом, вместо ожидаемого сада оказавшись просторной заснеженной пустоши, Равена поймала за руку первой идущую Блейз и, резко развернувшись, подтолкнула Дью, заставив обеих прижаться к каменной стене. Очень вовремя – мимо в следующее мгновение пронеслись несколько ледяных копий, одно из которых разбилось о стену буквально в нескольких сантиметрах от девушек, окатив их мелкими остренькими осколками.
- Все в порядке, я установила барьер, - шепнула Блейз. Дьерра немного сомневалась, что электрические всполохи, через которые чаще всего проявлялась магическая сила блондинки, могут быть всерьез противопоставлены этим летающим сосулькам, поэтому на всякий случай заготовила к активации собственный «щит». Стянуть достаточно силы на морозе, да еще не трансформируясь в боевое обличье, потребовало изрядных усилий, активированная защита не продержалась бы долго, поэтому черная фея приготовилась возвести ее только в самый последний момент.
Ни Севериан, ни Айсольда, кажется, их появления даже не заметили. Ведьма, царственно скрестив руки, стояла в центре небольшого снежного вихря, ласково перебирающего шелковистые белые волосы и складки на платье хозяйки. Невольные зрительницы могли видеть только общие очертания удивительно неподвижной фигуры в глубине разыгравшегося вихря. К ее сыну отношение запертого в пределах двора бурана было куда менее бережным – усмиренный в центре, отдаляясь от Айсольды ветер все сильнее впадал в яростное безумство, едва не сбивая юношу с ног. Кого угодно другого – сбил бы почти без труда при первой же попытке пройти сквозь метель, в этом Дьерра не сомневалась ни капельки. Но Севериан стоял и даже – с переменным успехом – неспешно передвигался вперед. Снежный ковер под ногами волновался, словно воды странного белого океана. Если перед домом снегопад лениво кружился мягкими и легкими хлопьями, то снежинки в буране отчего-то оказались мелкими, жесткими и острыми, с примесью ледяной крошки, даже до девочек добралось несколько жгуче-холодных порывов, иголочками впивающихся под кожу, не хотелось даже представлять себе, каково приходилось Севериану – тем более лицо его Дьерра видела всего пару раз, мельком, когда тот, не устояв по какой-либо причине на ногах или просто уклоняясь, сворачивал в сторону, и при такой паршивой видимости не могла рассмотреть, действительно ли оно все покрыто мелкими царапинами.
Прикрыв лицо полой синего плаща – этот жест напоминал бы отточенное движение какого-нибудь опереточного демона, если бы не был продиктован сейчас крайней необходимостью, юноша рванулся в глубину тумана, свободной рукой активируя серебристый меч с каким-то неровным лезвием. До Дью не сразу дошло, что атаковать он пытается ведьму… впрочем, успехом эта попытка не увенчалась – даже не поворачивая головы, Айсольда лениво вскинула руку, и с десяток «ледяных копий», подхваченные круговертью бурана, разлетелись по слегка меняющейся траектории, так, что уклониться ото вех одновременно не стоило и пытаться. Одну из двух зацепивших его сосулек Севериан успел отбить мечом, но вторая сбила его с ног, глубоко вонзившись где-то между ключицей и плечевым суставом.
Ветер мгновенно затих. Поджав бледно-черничные губы, беловолосая ведьма нависла над сидящим на снегу сыном.
- Это никуда не годится! Полгода прошло, а ты едва-едва продвинулся в своих умениях, до сих пор ни разу не сумел меня даже достать! – печально знакомым для всех учениц резким тоном уничижительно бросила она. – Право же, двадцать лет назад уровень учеников Фонтароссы был существенно выше!
- Или тебе так казалось, потому что твой собственный – существенно ниже! – глухо огрызнулся Севериан, неловко поднимаясь на ноги. Обломок сосульки по-прежнему торчал у него из плеча, сине-белый мундир начинал слегка пропитываться кровью (Дьерру немного удивило, что она течет так медленно), но ни Айсольду, ни самого юношу это, казалось, сейчас совершенно не беспокоило.
- Молчать! Просто позорище. Я далеко не… ну, во всяком случае, на данный момент, я – далеко не сильнейший из магов, а ты, хотя бы к окончанию этой своей Школы Героев, должен быть готов справиться даже с сильнейшим! А пока что все твои достижения гроша ломаного не стоят! И… впрочем, пустое. Иди, попроси Дарси что-нибудь сделать с этой твоей царапиной, прежде чем мы продолжим. Ты эти праздники на весь грядущий год запомнишь!
- Благодарю, матушка, на память я и без того никогда не жаловался, - тихо, с какой-то даже словно бы нежностью ответил Севериан. Айсольда устало прикрыла глаза, прижав кончики пальцев к левому виску.
- Иди. Иначе «копье» растает и тебя еще и после кровопотери придется дня два пичкать восстанавливающими зельями прежде, чем меч держать сможешь!
- Когда я не смогу удержать меч, это будет значить, что я уже умер. Благодарю за урок, матушка, и…
Он попытался поклониться, но покачнулся, с трудом удержав равновесие.
- Иди же! – хмурясь, повторила ведьма.
- Однажды я все-таки до тебя доберусь.
- Надеюсь, ты не думаешь, будто этого будет достаточно.
Решив, по всей видимости, больше не рисковать с попытками поклона, юноша коротко кивнул и направился к дому. Девушки, наконец-то сумевшие отклеиться от стены, выскочили навстречу. Лицо и форменный мундир Севериана вблизи выглядели так, словно сражаться ему приходилось не со снежным бураном, а со стаей одичавших котов – мелкие, но, видимо, довольно глубокие царапины и колющие ранки буквально живого места на нем не оставили. Хотя судя по бодрому и, мягко говоря, озлобленному виду, от боли он сейчас не страдал.
- Ты в порядке? – буднично поинтересовалась Блейз. Беловолосый поморщился.
- Это вопрос из вежливости или, быть может, ты хочешь чем-то помочь? – ядовито осведомился он.
- Прости, красавчик, целебные чары и эликсиры мы пока еще не проходили – только вредоносные, - Равена подмигнула. Как обычно в присутствии Севериана, не сразу справившись с совершенно непривычной растерянностью, Дьерра тоже подошла поближе.
- Я могу помочь, - опасливо предложила она. – я умею…
- О, благодарю, я видел, как ты «владеешь» собственной силой! – слегка морщась, возразил юный фон Норд. – Это ранение беспокоит меня куда меньше, чем перспектива поджарки до хрустящей корочки, поэтому без твоей помощи я уж точно как-нибудь обойдусь!
- Ну и прекрасно! Обходись дальше, - насупившись, пробормотала черная фея. – я тоже постаралась проявить любезность!
Проигнорировав как ее, так и протянутую Равеной руку, Севериан, едва не светясь от злости, стал подниматься по лестнице.
- У тебя явный прогресс, мы же видели. И тетя Ася видела, а то, что она говорит – это ее обычная наставническая манера, уж поверь людям, измордованным уже почти полугодием обучения в Торрентуволле.
- Это я и без вас знаю! – глухо откликнулся юноша. – Что до прогресса… по всей видимости, он оказался недостаточным.
- Нельзя добиться всего и сразу, снеговик!
- Бывают в жизни моменты, когда только к этому и стоит стремиться!
Фон Норд хлопнул дверью, разумеется, и не подумав пропустить девушек вперед. Философски восприняв такую немилость, Равена сама ее открыла.
- И что, у всех ваших родителей такая… манера воспитания? – осторожно поинтересовалась Дьерра, проходя вслед за юными колдуньями в весьма пестро обставленную с жуткой мешаниной стилей гостиную. Севериан успел куда-то запропаститься. Плюхнувшаяся на приземистый диванчик Блей хмыкнула, вскидывая на гостью взгляд бирюзовых глаз.
- Разумеется, нет. Наша мамуля недостаточно хорошо умеет собой владеть, чтобы определить ту тонкую грань, когда заставляешь сражаться на пределе своих возможностей, но и не рискуешь прикончить. Кроме того, она, ну, можно так сказать, в какой-то мере, но все-таки нас с братишкой, пожалуй, любит. На свой интересный манер. Если она и способна подвергать нас опасности, то разве что в состоянии аффекта.
- Да она не меньше трети своей сознательной жизни проводит в состоянии аффекта! – вставила Равена. Блейз философски пожала плечами, видимо, возражать не считая нужным.
- А леди Айсольда? – понизив голос, уточнила Дью.
- Фон Норды не умеют любить. Никого. Это подарок одной из Триумвата Древних основателю их рода. И один из признаков истинной принадлежности к семье, - Равена хихикнула. – Волосы-то и какой-нибудь алхимической гадостью выбелить можно, а это не подделаешь.
Довольно странный подарок, нечего сказать. Хотя у Древних, судя по тому, что Дьерра слышала о них на уроках по истории магии, вообще была своя весьма оригинальная логика, от которой можно было бы ожидать и более странных вещей.
- Когда-то в мире, который сейчас называется Квадросом, было основано королевство четырех ветров. – не дожидаясь уточняющих вопросов, заговорила Равена. - Очень молодое и небольшое королевство, после того, как люди пришли в тот мир, успело смениться всего два поколения властителей. У последнего короля было три сына от разных жен – король ветров и характер имел соответствующий, капризный и не слишком постоянный. Впрочем, когда началась эта история, король уже почувствовал приближение старости – старшему его сыну к тому времени было около тридцати. Айрас был великим воином, сильным, бесстрашным и, как часто прилагается, требующим подобного и от других. Помимо славных подвигов старший принц прославился весьма-таки… радикальными решениями. Даже жестокими. Воинская каста поддерживала его, но простой народ недолюбливал. Да и сам король явно отдавал предпочтение второму принцу, Сефиросу, гораздо больше похожему на него самого. Вообще-то вторым ребенком в королевской семье была принцесса, но ее до поры до времени никто просто не учитывал – знаете ведь, до основания Школ волшебства и колдовства женщины во всех королевствах оставались на вторых ролях. Так что ей наследование в любом случае не светило, к тому времени принцесса была замужем за одним из знатных придворных, вела скучную светскую жизнь и об участии в дележке пирога не помышляла. Однако, так вышло, что ее супруг и младшие братья вступили в заговор, решив избавиться от старшего. Айрас мало кого устраивал в качестве наследника престола, но ему подчинялась вся внутренняя армия, король отказался просто отречься от сына из опасений, что воинское сословие поддержит его, и нежелания начинать гражданскую войну. Все попытались решить гораздо проще – во время охоты в горах на старшего принца было организовано покушение. Он выжил, однако остался один, посреди заснеженных гор без ездового зверя и каких-либо припасов. Поскольку вечером того же дня в горах разразилась ужасная снежная буря, все с уверенностью сочли Айраса погибшим. Старый король через какое-то время умер, уж никому не известно, сам или с чьей-то помощью, но прежде, чем Сефирос успел надеть корону, вернулся из гор его старший брат. По его собственным словам, его спасла жившая – если можно так сказать – в горах «госпожа Зима». Вообще-то человеком он был весьма замкнутым и неразговорчивым, так что подробности этой истории так и остались никому не известными. Вместе с Айрасом с гор спустились послушные ему снежные волки – кстати, тот милый пушистик во дворе их дальний потомок, эти псы издревле служат владыкам севера. Поговаривали, что эти звери обладают своеобразным разумом и принц, присоединившись к стае, по их собственным правилам чести одолел в схватке вожака, после чего и занял его место. А еще волосы Айраса стали после этой несостоявшейся смерти из русых белоснежными. В столице королевства Ветров произошел переворот, старший сын объявил себя правителем, брата он пощадил, хотя… Сефирос был назначен офицером Королевского Военного флота и отправлен в исследовательскую экспедицию для картографирования западных владений… по сути дела, его отослали из столицы на еще необжитые побережья. А вот муженек сестры был казнен – тогда-то она затаила злобу, принявшись плести уже свои интриги. Уже в компании с самым младшим братом – Айрас считал того безобидным дурачком, оттого… повел себя несколько беспечно, оставив еще одного претендента на трон в столице. Зря, особенно учитывая, что популярностью новый правитель не пользовался. Его характер после того покушения стал еще неприятнее, Айрас умел жить лишь на войне, понятия не имея, как ему править мирным королевством, возможно, он и братьев оставил в живых из этого расчета – ему просто нужны были враги. Поэтому он привел войну в свое королевство… поговаривали, что Древняя ведьма, спасшая ему жизнь, взамен забрала душу – вскоре уже и кто-то из прежде верных воинов Айраса стали переходить на сторону его брата и сестры. Развязалась еще одна гражданская война, и на сей раз ему повезло меньше. Случился первый раскол, сделавший Север самостоятельным владычеством – изначально это были почти безжизненные горы и лесотундра за хребтом, куда Айраса и верных ему людей оттеснили со временем, банально закидав их шапками. Но выживать – это оказалось как раз тем, что они умели лучше всего. По примеру своего предводителя, первого лорда фон Норд. Сефирос от этого остался в стороне, уже не знали точно, жив ли он… этот принц объявился несколько лет спустя уже в качестве правителя независимой пиратской республики. В его честь назван самый крупный остров Западного архипелага, где расположена их столица. Последний удар вообразивший себя было новым королем младший принц Хамсин получил уже от сестренки. Хорошо заранее спланированный удар, который она, наверное, еще со смерти мужа планомерно готовила. Во всяком случае, он был удачным: до сих пор матриархальное владычество южных лесов занимает на Квадросе лучшие плодородные земли, а происходящему от Хамсина роду владык Востока остались, преимущественно, пустыни. Да вошедший в традицию агрессивный патриархат, чтобы столь плачевно завершившееся доверие к женщине ни в коем случае не повторилось в истории. С тех пор на Квадросе нет королевства, зато есть четыре Владычества. И бесконечная война, ведь все правители именно своего предка считают «законным наследником» короля Ветров.
- И что, нет никакой возможности остановить ее?
- Четыре правителя располагают примерно равными силами. Если у одной из сторон возникал серьезный перевес, остальные трое объединялись, чтобы восстановить равновесие – такое случалось, например, когда севером правил великий Некрон, обладавший огромной колдовской силой и идеей фикс устроить на планете ледниковый период.
Подавив желание забраться на кресло с ногами, слушая рассказ, Дьерра призадумалась. Видимо, перевес в подобных случаях все-таки был недостаточно серьезным – другого объяснения она не видела. Зная амбициозный характер Севериана, можно предположить, что он надеется изменить существующий порядок вещей… но, вероятно, как и все его великие предки, обречен прожить свою жизнь, лишь раскачивая устоявшееся равновесие.
- А ты прекрасный рассказчик.
Девушки повернули головы, только теперь заметив занявшего одно из разномастных кресел в гостиной Мелодика. Равена с легким недоумением моргнула. На диван, приобняв за плечи сестру, тяжело плюхнулся Тор, от присутствия которого гостиная как-то сразу начала казаться тесноватой.
- Что ты…
- … здесь делаю, и так далее. Тор меня пригласил. Я хотел с тобой увидится, Равена… вообще, мне это кажется, или ты меня действительно почему-то избегаешь?
- Не больше чем кого бы то ни было еще, - качнула головой колдунья. Взгляд, одновременно с тем посланный Тору, не обещал амбалу ровным счетом ничего хорошего.
Намечающийся неприятный разговор был прерван появлением еще одного весьма запоминающегося типа. Блондину с шикарными кудрями до плеч было вокруг сорока – трудно только оказалось понять, в какую сторону «около», поскольку не каждая женщина, пожалуй, шла на такое количество ухищрений, чтобы возраст так и остался загадкой. Впрочем, обаятельная улыбка на живом, с богатой мимикой лице блондина и его карие глаза с лукавыми золотыми искорками делали бы его не в меньшей степени привлекательным, вообще независимо от прожитых лет. На нем был пижонский костюм в чересчур кричащих на вкус Дью цветах и очаровательно вписывающийся в композицию белый фартучек.
- Дети… - мужчина сделал паузу, дожидаясь, когда к нему будет обращено всеобщее внимание. Но тут же, явно утратив логическую нить первоначально заготовленной речи, всплеснул руками. – Ах, как приятно увидеть иногда новые лица! У нас здесь нечасто бывают гости, если бы я мог знать заранее… Добро пожаловать!
- Э-э, спасибо, - пробормотала Дьерра. Мелодик нахмурился, проигнорировав многословное приветствие. Блондин озадаченно поскреб пальцем скулу, чуть склонив голову набок.
- Молодой человек, а мы не виделись с вами раньше? – приблизившись, протянул он. – Ваше лицо выглядит таким знакомым, особенно когда вы делаете… ну, вот так.
Мужчина с отточенностью театрального актера отчасти комично передразнил хмурую гримасу. Блейз хихикнула, прикрыв губы ладошкой.
- Обычно у меня неплохая память на лица, в конце концов, я же художник… Не слышали обо мне? Вероятно, нет, я известен в не слишком широких кругах! Ах, я же забыл представиться, как глупо. Но меня действительно не предупредили, что у нас сегодня будут гости, немного растерялся. Но вы же простите! Меня зовут Санстар, но можно просто Санни, в конце концов, разница между вашим и моим возрастом несущественная…
Ага, лет двадцать, вряд ли больше! И говорить о такой мелочи не стоит…
- Этого буку зовут Мелодик, а девушку – Дьерра, - широким жестом обведя гостей, представила Блейз.
- Юная леди, мое почтение, - отвернувшись от украдкой облегченно вздохнувшего чернявого, Санстар как-то оказался напротив кресла черной феи, присев на ковер у ее ног и поймав девочку за тонкую руку. – какие восхитительные волосы, впервые вижу такой необычный оттенок! Вы очаровательны, милочка. Откуда вы?
- Я… учусь с Равеной и Блейз.
- В Торрентуволле? – непонятливо уточнил блондин. Его ладонь мягко соскользнула с руки Дьерры.
- А вот о таком заранее предупреждать надо! – негромко вставила Равена. Под ошарашенным взглядом феи образ блондина задрожал, словно бы скомкался в пространстве и секунду спустя  крупный кремового цвета кот с пушистой, как воротник, шерстью, принялся с довольным урчанием тереться о ее ноги. – Ну, или предупредить тетю Асю, что для Спички, как и для нас, можно сделать исключение в этом проклятье!
- Проклятье? – настала очередь Дью непонятливо хлопать глазами. Блейз со вздохом поднялась со своего места, подхватив кота на руки.
- Айсольда запретила ему приближаться к ученицам Школы Ведьм… Этот очаровательный котик принимается крутить хвостом перед практически всеми представительницами прекрасного пола, даже если эта прекрасность не особенно-то подтверждена на практике, но после одного случая. Она сказала, что за учениц Школа несет ответственность и она в том числе.
Ведьмочка с улыбкой потеребила кота за ухом.
- Только «наказание» это сомнительное получилось. Вернее, непонятно, кто именно в таком случае наказан. Ему котом ничуть не хуже живется, кажется, и разницы-то не замечает, а нам тут приходилось питаться химически чистой лапшой быстрого приготовления, поскольку только Санни не считает ниже своего достоинства приближаться к плите в этом доме! Эй, тетушка!
Кажется, Айсольда так и осталась стоять столбом на заднем дворе. Распахнув дверь, через которую они вошли, юная колдунья с котом на руках выглянула наружу. Зверь, вывернувшись из объятий и восторженно бросился навстречу ледяной ведьме.
- Вы имеете в виду, - понизив голос до шепота, уточнила Дьерра. – этот Санстар… э-э, он муж леди Айсольды? И… гм?
- Отец Севериана. Угу, сходства не слишком много, но это, пожалуй, положительное качество для них обоих.
Блейз вернулась на свое место, а примерно минуту спустя вошла Айсольда, крайне недовольная прерванной «медитацией». Кот, излучая безграничное счастье, вертелся у ее ног, то и дело принимаясь с трескучим урчанием ласкаться. Жертвой проклятия он себя явно не ощущал.
- Надеюсь, накрыть на стол он успел, не хотелось бы упускать такой шанс провести вечер без его бесконечной болтовни. Потом расколдую… И зачем вы вообще ее сюда притащили, я понять не могу!
Вау! Присутствие Дьерры наконец-то оказалось замечено. Хотя, достаточно зная ледяную ведьму, девочка вообще-то предпочла бы, чтобы ее игнорировали и дальше. К сожалению, ту же неприятную особенность характера унаследовали и Севериан – растрачивать свое бесценное внимание только на то, что вызывает по какой-то причине недовольство. С другой стороны, как теперь становилось понятно, характер своей грандиозной матушки был далеко не худшим, что юноша мог бы унаследовать.
- Санстар из королевства Солярия, да? – почти без вопросительных интонаций уточнил Мелодик, со странным выражением наблюдая за котом.
- Его всегда восторгает, как все удивительным образом об этом догадываются! – Тор хохотнул. – А вообще, если так, то пойдем в столовую, заболтались тут.
Ведьма Марика Шторм до сих пор оставалась единственной из печально известного триумвата, с кем Дьерра еще не была знакома воотчию – только видела прогнозы погоды с ее участием. Собственно, говорить ничего в подобных прогнозах обычно и не требовалось, уже по тому, чья физиономия из сотрудников станции метеоконтроля появлялась на экранах галавизоров, зрители могли сами делать свои выводы. Девочка не совсем понимала, зачем вообще при полном умении контролировать погоду, время от времени ее коренным образом портить… но именно в этой области Марика Шторм была признанным специалистом. Хотя эта женщина пользовалась репутацией, целиком укладывающейся в «лучше при любых обстоятельствах держаться подальше», на Дью она произвела гораздо более приятное впечатление, чем Айсольда: она держалась с грубоватой дружелюбностью, болтала, словно решив восполнить временное молчание Санни и громко смеялась, как правило, собственным же шуткам. А эти разговоры о «состоянии аффекта» - ну, с кем не бывает? Как и Севериан, Тор до такой степени походил на свою матушку, что закрадывалась мысль, будто мужчины ведьмам исключительно для отвода глаз нужны – только вот дочки этого не поддерживали. Лицо и имя отца Тора и Блейз испарилось из памяти, едва его только успели представить – только на беглый взгляд белокурая ведьмочка и на него оказалась не особенно-то похожа.
Мужа Дарлисс удалось увидеть, когда Дьерра уже решила, что его за столом не будет – как ей потом объяснили, у работы наемника был более чем непредсказуемый график и, хотя тот планировал к праздникам вернуться на Магикс… фактически произойти могло все, что угодно. Должно быть, в этот раз дела складывались удачно, раз он ограничился всего лишь небольшим опозданием – все минут пять-семь сидели за столом, когда из-за занавеси, отделяющей столовую от гостиной, снова раздался хлопок двери с внутреннего двора и шаги. Ривен оказался высоким худощавым мужчиной в темных джинсах, белой футболке и расстегнутой кожаной куртке. Волосы того же необычного баклажанного оттенка, что и у дочери, были небрежно собранны сзади к короткий «хвост» - сейчас это сильно подчеркивало острые, почти треугольные скулы на узковатом, хотя и довольно привлекательном лице. Мужчине такие черты шли гораздо больше, чем юной девушке. От кончика брови до линии волос лоб пересекал тонкий белый шрам – то ли руки не дошли обратиться к магам-лекарям для обновления кожи, то ли просто не посчитал нужным. На куртке и лице с одной стороны виднелись какие-то засохшие бурые брызги. Дарси и Равена змейками выскользнули из-за стола – младшая колдунья, коротко чмокнув отца в щеку, почти сразу вернулась на место, а старшая скользнула мужчине за спину, обвив его шею изящными холеными руками и приблизив губы к уху. Ривен проигнорировал и первое, и второе – равнодушным взглядом скользнув по лицами присутствующих, синие глаза цепко вбуравились в лицо сидящего рядом с Равеной Мелодика.
- Посидишь с нами, соседушка? – прервала повисшее молчание Шторми, расплываясь в ласковой, но какой-то неприятной улыбке. Наемник моргнул, перестал пристально вглядываться в лицо юноши, но, так и не ответив ни слова, не без труда высвободился из мягких цепких объятий жены и, резко развернувшись, снова скрылся в гостиной. Хлопнула какая-то уже из внутренних дверей. Право же, человечество так  и не перешло на автоматические раздвижные двери в жилых домах, хотя развитие технологии позволяло это уже около века назад, исключительно из нежелания лишиться такого замечательного способа выражать скверное настроение, как выразительное хлопанье дверьми «старого образца».
- Прошу меня простить, - растерянно пробормотала графиня Дарлисс, тоже выскальзывая из столовой.
- Если узнать его получше, на самом деле он довольно милый человек. Ну, в общем и целом, - Равена улыбнулась и похлопала слегка шокированного столь пристальным изучением Мелодика по руке. – сам увидишь.
- Мне он отчего-то не показался человеком, расположенным знакомиться получше, - юноша криво усмехнулся, словно часть его лица еще не отошла от обезболивающего эликсира после посещения зубного лекаря. – или это я просто ему не понравился.
- Ты сейчас пытаешься судить о книге по обложке…
Дьерра огляделась. Севериан и Айсольда, никого вокруг не замечая, вполголоса обсуждали недавнюю тренировку, кот расселся прямо на крае стола, свесив роскошный хвост и катал по тарелке из тонкого фарфора какие-то произведения нихонской кухни из рыбы. За ним пристально и умоляюще наблюдал с пола пингвин, то и дело разевая клюв в ожидании, что какое-нибудь угощение, наконец, свалится со стола, а Герда, видимо, пребывая в уверенности, что действует украдкой, кормила огромного снежного пса пирожными – крошечная девчачья ручка почти до середины предплечья исчезала в жуткой улыбающейся пасти, в очередной раз запихивая туда лакомство. Блейз, демонстрируя брату, чему успела научиться за неполное полугодие, заставила танцевать по столу перечницы и солонки, одна из которых, подпрыгнув чересчур резво, засветила Тору в лоб, и теперь блондинка, сдавленно хихикая, внимала притворным попыткам  ее придушить. Их матушка сварливо требовала от супруга какой-нибудь реакции на происходящее, возмущенно заявляя, что ее игнорируют, но даже чувствительно ткнув его десертной вилкой в тыльную сторону ладони, добиться смогла лишь слегка недоуменного взгляда. Ривен определенно не был самым эксцентричным из обитателей этого дома – даже странно, что Мелодика так шокировало именно его поведение, отдающее банальной невоспитанностью.
- Я, пожалуй, пойду, - резко отодвинув стул, Дьерра встала. – спасибо, конечно, за приглашение и все такое… но Снеговик определенно действует мне на нервы!
- Да он же ни разу в твою сторону не посмотрел, - отвлекаясь от вялых попыток придушить хихикающую сестренку, резонно заметил Тор. Да уж… ни до ее заявления ни разу, да и после тоже…
- Именно это меня уже и достало!

0

113

да, шикарная семейка))))) Но ИМХО, Айси и материнство - понятия несовместимые.

0

114

Севу все устраивает) Гердочка, правда, с обоими родителями в глубоком взаимном недопонимании, но она, собственно, не представляет, что может быть как-то иначе.

0

115

Владлена написал(а):

Гердочка, правда, с обоими родителями в глубоком взаимном недопонимании,

а с папаней-то какие проблемы?

0

116

))) Такое же ментальное несоответствие, что и у всей остальной семьи. Санька там - единственный экстраверт, а Герда еще и единственная, кого он может безнаказанно тормошить.

0

117

Электра
Необходимости запланированного похода за покупками всей компанией Эля не понимала. Традиция посещения магазинов вообще казалась ей не вполне рациональной: уже не один десяток лет, как все, что угодно, можно было заказать через каталоги Галанета, а виртуальное отображение, неотличимое от оригинала, позволяло ознакомиться с любыми характеристиками товара, не выходя из дома. Очень странно, что обыкновенные торговые помещения не только не отмирали за логической ненадобностью, но и продолжали пользоваться неугасающей популярностью. Наверное, в основном благодаря таким энтузиастам, как принцесса Рада.
- Слышать ничего не хочу про эти картинки из твоего Галанета! – разволновавшись, солнечная фея всегда принималась отчаянно жестикулировать и произносила слова, сильно ускоряя темп, словно опасалась, что ее остановят прежде, чем дадут договорить все, что хотела. Неизвестно, почему – не так уж часто кому-то удавалось ее перебить, а чаще никто и не пытался. – Новости в Галанете, журналы в Галанете, все товары по Галанету, фильмы тоже в этом он-лайне, вместо того, чтобы в кино сходить по-человечески! Неудивительно, что не все на вашем Зените вообще уверены, что реальный мир существует, а не является очередной программой в какой-то жестянке!
Палец с золотисто-оранжевым ноготком обвинительно постучал по карманному компьютеру в руках Электры. Та, не ожидавшая столь бурной реакции на обыкновенный вопрос, молчала. Рада оказалась самой сложной для ее восприятия в компании новых соседок, прошло три месяца, но Эля так и не сумела выстроить четкой психологической схемы, которая помогла бы понимать эту девушку. Хотя в общем и целом солнечная фея вполне соответствовала описаниям истероидной акцентуации, эти описания мало чем помогали противостоять вопиющей нелогичности и непредсказуемости. Из наблюдения за реакцией остальных подруг, Электра сумела заключить, что в разговорах с Радой важно не смысловое значение произносимых слов, а акценты эмоционального окраса – над полной расшифровкой еще следовало поработать, но, кажется, выбранный путь был верным.
- Гм, а что тут плохого? – рискнула уточнить киберфея, заметив, что принцесса проредила свой монолог небольшими паузами между фразами, что обычно указывало на ожидание ответных реплик собеседника. – Так все гораздо проще и удобнее.
- Иллюзорность мира?!
- В этом нет противоречия. Но я говорю о покупках через Галанет – это экономит и время и усилия, надо только ввести запрос, что нужно…
Солнечная фея с тихим стоном закатила глаза. Электра подозревала, что непонимание принятой манеры общения у них взаимное, однако пока что все попытки изъясняться интонационным шифром оставались неудачными.
- Я не могу вот так заранее сказать, что мне нужно. Иногда об этом даже и не думаешь, а стоит увидеть что-нибудь, и сразу становится понятно – оно! Как озарение. Не поверю же, что с тобой такого никогда не бывало!
- Никогда.
Должно быть, немного устав метаться по гостиной для дополнительного выражения распирающих чувств, Рада присела рядом на диване, положив руку Электре на плечи.
- Это потому, что ты никогда и не ходила по настоящим магазинам! Просто не знаешь, о чем говоришь! И сравнивать не можешь! Но мы же – настоящие, живые люди, а не программы, которые могут постоянно жить в электронном ящике! Понимаешь? Надо жить по-настоящему! Кроме того, как мы все сможем стать настоящими подругами, если ты лица от монитора не поднимаешь, Ирис из оранжереи за уши не вытащить, да и остальные… надо больше времени проводить всем вместе!
- Но мы и так, в среднем, до восьмидесяти семи процентов времени проводим все вместе. Обучение на первом курсе еще не разделено на потоки, мы посещаем одни и те же занятия, кроме того, поскольку мы в общежитии, то и время…
- Ну да. Часы учебы и часы сна! – Рада недовольно скривилась. – Я же предлагаю, наконец, отдохнуть, поразвлечься! На вас смотреть уже жутко, а тут еще и Фирра… перед праздниками положен короткий день, а она, наоборот, напрашивается на какие-то дополнительные занятия с профессором Авалоном! – под конец в голосе явно зазвучали ревнивые нотки, хотя спорным было предположение, кого в данном случае принцесса ревнует. Авалон нравился и самой солнечной фее, хотя такой подвиг, как сверхурочные занятия перед праздниками, она считала явно чрезмерным и расстраивалась из-за того, что на сей раз лучшая подруга это мнение не поддержала. О том, что другие могут считать отдыхом или хорошо проведенным временем занятия, не входящие в круг ее собственных интересов, Рада, кажется, тоже не задумывалась – наверное, ее очень удивило бы встречное предложение всем вместе «поразвлечься», исходя из вкусов кого-нибудь еще в компании.
С другой стороны, возможна и вероятность, что подобные прогулки действительно важная составляющая для того, чтобы стать друзьями, а Эля не понимает этого как раз из-за того, что быть живым человеком, а не программой, для нее еще в новинку? Небольшая по ее расчетам, но все-таки вероятность. Не на одну же Раду работает целый городок разнообразных бутиков, быть может, всем девушкам – настоящим девушкам – свойственны такие увлечения, просто не столь ярко проявляющиеся. Хотя, например, Ирис еще утром категорически отказалась бегать вместе с остальными по распродажам, сославшись на дела в оранжерее после занятий и какие-то оставшиеся тайной «свои дела» потом. Итого из четырех случайным образом выбранных девушек одна жить без налетов на магазины не может, одна считает их пустой тратой времени и еще две – относятся спокойно, но в целом положительно. Слишком мало, чтобы выявить какие-то общие тенденции, но на Иллет и Фирру Эля на всякий случай и решила в этом плане равняться. Лучше чересчур усредненные предварительные результаты, чем вообще без них.
- Я же не отказываюсь… просто не совсем понимаю.
- Есть вещи, которые надо не понимать, а просто испытать и почувствовать, - снисходительно улыбнувшись,  Рада похлопала Электру по плечу.
Фирру пришлось дожидаться с дополнительных занятий, а Ирис вообще так и не появилась, чтобы немного занять время Эля предложила Иллет помочь с заданием от Палладиума, а откровенно скучающая Рада пыталась втянуть их обеих в какую-нибудь светскую беседу. Младшая принцесса недовольно бурчала, что не может из-за этого сосредоточиться, по правде говоря, проблемы с этим у нее бывали и без участия разговорчивой сестренки. Структура мыслительных процессов самой Электры вполне позволяла сосредоточить внимание и на нескольких вещах одновременно, только скорость принятия решений несущественно снижалась, однако поддерживать беседу она не старалась: во-первых, не любила чаще необходимого афишировать подобные умения, во-вторых, рассказывая о моде или о косметике солнечная фея вполне обходилась без ответных реплик, а обсуждать знакомых в их отсутствии, согласно программе Эли, было бестактностью. К тому же с фантазией у нее было не очень, оттого строить предположения при почти полном отсутствии информации казалось бессмысленным и утомительным.
- По-моему, если люди не рассказывают другим чего-то, то не без причины – какой смысл стараться все разузнать?
- Ей, но мы же все подруги! Значит, можем друг другу доверять любые тайны, и все дела у нас – общие. Хоть ты со мной согласна, сестричка?
- У тебя и тайн-то никогда не было, откуда тебе знать, следует ими делиться, или нет, - не поднимая взгляда от тетради с конспектами, тихо пробормотала Иллет. Рада обиженно поджала губы.
- Вот, значит, как? И, знаешь, Иль… Насчет Фирры мне, в общем-то, все понятно. И в то, что все срочные дела Ирис связаны исключительно с прогрессорством в этой ее ботанике, готова поверить, эта девчонка с самого начала показалась мне несколько странной, но уж тебя-то я знаю отлично. Что же за «свои дела» у тебя вдруг появились, малышка?
Лунная фея еще пристальнее уставилась в тетрадку, слегка приподняв ее, словно пытаясь так отгородиться. Лицо у нее стало каким-то по-детски растерянным.
- Может, признаешься, где ты постоянно пропадаешь в последнее время?
- Нигде! – голос Иллет слегка дрогнул, а на персиковой коже проступили болезненные розовые пятна. – То есть, нигде конкретно. Я… в конце концов, Рада! Я тоже имею право хоть на какое-то личное пространство, хочу иногда побыть в одиночестве, хотя бы в парке или библиотеке, если по-другому не получается!
- В одиночестве? – с некоторым скептицизмом приподняв брови, переспросила старшая принцесса. Младшая, казалось, готова была расплакаться.
- Постарайся не отвлекаться, иначе мы не закончим с твоим заданием до возвращения Фирры, - попыталась вмешаться Электра, однако лунная фея, насупившись, отшвырнула тетрадь и резко встала.
- А разве кому-то есть дело до моего задания, до моей учебы? – срывающимся голосом выкрикнула она. – Я что, вправе требовать, чтобы она мне не мешала? Разумеется нет, ведь мы говорим о принцессе Раде, вокруг которой обязан вертеться весь мир! У которой есть священное право совать свой нос всюду, куда вздумается! Верно, сестричка?
Развернувшись, Иллет попыталась было решительным шагом удалиться в их с Элей спальню, но споткнулась о зачем-то притащенную кроликом на середину ковра пластмассовую миску и едва успела схватиться за дверной косяк, чтобы не рухнуть. Рада потрясенно хлопала золотисто-карими глазами, глядя сестре в спину.
- Чего это она? Я же не сказала ничего особенного, - обернувшись к Электре, почти с той же растерянностью спросила она. – что с ней вообще происходит? Эля… вы ведь соседки, ты не замечала за ней… чего-нибудь необычного?
- Я - только что - заметила, что она хочет, чтобы ее оставили в покое.
- Не надо язвить! Я же волнуюсь, Иллет моя младшая сестра, я за нее отвечаю. К тому же, когда люди говорят, чтобы их оставили в покое, это один из способов привлечь внимание, когда отчаиваются во всех остальных методах, поверь мне, я знаю, о чем говорю! Я знаю сестренку всю свою – не считая первых десяти минут – жизнь, такое поведение ей совершенно не свойственно, ее явно что-то беспокоит!
- Прости, но я скорее поверю в то, что сама Иллет все-таки лучше тебя знает, чего хочет, - Электра качнула головой. О причинах подобного срыва она догадывалась процентов на девяносто шесть, но именно по этому не считала возможным говорить на эту тему с Радой. Насколько бы ни были нелогичны мотивы лунной феи, к чужой жизни следует относиться уважительно.
- Ты не думаешь, - понизив голос до шепота, настаивала старшая принцесса. – что у Иллет появился… кто-нибудь?
- Я не интересовалась. А думаю… думаю, она сама рассказала бы все тебе, если бы считала это важным или нужным. Прости.
- Совершенно отбилась от рук… еще и откажется теперь идти в город вмести со всеми нами… Эля! Может быть, ты с ней поговоришь, а? Меня сестричка сейчас совершенно не хочет слушать, а ты… можешь, ну…
- Боюсь, я совершенно не располагаю людей к доверительному общению, я загрузила в память полный курс психологии, однако на практике пока что…
- Как раз у тебя может получиться поговорить… м-м, как это? – здраво! Со всеми этими правильными словами. Эля, ну пожалуйста, - мягко сжав ладони киберфеи в руках, Рада пристально заглянула ей в глаза. Все это было настолько не похоже на обычный ее деловитый настрой, что Электра немного заколебалась. – Я просто хочу быть уверенной, что у сестрички все в порядке. Она действительно никогда так себя не вела! Вдруг что-то случилось, а она отчего-то боится или стесняется сказать, она вообще до ужаса застенчивая, еще в средней школе…
- Ничего обещать не могу, - Эля подняла с ковра рассыпавшиеся веером тетради и, прижав их одной рукой, подошла к закрытой двери в спальню. – Иллет, я могу войти?
- А я как-то могу это запретить? – приглушено откликнулась из комнаты младшая принцесса. Одним из самых неудобных моментов в общении с людьми было их практически повальное стремление избегать прямых ответов. Доля секунды Электре понадобилась, чтобы прикинуть, что запретить ей это лунная фея не может, поскольку двойная спальня и принадлежит им обеим, таким образом, отсутствие препятствий вполне можно считать положительным ответом. Если, конечно, ее расшифровка была верной – получалось не всегда.
- Думаю, нет… - перешагнув порог, девушка прикрыла дверь обратно, определенно, к некоторому разочарованию хоть и не вставшей с дивана, но очень внимательно уставившейся ей в спину Раде. Иллет сидела на своей кровати, обхватив руками колени и уткнувшись в них лицом – бледно-золотые волосы по обе стороны склоненной головы почти целиком накрывали ее золотистой вуалью.  – Рада беспокоится за тебя. Говорит, что раньше такое поведение не было для тебя свойственно.
- Ну да! А свойственно мне было всюду бегать за ней тенью, которую привыкли не замечать, пока она есть, а вот отсутствие моментально удивляет и напрягает! Если я раньше не говорила, что мне это не нравится, не значит, что нравилось больше, понятно?
- Нет, - честно ответила киберфея.
- Так что извини, я сейчас просто не в состоянии настроить голову на учебу! Даже меньше, чем обычно!
- Знаешь, в одном из файлов мне встречалось изречение: человеку нетрудно простить чужую вину, но гораздо тяжелее – свою собственную. Ты совершенно не в состоянии нормально общаться с сестрой с тех пор, как…
- Как украла адресованное ей письмо! И свидание! – лунная фея приподняла голову, чтобы с непонятными целями скорчить Эле рожицу. – Даже если дело в этом… хотя не только в этом! Мне действительно хочется иногда побыть одной. Или просто по отдельности от нее, со своей жизнью, собственными друзьями. Ты ведь дружишь, в основном, с Ирис, Фирра с Радой не разлей вода, а я тут как пятое колесо в телеге. Ну… да! Я встречалась с Ди еще несколько раз, между прочим, Рада не права насчет него, с какой стати именно она достойна…
- И как долго ты собираешься всех обманывать?
- А как я должна рассказать правду? Это будет выглядеть подло с моей стороны, хотя на самом деле совсем не так! Диамант может совершенно не интересовать Раду сам по себе, но ты знаешь, как она начинает вести себя, если кто-то пытается перетягивать от нее ее «законное» внимание? Ну уж нет! Сколько бы это все ни продлилось… хотя бы на это небольшое количество счастья я имею полное право!
- Получается, ты стараешься наладить свою собственную, отдельную от сестры жизнь, подражая ей и от ее имени? – непонятливо переспросила Электра, решив, что истолковала что-то в услышанном не так. Иллет снова скорчила гримаску.
- Вот только не надо иронизировать!
- Я и не думала, - уже второй раз Электру обвиняли в том, что она, по правде говоря, и вовсе не умела делать. И вопрос задала совершенно серьезно. Определенно, есть вещи, которых ей никогда не понять.
- Вот и отлично! – принцесса растянулась на кровати, уставившись в потолок.  – Пойди и успокой ее, что сегодня я иду впустую тратить время вместе с вами, руку даю на отсечение, именно это ее в данный момент беспокоит на самом деле.
Эля покачала головой, но послушно вернулась в гостиную. Рада, минуту назад изнывавшая от беспокойства из-за странного поведения сестры, уже безмятежно болтала с успевшей все-таки вернуться Фиррой, словно бы начисто забыв о недавно произошедшем разговоре.
На улицах Магикса всегда царили оживление и та неповторимая атмосфера, которую способны создавать только многочисленные отдыхающие после занятий студенты, однако в праздничные и предпраздничные дни все это увеличивалось в геометрической прогрессии. И без того пестрящие разнообразием витрины были специально украшены, отовсюду звучала музыка, время от времени сливаясь в неразборчивую какафонию, прямо на улицах проводились небольшие выступления и аттракционы, словно город превратился в гигантский парк развлечений. Как ни странно, Иллет не только действительно пошла вместе с остальными, но и почти так же быстро, как и сестра, словно забыла неприятный разговор в общежитии. Во всяком случае, поведение ее ни в чем не выдавало. Девушки прогуливались по многолюдным улицам, останавливаясь, чтобы посмотреть некоторые из представлений, заглянуть в какой-нибудь магазин или салон. Рада недовольно фыркала, что модные тенденции приходят в Магикс с некоторым запозданием, но все равно, похоже, считала магазины одной из основных целей вылазки – справедливо, учитывая, что им еще предстояло купить подарки на предстоящие праздники, но все же нарядам в общем ассортименте можно было и не уделять такого пристального внимания. Дарить одежду кому-то все равно слишком рискованно – легко ошибиться в выборе.
- Странно, что Ирис так категорически отказалась с нами пойти, - устав потрясенно оглядываться по сторонам, заметила Фирра. – у нее столько младших братьев и сестричек, наверняка, им всем придется искать какие-то подарки, когда это делать, если не на специальных распродажах?
- На Линфее принято дарить только то, что делают своими руками.
- Как глупо! – фыркнула, ненадолго отвлекаясь от парада голографических манекенов в витрине, демонстрирующих не слишком-то актуальную в середине зимы коллекцию купальников и пляжных костюмов, солнечная фея.
- Это выражение внимания к близким людям. Создать что-либо сложный и творческий процесс.
- От которого в итоге толку мало. В других мирах зачастую такие причудливые традиции, просто забавно!
- А по-моему, интересно узнавать новые и необычные вещи, даже если они и кажутся немного странными. Ты ведь так настаиваешь на том, чтобы ходить по магазинам самостоятельно, хотя все могла бы получать на заказ, потому что иначе тебе неинтересно. А линфейцы любят создавать разные вещи своими руками… или выращивать – потому что приобретать фабричные изделия кажется скучным.
Наблюдать за людьми – это Электре казалось действительно интересным занятием. Если что-то в походе по магазинам ее и увлекло, то именно поведение окружающих – к товарам киберфея, вопреки всем прогнозам, так и осталась совершенно равнодушной. Возникало подозрение, что и остальным девушкам интересны не покупки сами по себе, а исполнение какого-то необычного ритуала, Эле пока что понятного только в принципе действия, а не сути своей. Только наблюдая за другими, можно обучаться, составлять свою собственную программу, при этом не начиная просто копировать чужое поведение – это было важно. Наверное, сами люди тоже делали что-то подобное, просто неосознанно.
Небо уже потемнело, а улицы города, напротив, засветились неоновыми прожилками, как огромная цветная лампа, дизайнерской причудой оформленная в виде изящных небоскребов, некоторые из которых были не совсем правильной формы, когда компания остановилась в небольшом кафе, оформленном под какой-то фантастический вагончик. Не без труда разместив вокруг пакеты с покупками, девушки заняли один из столиков, по удачному стечению обстоятельств освободившемся примерно одновременно с их появлением. Подружки оживленно болтали, конкретной смысловой направленности разговора, правда, Эле уловить так и не удалось, только когда Фирра рассказала о своем дополнительном занятии с Авалоном, признавшись, что видела сегодня «тех самых» ведьм, которые появлялись на балу, киберфея слегка насторожилась. Короткий сбой, который ей обеспечила та блондинка с привычкой швыряться молниями, опасно приблизил Электру к разоблачению, чего все еще хотелось избежать. Интересно, является ли ее собственная тайна таким же обманом и недоверием, которые так не нравятся Раде? Но Эля не знала, как подруги могут отреагировать… и, наверное, в этом смысле хорошо могла понять Иллет.
- Знаете, мне говорили, что в наше время нет особенно сильных огненных магов – из-за того, что вне родного мира, или хотя бы Магикса, способности не могут в достаточной мере развиться… но та девушка, черная фея, она ведь тоже управляет огнем… и обладает колоссальными способностями. Хоть профессор и обещал защитить меня, если что-то пойдет не так, было так страшно… эта ненормальная, кажется, действительно хотела убить меня, по-настоящему, словно это была не тренировка, а реальный бой.
- Не так уж она и несказанно могущественна, раз победить не смогла вовсе, - отмахнулась маленькой десертной ложечкой Рада. – А ненормальная – чего еще можно ждать от ученицы Торрентуволлы. Да еще и феи при этом!
- В Алфее же училась когда-то ведьма…
- Значит, та ведьма была более нормальной, чем следует, а здесь-то все наоборот!
- Как вы думаете, эта девочка могла вырасти на Домино. Это самое сердце Империи, но я слышала, что существуют люди, туда переселившиеся…
В основном это были преступники, готовые сбежать куда угодно, где их не станут преследовать, или просто авантюристы. Хотя и среди них – совсем немногие. Если там и были уроженцы огненного мира, выжившие при катастрофе сорок лет назад, как-то трудно было себе представить, чтобы кто-то решался заводить детей, поселившись буквально у жерла действующего вулкана. А черная фея была, если и младше большинства первокурсниц, то совсем ненамного.
- Такая вероятность есть, хотя и не более… небольшая, - вспомнив, что остальных иногда раздражает склонность сыпать точными цифрами, изменила формулировку Эля. – и непонятно, как в таком случае, она могла оказаться на Магиксе, пусть даже и в Торрентуволле.
- И зачем только профессор взялся ее обучать? Чтобы неприятностей из-за нее было еще больше? - Фирра убито вздохнула. – И почему именно он? Неспроста эти две ведьмы вокруг все время крутятся – уж им эти уроки точно ничем полезными быть не могут!
- Ты же не ревнуешь к этим хеллоуинским пугалам! – хлопнув подругу по плечу, хохотнула солнечная фея. Огневка с легкой обидой надулась, заметно покраснев.
- Просто хочу узнать, кто эта девочка и почему ее считают настолько важной, что даже обеспечили обучение по такой необычной программе, только и всего! Вы все знаете, как мало сейчас известно о магии огня, а тут – как кролик из шляпы! И к тому же темная. Я думала, темным враждебно само истинное пламя!
- Ведьмам, а не темным. Направление тут значения не имеет. Императрица – тоже маг Огня.
- Если быть уверенными, что она вообще существует, учитывая, что никто…
- Во время битвы на Андросе ее видели – лично. Разумеется, существует.
- Но мы-то только с чужих слов можем об этом судить.
- А кому еще станут подчиняться драконы, если не…
Спор был прерван появлением среди пестрой толпы – многие лица уже успели стать знакомыми, особенно Электре с ее фотографической памятью, но особенно ни с кем из присутствующих девушки не общались – принца Диаманта и, разумеется, Лиона, кажется,  повсюду следующего за ним попятам. Вместо форменных мундиров оба  были одеты в короткие камзолы поверх рубашек из тонкой легкой ткани и узковатые брюки. На принце камзол был зеленым, с золотым шитьем и довольно крупными изумрудами вместо пуговиц – вообще, украшений Диамант нацепил несколько больше, чем диктовали правила повседневного костюма, особенно для юноши. Рубашка, судя по манжетам и воротнику, была сахарно-белой, а брюки – золотистого светло-бежевого оттенка. Одежда Лиона была черной. Абсолютно вся, до последней ниточки – в сочетании с бледной кожей и волосами цвета красного дерева это придавало ему несколько зловещий вид. Рада заметно нахмурилась, а взгляд Иллет стал откровенно испуганным, казалось, лунная фея готова нырнуть под стол… однако принц Диамант к их столику даже не приблизился, поприветствовав всех девушек дозировано-любезным полукивком-полупоклоном. Ну правильно, зная отношение настоящей Рады к нему, Иллет наверняка потребовала условия секретности,  да и предупредила, что в кругу знакомых сделает соответствующий вид. Реакции сестры – соответствующий. Зато…
- Добрый вечер, леди! – к столику подошел Лион. Ведьмы это кафе своим вниманием не жаловали, оттого мрачный костюм юноши в праздно разряженной толпе выделялся даже сильнее вызывающе-шикарной одежды принца. Рада нахмурилась еще сильнее, демонстративно поджав губы. – Привет, Иллет.
- Привет, - протянув руку через стол, младшая принцесса с улыбкой пожала бледную ладонь в черном кружеве удлиненной манжеты. Старательно нахмуренные брови старшей шокировано поползли вверх, впрочем, остальные сейчас должны были выглядеть не лучше. – как дела?
- Хотел пригласить тебя на танцевальный вечер в академии Бета. Знакомые девушки настаивают, чтобы я заглянул в гости, а появляться без спутницы… это может быть расценено, как провокация.
- Я…
Не позволив сестре договорить, Рада вскочила из-за стола. Правда, Лион все равно был заметно выше ростом, чтобы ее движение могло расцениваться, как угрожающее, но девушку это не смутило.
- Бета? По-твоему, хоть одна из учениц Алфеи пойдет - к этим?! Да с ведьмами и то лучше иметь дело, чем с этими вторичными недоволшебницами! Как у тебя язык поворачивается предлагать такое?
- Прошу прощения, принцесса, но я разговариваю не с вами!
- Вот и с ней – не смей! Подобной наглости я еще не встречала.
- Рада, но я… - предприняла еще одну попытку вклиниться Иллет, но Рада драматически вскинула руку, призывая к молчанию.
- Если ты сама не можешь ответить прямо – я скажу.
- Видно, когда вы рядом, никто не может не то, что отвечать прямо, а просто рта открыть! – почти со злостью бросил красноволосый юноша. Снова повернувшись к лунной фее, от заговорил уже мягким извиняющимся тоном.  – Что же… постараемся поговорить как-нибудь потом, когда никто не будет мешать. И на тебя не будут давить.  Встретимся в парке возле озера, как обычно?
- Даже не… Это я – мешаю? Как ОБЫЧНО ?! – задохнувшись от возмущения, солнечная  фея тоже обернулась к сестре.
- Ли, мне очень жаль… наверное, это действительно плохая идея.
- Увидимся, - улыбнувшись уголками губ, Лион помахал ладонью. – леди, удачного вам дня.
- Ну и… вы это слышали? Иль! Признавайся немедленно, ты что, встречалась с этим упырем?  - тяжело рухнув на свой стул, громовым шепотом потребовала объяснений Рада. Сейчас она и сама выглядела как-то чересчур бледно. И, пожалуй, хищно. – Это от его разговоров ты стала так ко мне относиться, да?
- Я отношусь к тебе, как и всегда. К сожалению, ты тоже! – глухо откликнулась Иллет.
- Так значит, все же…
- Встречалась – ну, не в смысле, что – встречалась, а просто. Видимся иногда в городе или в парке у озера, пару раз в кино были и планетарии. С ним интересно общаться, обычно я просто не знаю, о чем разговаривать с парнями, а он…
- Ну, эти двое из тех парней, что почти как девушки! Пф! Как тебе может быть интересно разговаривать с человеком, который только и знает, что хамить.
- Ты и сама могла бы быть сейчас повежливее, - сухо вставила Электра.
- А это приглашение! Это же… просто оскорбительно!
- Мне – нет.
- Сестренка! Это унизительно для всех! Для всей школы, для всех фей, в конце концов! Бета – даже не Великая школа, а пыжатся они… Ни одна ученица Алфей туда никогда не пошла бы – это же общеизвестно! И нормальные Специалисты с тамошними волшебницами не водятся! Хотя, уж эти –то…
- Но я не понимаю…
- Иллет! Сестричка, если ты меня любишь, пообещай немедленно, что ты никогда туда не пойдешь! Пообещай! – голос Рады немного задрожал, она крепко сжала одну из лежащих на столе ладоней сестры.
- Ну… да, хорошо, я, в общем-то, и не собиралась туда идти. Скажу Лиону, что…
- И разговаривать с ним совершенно ни к чему! Он должен был знать, что то, что он предлагает – абсурдно, а глупые предложения ответа и не требуют, все и так понятно. Обещаешь?
- Ну… да. Я обещаю! – окончательно стушевавшись под напором сестры, печально выдавила Иллет. Обижать юношу ей  явно не хотелось, но обидеть сестру было страшнее, поэтому неприятный выбор был сделан довольно быстро. Все-таки в чем-то Лион, кажется, был прав – Раде не следовало так вести себя… но Электра была все еще новичком в компании трех давних подруг, поэтому, даже разбирайся она в людях и их чувствах получше, не рискнула бы судить об их отношениях. Не стала же бы Иллет столько лет поддерживать совершенно не устраивающий ее порядок вещей?
До вечера о короткой встрече с юношами никто не вспоминал. По крайней мере – вслух. Иллет выглядела немного подавленной, но не настолько, чтобы акцентировать на этом внимание, казалось, сестрички снова ухитрились за несколько минут забыть о неприятной беседе.
Уже довольно поздним вечером, в общежитии, когда Иллет и Фирра – по настоянию последней – вместе с Ирис отправились в библиотеку, в поисках каких-то сведений, в существовании которых огневка сама не была уверена, оттого не смогла сформулировать поисковый запрос и отказалась от помощи Эли. Младшая принцесса, кажется, просто не хотела оставаться с разбирающей покупки сестрой. Электра отвлеклась на то, чтобы найти в Галанете пару-тройку игр для своих очков «сновидений» - не нуждаясь в настоящем сне, она немного скучала в ночное время, поэтому приходилось заранее предусматривать, чем бы заняться после отбоя, прошло больше двух часов после ухода остальных, когда она выглянула в гостиную.
Перед зеркалом прихожей прихорашивалась, придирчиво разглядывая свое отражение, светловолосая девушка в пышной, хотя и довольно короткой, синей юбке и белой блузке.
- Рада, что ты делаешь? – недоуменно спросила Электра. – И зачем тебе костюм, как у…
- Тсс! – решившая внезапно поменять внешность и имидж принцесса предостерегающе прижала палец к губам. – Пожалуйста, не шуми. Они еще долго в этом пылехранилище провозятся, но если кто… и как ты узнала, что я – это я? – сменив тон на деловитый, уточнила она.
- Большинство людей действительно акцентируют внимание на запоминающихся деталях – стиле одежды и цвете волос, но у меня особенность восприятия – я всегда вижу каждую деталь равнозначно, а не наиболее яркие признаки. Вы все-таки не совсем идентичны.
- Значит, человек с обыкновенным восприятием сейчас принял бы меня за сестренку? – пытливо продолжала солнечная фея. Электра на миг задумалась.
- Вероятность весьма велика, хотя и не стопроцентна. Что ты делаешь? Зачем…
- Тсс! Понимаешь, только ты не говори никому! Я должна быть абсолютно точно уверена, что у Иллет действительно все в порядке, понимаешь! Не доверяю я этому Лиону! Хочу лично посмотреть, что это у них за встречи, что он мог ей наговорить и вообще… Поэтому решила пойти вместо нее сама. Убедиться лично! Все идеально придумано: магическую личину довольно легко распознать, но я осветлила волосы алхимическим составом, действующим всего три часа – никакой магии, а глаза…
- Рада, - поймав взгляд перекрашенных в синий глаз принцессы, негромко спросила Эля. – Ты так разозлилась, потому что этот Лион тебе самой понравился? Еще тогда, на балу…
- Я хочу убедиться, что с Иллет не случится ничего плохого, только и всего! – возмущенно топнув ногой, повторила солнечная фея. – Кому может понравится этот упырь и хам, да еще бегающий за своим принцем, как мопс на шлейке с поводком! Пф! Иллет плохо разбирается в людях, ей так легко заморочить голову… хочу огородить ее от дурного влияния!
- Работая живым щитом?
- Не ерничай!
- К сожалению, у меня вообще нет для этого чувства юмора, - честно призналась Электра.
Сейчас она действительно об этом сожалела. Подобный парадокс кто-то другой, наверное, мог бы представить неплохой шуткой.
- Ты обещаешь никому не говорить. Не хочу, чтобы сестренка поняла неправильно…
Киберфея не стала напоминать о не столь уж давнем заявлении Рады насчет того, будто секретов между ними быть не должно. В конце концов, у нее пока что действительно неплохо получалось хранить тайны: как чужие, так и свои собственные. И с должным уважением относиться к чужим до сих пор, пока сама не готова быть полностью откровенной.

0

118

Леди Дарлисс
  В их части дома почти всегда царил бархатный полумрак, Дарси вполне хватало свечей и жемчужно мерцающих колдовских шаров и для чтения, и для исследований, Равене, судя по всему, тоже, а вот Ривена порой изрядно раздражало. Время от времени он нуждался в том, чтобы его что-нибудь раздражало, и лучше всего было, когда это что-нибудь оказывалось почти ничего не значащей бытовой мелочью. Повод, который перестает казаться серьезным, как только проходит запал… как правило, так оно всегда и бывало.
- Что за манеры, милый? – отбросив тяжелую темно-фиолетовую занавесь с дверного проема, ведьма неслышно прошла по мягкому ковру. В отличие от Айси, просто-таки непременным приемом эффектного появления считавшей хрустальную дробь каблуков, желательно, по каменному полу, вторая колдунья триумвата не любила лишнего шума даже от шагов. Вот только Ривен так же не любил, когда к нему, как он это называл, подкрадывались, поэтому, едва заглянув в комнату, она предпочла подать голос. - Что должны были подумать о тебе наши гости?
Он не стал зажигать даже свечи, вместо этого наполовину сорвав с окна штору и, отбросив болтающуюся теперь на половине крючков ткань, с ногами уселся на подоконник. К счастью, любителей разводить фикусы в горшочках у них в семье не было, потеснить подобная бестактность могла разве что кошку, а Мгла и так не была любительницей окон, предпочитая места поуютнее.
- Меня это должно волновать? – не поворачивая головы, резко спросил Ривен.
- Возможно… возможно, - понижая голос до полушепота, ведьма подошла к нему вплотную.
- В таком случае я рискую тебя разочаровать – совершенно не волнует! Я сорвал какое-то задуманное развлечение? Зачем вы вообще его… их сюда притащили, я не понимаю.
- Не говори ерунды. Мальчика пригласил Тор, это случайное совпадение. Не знаю, насколько нужно страдать от одиночества, чтобы предпочесть компанию Тора и Севериана, тем не менее…
- Тем не менее, он явно водится не с той компанией!
Дарси взяла его под руку – из-за небольшой высоты подоконников пришлось для этого немного склониться – ладонь мягко скользнула под рукав куртки, поглаживая запястье кончиками пальцев. Мужчина в вялом раздражении дернул плечом, но не отстранился.
- Наверное, его не научили различать компании, с которыми стоит водиться или – не стоит. Странно, не правда ли? Можно было и заподозрить в нем эту склонность… - промурлыкала колдунья, склонившись к самому его уху. Вторая ее рука обвила шею Ривена и соскользнула с плеча под расстегнутую куртку. Ткань белой футболки была жесткой на ощупь и немного шершавой. – Расскажи мне, что ты собираешься делать теперь?
- Не понимаю, о чем ты говоришь.
- О том, что произошло в королевстве Мелоди, разумеется. Я не смогу ничем помочь тебе, если не буду знать, что ты задумал.
- Вообще-то ничего.
Дарси молчала, размеренно дыша ему в висок.
- Я серьезно. С какой стати мне вмешиваться? Я наемник, и что-то не припоминаю, чтобы кто-нибудь платил мне за это! Пока нет контракта, нет и смысла строить планы.
- И этот человек еще меня называет хронической лгуньей! Когда я обманываю, это хотя бы не просвечивает насквозь, как лунный шелк. О чем ты думаешь все эти дни, если не об этом, мой милый? Кроме того, ты никогда не ставил деньги на первое место.
- Когда в семье есть учительница, кто-то другой должен их ставить хоть на какое-нибудь место. Моя милая! – Ривен с кислой улыбкой попытался передразнить ее интонацию.
- Выше, чем ожидания трех прекрасных дам? О, ты невыносимо циничен! - почувствовав, как он со скрываемой нервозностью напрягся, ведьма настойчивее сжала объятья. Сразу трех. Восхитительное число. Вот только, с точки зрения колдовства, лишним оказывается уже четвертый. – Ты ведь не забыл Сирену! Именно ты искалечил ей душу. Можешь винить меня, Валтора, обстоятельства, но ты никогда не избавишься от этого знания. Как и сама Сирена. Она будет ждать… Что же, если ты говорил сейчас правду, теперь я спокойна. Было бы очень глупо лезть прямо в расставленную ловушку, действуя именно так, как того от тебя ждут…
- Чертовски лестно услышать, что ты с такой уверенностью считала меня дураком!
- Или героем. Разница несущественна… Я говорю серьезно, Ривен! Если вдруг… если что-то взбредет тебе в голову, поступись хоть раз своими дурацкими принципами и признай, что тебе иногда бывает нужна помощь. Тебя ведь пугают мысли о том, что за песню ты услышишь на этот раз, - текучим движением изменив позу, Дарси присела ему на колени и заглянула прямо в лицо. Мужчина недовольно поджал губы, отводя колкий взгляд. Он отчего-то был уверен, будто, позволяя ей смотреть в свои глаза, он каждый раз позволяет «копаться» в своей голове… или душе. Абсурд, колдунья почти никогда так не поступала. – До сих пор только мне удавалось защищать тебя от того, что таиться в твоей же собственной душе. Можешь не признавать этого, но ведь что-то заставляет тебя возвращаться сюда, всегда возвращаться. Хотя зачастую это тебе не слишком-то по нутру! Перестань упрямиться. Я не стану смотреть… вот, видишь? Я не смотрю, – она полуприкрыла глаза густо затемненными ресницами, почти вслепую поглаживая кончиками пальцев кожу на лице Ривена. Жестковатую и неровную из-за мелких шрамов – он постоянно с негодованиям отказывался от предложенных косметических зелий и эликсиров, которые за пару минут могли бы привести в порядок.
- Ты всегда думаешь, будто знаешь меня лучше, чем я сам, - с обвинительной ноткой заметил Ривен.
- Да. Думаю. И действительно знаю.
- И даже не допускаешь, что я возвращаюсь к тебе не из-за этого. Не для того…
- Чтобы не сойти с ума. Прошу тебя, молчи! – почти испуганно прижав кончики указательного и среднего пальцев к его губам, негромко воскликнула Дарси. – Пожалуйста… только запомни мои слова. Рано или поздно ты устанешь упрямиться перед самим собой.
- Я должен поверить, будто ты стала бы помогать королевству Мелоди, если бы я действительно попросил об этом?
- Нет. Но тебе самому – стану. Хотя ты, конечно, не попросишь.
Поцеловав Ривена в висок, колдунья соскользнула с подоконника, так же неспешно направившись обратно, к выходу в гостиную. Хоть кто-то же в доме должен изредка проявлять вежливость и любезность, как правило, эта честь выпадала именно ей, так что надолго оставлять гостей без внимания не стоило. Приподняв рукой занавесь в дверном проеме, Дарси оглянулась через плечо, бросив короткий взгляд на Ривена, но тот так и остался неподвижно сидеть, бессмысленно уставившись за окно. Многим людям трудно было понять, что происходит у него в голове – она и сама не всегда бывала полностью уверена в своих догадках, но все-таки ошибалась в подобных вещах редко. До такой степени, что сама предпочла бы порой, чтобы это происходило почаще.
"День или, максимум, два..." - изучив непроницаемый профиль мужчины, мысленно наметила темная ведьма. И отвернулась, продолжив свой путь - бархатистый полог с тихим шелестом упал на место за ее спиной.

0

119

Мелодик
Тор выбросил из головы свое намерение быть любезным, наверное, едва успев высказать приглашение на посиделки «безумного семейства» - дальше на протяжении всего вечера он вел себя так, словно Мел притащился к ним по собственной инициативе. С другой стороны, самого юношу тоже особенно не волновало гостеприимство второкурсника – настороженное поведение Равены напрягало гораздо больше. Они практически не виделись последнее время, если не так давно Мелодик пытался придумать повод почаще общаться с таинственной ведьмочкой, то после захвата родного королевства на смену этому пришли волнения совсем на другие темы. Хотя слова той же Равены на балу словно зарубцевались в памяти, теперь, когда он понял, что Маэстро намеренно отослала его из Гармонии в Фонтароссу, чтобы уберечь при нападении, о котором словно знала заранее, появилось еще и неприятное чувство, что юная колдунья была совершенно права. От него и его талантов нет никакого проку, когда дело доходит до реальной жизни с настоящими проблемами. А теперь… теперь в приглашении Тора Мелодик даже не усмотрел возможности увидеться, словно бы все вдруг стало безразлично. Но ведь не стало же!
К сожалению, Равена не расположена была с ним общаться. После того, как Мелодик случайно подслушал историю северной династии Квадроса – можно считать, что и слова ему не сказала, да и вообще практически не разговаривала, только перешептывалась о чем-то с Блейз. Появление ее отца и вовсе сделало атмосферу откровенно неуютной… По правде говоря, поведение мужчины неприятно поражало: хоть Мелодик и не обладал особым умение нравится людям, а многих так даже и раздражал излишней ядовитостью суждений, но сталкиваться к какой-то беспричинной сдержанной яростью, не успев даже ничего сделать или сказать – это было совсем непривычно. Трудно было воспринимать всерьез это «стоит только узнать его получше» - как правило, таких людей, словно постоянно выискивающих в мыслях, кого бы и за что прибить, обычно не хочется узнавать даже издалека.
«А за кого-то нормального, судя по всему, ни одна уважающая себя колдунья бы и не пошла!» - не без опаски косясь на Айсольду, с непроницаемым лицом рассеянно поглаживающую развалившегося на коленях кремового кота, глубоко в мыслях усмехнулся юноша. Похоже, этому Санстару не только жилось в звериной шкурке ничуть не хуже, а еще и внимания жены получалось добиваться несколько проще – не похожа ледяная колдунья на женщину, которая могла бы позволять что-то подобное мужчине в человеческом обличье! Пингвин ворчливо клокотал, только за собой признавая моральное право на хозяйские руки.
- Мне, наверное, тоже пора, - привстав, когда в гостиную вернулась леди Дарлисс, неуверенно заметил Мелодик.
- Ну что ты, милый! – с приятной улыбкой колдунья потрепала юношу по щеке, присаживаясь на свое место. Мел обычно терпеть не мог никакой фамильярности, особенно со стороны старших, в подобных жестах со стороны которых чувствовалось отношение к нему, как к ребенку, однако на эту женщину сердиться было невозможно. Странное это было впечатление, зыбкое – только в те моменты, когда общаешься с ней напрямую. Внешность леди Дарлисс обладала примерно тем же чарующим свойством, что и пение ее дочери: Равена не унаследовала этого нежного изящества, теперь уже стало совершенно очевидно, что внешне девушка куда больше похожа на отца, поэтому одной только красотой, наверное, поражать с подобной силой не смогла бы. Однако, как только удавалось отвести взгляд или графиня Шедоу сама исчезала из поля зрения, в голове моментально прояснялось, а пение, да и просто слова Равены невозможно было забыть. Наверное, будь Мелодик художником, а не музыкантом, воздействие было бы обратным, но… постепенно юноша счел, что юная ведьмочка, не смотря на резкие черты, все-таки даже красивее матери. Зная ее, нельзя было в полной мере потерять голову от опьяняющего обаяния старшей колдуньи – и все же это чувство было… не лишенным приятности. Впору было жалеть, что сама девушка куда менее любезна в общении. – Всем нам так приятно было с тобой познакомиться. Поверь мне, в этом доме ты всегда желанный гость!
- Не надо говорить за всех, - не поворачивая головы, сухо посоветовала Айсольда.
Дарлисс озорно улыбнулась и подмигнула Мелодику.
- Она не в счет – Айси ни разу в жизни не бывала рада вообще никому. Но это не показатель. И… все мы понимаем, что ты переживаешь не тяжелые времена, малыш. Если тебе в чем-то понадобиться поддержка…
Унизанная перстнями и браслетами, похожими на серебряных змеек, холеная рука женщины мягко накрыла его ладонь. Вспыхнув от смущения, Мелодик резко вскочил из-за стола.
Марика Шторм фыркнула и отвесила Дарлисс щелчок по лбу, протянув руку через стол.
- Оттачивай свой дар на ком-нибудь, по крайней мере, достигшем совершеннолетия, дорогуша! – с насмешливой сварливостью посоветовала погодная ведьма. – Этот щеночек вполне мог быть твоим сыном!
Темная колдунья жеманно захихикала, искоса поглядывая на еще сильнее смутившегося юношу.
- Не думаю, что могла бы соответствовать его представлениям о хорошей мамочке!
- Ты и моим не отвечаешь! – резко вмешалась Равена. – Так что, прекратите эти глупые шутки.
- М… мне действительно пора, - убедившись, что вернул себе способность выговаривать слова, не запинаясь, выдавил Мелодик. – еще раз спасибо и…
- К сожалению, мы сами редко бываем дома, но во время каникул можешь заходить в любое время.
- Я…
- Мама, я же сказала – хватит! – на сей раз к голосу Равены приплелось… что-то. Тарелки и стаканы на столе с тихим звоном задрожали, хотя силы самого звука для этого вряд ли было достаточно. Дарлисс еще раз улыбнулась, с наигранным смущением, и развела руками. Жест вышел очень плавным, как у танцовщицы. – Как говорится, милому гостю успели надоесть хозяева. Я провожу, не беспокойтесь.
Никто, к слову сказать, и не беспокоился. Мелодик старательно смотрел в сторону. Не водилось за ним такой застенчивости… но эта женщина, пожалуй, обладала каким-то странным умением впиваться в самую душу через взгляд – хоть у нее, кажется, не было абсолютно никаких враждебных намерений, от понимания этого на трезвую голову становилось чуть жутковато. Долю минуты назад была сумасшедшая радость от возможности находиться рядом с этой удивительной леди, почти до смутного желания хоть всю жизнь провести у ее ног, а теперь появилось запоздалое впечатление, что все это – не вполне нормально.
- Каждый, кто видит ментальную ведьму подобной силы – влюбляется, - уже выходя вслед за гостем на заснеженное крыльцо, недовольным тоном пояснила Равена. – не пугайся, это просто первое впечатление, чем дальше ты ее знаешь, тем сильнее очарование будет ослабевать. Если, конечно, она сама не захотела бы обратного… но часть Дара всегда существует как бы независимо от колдуньи. В присутствии тети Аси без реальных причин начинают вянуть цветы, а люди чувствуют воображаемый холод, хотя на самом деле температура не меняется ни на градус. Из-за Шторми весной в западную башню нашего дома попадает больше молний, чем во весь остальной город вместе взятый. А мама просто… воздействует на людей, осознанно или нет. Из-за этого в молодости, еще не научившись контролировать свой Дар, ментальные ведьмы обычно носят дымчатые очки. Глядя прямо в глаза, можно невольно внушить человеку почти что угодно. Считается, будто взрослые должны быть ответственными и все такое, но ты видел, что у нее порой за шуточки!
- Но ты не носишь никаких очков.
- Я воздействую не зрительно. Голосом.
- Поэтому ты так поешь? Из-за колдовства?
- Я не могу разделить свой Дар и… всю остальную себя. Это было бы абсурдно… ну, как спрашивать, стал ли человек талантливым пианистом из-за своей левой руки! Но я не плела никаких чар, когда пела. Знаешь, когда тебе нравится то, что ты делаешь, я имею в виду, по-настоящему нравится, становится не особенно интересно, понравится ли это кому-либо еще. Так что я никогда не стараюсь произвести впечатление, просто делаю то, что приносит радость мне самой. Ну, что-то в этом роде… Вы так много значения придаете признанию со стороны.
- Я?
- Вы. Вообще, светлая публика. Ты сочиняешь музыку и поешь, чтобы затронуть что-то в сердцах других людей. Я – только чтобы выразить то, что на сердце у меня самой. Просто выразить, хоть в пустоту. А, забудь! Просто мне надоело, что все талдычат, будто у нас с тобой есть что-то общее. А мы, как видишь, принадлежим разным слоям мироздания.
- У нас есть общее! – запальчиво возразил Мелодик. – Такого не было ни с одним человеком раньше… Хотела ты того, или нет, но я – услышал. Музыку, которая, как мне казалось, существовала только в моей собственной душе, не ту, что сочиняется для других, не для выражения, не для признания, а исключительно собственную, внутреннюю. И я был поражен, услышав ее однажды от другого человека. От тебя. Когда ты поешь или просто разговариваешь. Ты… как живое воплощение моей души, Равена!
- Чушь демонова! – девушка передернула плечами, словно озябнув. – Мел, не огорчайся… но твои чувства – иллюзия. Я же описала остаточное действие темного Дара – на голос затемненные очки не наденешь, ты просто невольно получил дозу чар.
Резко остановившись, Мелодик повернулся и пристально уставился в лицо девушки.
- Мне кажется, или ты сама очень хочешь, чтобы мои чувства были иллюзией?
- Идиот! Мне вообще не следовало бы с тобой ни видеться, ни разговаривать, то, что я сейчас делаю, все только демонски усугубляет. Но все же… я всегда делаю то, что сама считаю нужным, правильно это или нет. Поэтому я хотела поговорить с тобой. Говорят, что зло – это просто непрямой путь. Кто, как ни ведьмы, знают в этом толк, не так ли?
- Вы вовсе не злые.
- Ну, быть может, не в том смысле, который принято вкладывать. Надеюсь, ты сумеешь перешагнуть через это восприятие, поскольку именно… кривую дорожку я собираюсь тебе предложить, приятель.
- Что?
- Ты же хочешь спасти свою мамочку? Возможно даже, свое королевство, но это вторично. Совершить настоящий подвиг, доказать, что мы были не правы и бряцать на гитаре – это отнюдь не все, на что ты годишься. Что Маэстро была не права, отсылая тебя под защиту директора Хелиа, как беспомощного малыша! Я не воплощаю твою душу, но, пожалуй, сойду за худшую сторону, друг мой. И неплохо понимаю, что за мысли гнетут тебя. Понимаю, и могла бы помочь!
- Каким образом?
Все силы Содружества понятия не имели, что делать с ситуацией в королевстве Мелоди, имперская наместница, по сути дела, удерживала население целого мира в заложниках, что заставляло даже таких сторонников решительных действий, как принцесса Айша, серьезно попридержать коней. Мелодику не приходилось видеть эту женщину настолько… подавленной. Конечно, она всегда была самым близким другом мамы, почти членом их семьи еще до того, как сама вышла замуж и обзавелась сыновьями, но юноша не ожидал, что вероятная угроза воинственную экзотку до такой степени… парализует. Собственное бессилие угнетало принцессу, должно быть, сильнее любой опасности.
- Силы Содружества выбирают прямые пути. Даже Грифин… подрастеряла хватку с возрастом.
Ведьмочка опасливо огляделась, словно ожидая, не настигнет ли ее прямо с неба немедленная кара за непочтительное поминание имени грозной директрисы, однако, кажется, обошлось.
- Не стану обманывать, я понятия не имею, как можно противостоять этой Сирене. И бросаться на амбразуры не собираюсь, да и тебе не предлагаю. Просто могла бы создать порталы, которые не засекут… ну, по крайней мере, не сразу – мы тихонько проникнем в столицу Гармонию, разыщем Маэстро и выведем оттуда.
Из целого королевства заложников. Муза действительно важнее, даже не как его мать и не как Маэстро, вполне объективно – важнее. Но отчего-то, делая такой выбор, Мелодик подсознательно счел бы, что поступает нечестно. Как будто есть возможность выбирать! Как будто, поступи он иначе, нашел бы способ освободить всех, сделать, чтобы вообще никто не пострадал. А юноша и в этой возможности пока что не был уверен. Если Равена предлагала шанс помочь хоть кому-то, этим шансом следовало воспользоваться!
- Я… не то, чтобы прирожденный герой. Не уверен, что смогу что-то…
- Зато я совершенно уверена, что ты при этом можешь рассчитывать на первоклассное колдовское прикрытие! – подняв вверх указательные пальцы, девушка подмигнула, в этот момент став куда сильнее похожей на Дарлисс. – Мел, я тоже пока знаю и умею не все. Но если ничего не делать, если вечно сомневаться в своих силах, то ничему и не научишься! Правда, если нас поймают… не важно, имперцы или кто-то из преподавателей – несладко придется примерно в равной степени. У меня пока нет прав на создание межмировых порталов, а через защитный барьер это запрещено для всех, кто не имеет специального доступа…
- Зачем ты все это делаешь? Ну, предлагаешь мне помощь… для тебя же королевство Мелоди ничего не значит.
- Ну, экспериментировать над судьбой мира, который значит для меня много, я могла бы и не решиться! Успокойся, я просто шучу. Да, ты прав, королевство для меня значит немногое, ведь дело и не в нем. Я не стала бы заниматься благотворительностью, не мой стиль. Для меня кое-что значишь ты сам, приятель. Ты ведь слушал эту теорию Севериана о близких привычных людях, которые составляют частичку собственного мира, которые важны для тебя самого даже в независимости от того, что это за люди и в каких вы отношениях. Они друзья или враги, близкие люди или влиятельные конкуренты… просто – твои. Без которых твоя жизнь не была бы в полной мере твоей жизнью, если они вплетены в полотно твоей судьбы так плотно, что не выдернуть, не повредив весь рисунок. И я – не Севериан. Мне нет необходимости знать человека всю жизнь или сколь бы то ни было долго, чтобы почувствовать, что он – важная частичка моей собственной жизни.
Мелодик потрясенно продолжал всматриваться в резковатое лицо девушки.
- Я… я ведь знал с самого начала, что и ты поняла или почувствовала что-то подобное! – попытавшись взять Равену за руки, прошептал он, сам едва услышав свой голос.- Совершенно необычную… взаимосвязь между нами.
Ведьмочка с кислой гримасой вырвала ладони, взмахнув одной рукой, словно замахивалась для оплеухи, но до рукоприкладства не дошло.
- Я же сказала, идиот! Ты себя обманываешь, неверно истолковываешь собственные же чувства! Я предложила тебе помощь – не надо сразу заставлять меня об этом сожалеть. Понял? Позвони мне, если все же решишься заглянуть на темную сторону, дружок. Но – только по этому вопросу! – прикоснувшись указательным пальцем с черно-синим коготком ко лбу юноши, Равена с расстановкой продиктовала набор цифр. – А все прочее можешь из головы выкинуть – я предупредила!
- Да что тут такого? Чем я, в конце концов, для тебя плох?
- Я этого не говорила, - удаляясь, неохотно бросила колдунья через плечо. – достаточно того, что ты – это ты, а я – это я. Расстанься с иллюзиями, пока еще можешь, парень!

0

120

Судя по реакции, Ривен знает о существовании своего сына? Тогда странно, что всё это скрывают от самого Мелодика. Я уже подумала, что Равена ему расскажет, а вот нет...

0


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель