Winx Club

Объявление

Добро пожаловать на самый магический форум Winx Club!



Регистрация в игру ОТКРЫТА.

Обязательно прочитать: Правила.



Новостей нет.

Время в игре: Осенний день.
Погода: Прохладно; пасмурно, на горизонте виднеются темные тучи.

Форумные объявления:

Ролевая игра снова открыта. Подробности в теме Новый сюжет. Попытки отыграть.
Если же у Вас есть какие-либо идеи по улучшению форума, то оставьте их в этой теме.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель


Менестрель

Сообщений 521 страница 540 из 541

521

А Стелла-то всё в своем репертуаре. Во всяком случае по отношению к Кассандре

0

522

Вокруг сгустилась до осязаемости плотная темнота, долго не позволявшая понять, очнулась Стелла, или продолжает оставаться в забытье. Как и все волшебники своего королевства, наследница солярийского престола даже физически плохо переносила темноты, казалось, высасывающую силы своим густым холодом, хотя, конечно, в действительности нужно было достаточно долго находиться вдалеке от живого света, чтобы истощить свои волшебные способности… Достаточно долго…
Однако, когда Стелла попыталась развеять окружающий мрак небольшим «светлячком», ей не удалось зажечь даже нескольких крохотных искр. Неужели она провела здесь – где бы это «здесь» ни было – так много времени, чтобы темнота, словно пиявка, высосала всю ее магию?! Но ведь до коронации оставалось всего несколько часов! И если она…
Нет, не темнота. Одно лишь только отсутствие света и за несколько дней бы не лишило всех волшебных сил, если бы только Стелла не тратила их – а этого она никак не могла делать без сознания. Быть может, время у нее еще остается, но, если не сама темнота – что тогда скрывается за этой темнотой? Солнечная фея попыталась пошевелить затекшими от неудобного полулежания к кресле конечностями, но тут же обнаружила, что тело плохо слушается не только из-за общей дурноты, но и потому, что ее неизвестные похитители спеленал ее, плотно прикрутив к спинке кресла, а руки привязав к подлокотникам. Постепенно возвращавшаяся чувствительность сотнями иголок защекотала ватное и непослушное тело, мешая сосредоточиться и попытаться размышлять.
Неужели на Солярию все-таки проникли шпионы Империи? И не просто шпионы… получается, что и смерть отца все-таки была частью чьего-то плана, иначе слуги Феникса не успели бы подготовить ее похищение из дворца. Неизвестно, сколько Стелла оставалась без сознания, но, как только зайдет вечером солнце, без новой королевы Солярия останется беспомощной перед лицом вторжения. Но почему… Но почему ее саму вообще оставили в живых – ведь подослать во дворец убийц было куда как проще, чем незаметно вытащить оттуда саму Стеллу! Непонятно, кстати, как им это вообще удалось. Или…
Или Блум поставила Повелителю Теней такое условие?
«Что же мне делать? Что же мне…»
- Похоже, наша спящая красавица уже очнулась! – слегка насмешливо оповестил из темноты незнакомый мужской голос. Стелла панически мотнула головой, но не могла разглядеть ни силуэтов, ни движения – хотя на расстоянии всего нескольких метров мягко зашуршали шаги. Потом кто-то откинул со стены плотный полог, сделав темноту чуть менее непроглядной: там, за бархатистым занавесом тускло мерцали холодные огоньки колдовских светильников. Пробуждению солнечного волшебства этот фальшивый свет помочь ничем не мог, а жуткости только добавил: увидев, наконец, своего тюремщика Стелла едва сдержала хриплый вопль. Огромного роста громила с словно бы высеченным из камня бледным лицом, длинными блеклыми (не то седыми, не то тускло-белокурыми, в зыбком недосвете и не разобрать) волосами и абсолютно добившими пленницу светлыми чуть ли не до прозрачности небольшими глазами,  совершенно нечеловеческими в колдовском мерцании.
- Кто Вы такой? – надеясь, что голос не начнет предательски звенеть, тихо спросила Стелла. Теневые Твари в королевство пробраться все еще не могли, значит, она все же имела дело с людьми – наемниками или солдатами из колоний. – Если Вы служите Империи…
- Мы – никому не служим! – с каким-то странным смешком ответил мужчина. «Мы»? Впрочем, Стелла и так уже знала, что похитителей, как минимум, трое, а наверняка и больше, но что-то в этом слове заставило обратить внимание. – Куколка, я не больше, если не меньше, тебя самой знаю, зачем весь этот спектакль, так что прояви немножечко терпения, думаю, сейчас нам все объяснят.
- Если вас не послала Империя… что бы вам ни было нужно – поверьте, сейчас безопасность мира полностью зависит от меня, а вы не представляете даже…
- Феям свойственно переоценивать свою необходимость миру. Или мирам…
Беловолосый амбал равнодушно пожал плечами.
- Вы не ответили, кто… вы…
Еще четверо вошедших, в числе которых были и двое знакомых уже похитителей, заставили Стеллу сбиться и сделать короткую паузу перед последним словом.
- Мы? Просто охотники, – ответил вместо «тюремщика» мужчина ростом пониже с вьющимися волосами. Возможно, каштановыми, в полумгле и не разобрать.
Единственная в шайке женщина… Рошанна, как назвал ее фрик, изображавший Авгу, подошла к пленнице, зачем-то бегло заглянув Стелле в лицо, потом на несколько мгновений замерла, сжав пальцами запястье привязанной руки.
Чем-то это напоминало поведение лекарей. Не целителей со специальным магическим даром, а просто лекарей, больше полагавшихся на знания и разные немагические зелья.
- Характерный упадок сил, вызванный потерей магии вкупе со стрессом, но не думаю, что в ближайшее время начнется физическое истощение. Надеюсь, нам не придется держать ее в этой дыре неизвестно сколько времени?
- Сомневаюсь, – мужчина с кудрявыми волосами качнул головой.
- Не было никакой необходимости вообще дожидаться, пока она придет в сознание, чтобы начать подготовку к вашему ритуалу! – недовольно пробормотал последний, до сих пор не подававший голоса член шайки. Стелла могла видеть только его тесный силуэт, возвышающийся позади фрика и кудрявого типа. – Как будто мы и без того тратим не слишком много своего времени без всякой пользы.
- Ты же слышал, она хотела поговорить с этой феей прежде, чем начинать. И сама ей все объяснить, насколько я понял…
Что же, хоть все это «объяснение» вряд ли могло Стелле понравиться, это уже походило на обещание прояснить, что же здесь все-таки происходит – уже безразлично, из чьих уст!
- Она? – прищурившись, переспросила солнечная фея.
- Ну так и хватит уже затягивать всю эту дешевую театральщину! – пропустив мимо ушей вопрос, буркнул «невидимка» и посторонился, собираясь пропустить в темное помещение кого-то еще.
- Не стоит грубить. Но, впрочем, я согласен, чего мы еще ждем?
Под отброшенной «кулисой» темной ткани между расступившихся незнакомцев вошла, тихо шурша длинным подолом вычурного платья, еще одна женщина. Хотя, когда кто-то отгораживал и без того скудное свечение из-за занавесей, глаз едва могли различать тени и силуэты, но слегка желчное белокожее лицо вошедшей женщины Стелла узнала даже не с первого взгляда, а еще не успев даже толком вглядеться.
- Ты! – сквозь лихорадочно сжатые зубы собственная речь прозвучала невнятно. – Я должна была догадаться, что без тебя не обошлось! Собственной мотивации для всех ваших гадостей старой герцогине никогда не хватало…
Черноволосая скрипнула зубами, искажая напудренное лицо в еще более кислой гримасе и, приблизившись к креслу на расстоянии шага, скорее картинно, чем болезненно залепила солнечной фее оплеуху.
- Не смей ничего говорить о моей матери, безмозглая кукла! Если бы не ты… это ты виновата в том, что произошло! Твои капризы, жадность и эгоизм! Давно стоило заставить тебя за все заплатить! – голос Химеры, тоже не особенно-то изменившийся с годами, дрожал, то и дело едва не срываясь на взвизги.
Так она… если она знала не больше принцессы…
- Особенно, по всей вероятности, в том, что твоя мать готова была… вернее, собиралась – продать душу дьяволу за то, чтобы удовлетворить ТВОИ капризы и эгоизм, а когда ничего с этим не вышло, ты бросила ее и сбежала в другое королевство, а теперь пытаешься обвинять кого угодно, но только не себя!
- Если бы ни ты, ничего вовсе не произошло бы!
Работает ли Химера на Империю? Эраклион, где она теперь жила, взаимовыгодно продался захватчикам еще в самом начале войны, такую вероятность не стоило вовсе сбрасывать со счетов… С другой стороны, зачем бы ей в таком случае это отрицать – или, по крайней мере, скрывать от своих подельников, кем бы они ни были?
- Не знаю даже, стоит ли интересоваться, к чему все это представление! – может, ситуация для бравады и категорически не подходила, но отчего-то, едва увидев печально знакомую особу, Стелла не могла уже относиться к происходящему с полной серьезностью. Даже страх притупился, все больше уступая нарастающему раздражению. Возможно, это было неразумно – ведь за Химерой стоять мог кто угодно. – Но даже для тебя чересчур жертвовать всем миром только ради того, чтобы подстроить мне пакость! Солнечный купол только до вечера будет…
- Лапочка, я не хуже тебя это знаю! – с фальшивой мягкостью растягивая слова, перебила брюнетка. – Не считай себя такой уж незаменимой. Можешь не беспокоиться за купол… и за королевство, о них я могу позаботиться не хуже тебя! Трудно представить, кому удалось бы это – хуже тебя, прин-цес-са…
- Химера, ты уже окончательно рехнулась? – куда уж окончательнее, давно уже было непонятно, но подобного поворота Стелла как-то не ожидала. – Ты наполовину… вернее, едва на четверть солярийских кровей, не говоря уже о королевских!
Конечно, герцогский род Фэйтон когда-то очень давно действительно был ответвлением королевской семьи, как, собственно, и многие аристократические семьи. Принцесса никогда не проявляла охоты к зубрежке всех своих предков начиная с Яриса и Авроры, ровно как и степеней родства с остальной аристократией, но со времен короля Илиандра, один из младших сыновей которого и стал первым герцогом Фэйтон, минуло уже больше десятка поколений, в которых линии больше не пересекались.
- Даже если! – Стелла взглядом указала на типа с ирокезом. – Даже если вы нашли какую-то странную магию, позволяющую без чар личины изменять внешность – королевские регалии ты ею не обманешь, мир не признает тебя!
- Лучше для всех будет, если все-таки признает.
А ведь привязанная к креслу фея не могла даже закрыть лицо руками!
- Что же до королевской крови… да, начнем, пожалуй!
Химера коротко кивнула Рошанне, со странным выражением какой-то брезгливой жалости наблюдавшей за разговором. Та неопределенно дернула плечом и, снова склонившись над Стеллой, принялась освобождать от пут одну руку.
- Давай обойдемся без глупостей, даже с магией у тебя было бы мало шансов против нас! – негромко предупредила она. – Так что лучше не дергайся…
- Вы же сами понимаете, что Химера – сумасшедшая! – едва ли не взмолилась Стелла. – Речь действительно о безопасности целого мира, а ее желание…
- Разумеется, – Рошанна перевернула руку Стеллы, одновременно выуживая откуда-то старомодный шприц и явно привычным щелчком сбивая прозрачный пластмассовый колпачок с иглы. – она ведь тоже фея. С общечеловеческой точки зрения все феи безумны.
Вместо недоуменного «что?» получился приглушенный писк, хотя игла вошла под кожу под сгибом локтя практически безболезненно. По мере того, как шприц наполнялся почти черной при скудном освещении кровью, на Стеллу снова наплывала отступившая было дурнота. Таких примитивных лекарских методов ей на себе испытывать не приходилось – в распоряжении двора всегда были маги-целители.
- Почему ты в этом так уверена? – едва слышно спросила волшебница. Рошанна отвела в сторону наполненный шприц и, придерживая его двумя пальцами, свободным указательным постучала себе по виску.
- Мне несколько лет пришлось отвоевывать собственный рассудок у одной из вам подобных! – жестким до дрожи голосом ответила она. – Довелось узнать, скажем так, изнутри. Не знаю, зачем это нужно Рону, но, не будь я в долгу пред ним, конечно, не полезла бы в разборки за власть между двумя волшебницами!
- Нельзя навязать ничего чужому миру, – вставил кудрявый мужчина, видимо, и названный Роном. – власть волшебников продержится до тех пор, пока сами люди не захотят что-то поменять.
Первой мыслью было, что новая компания Химеры оказалась сумасшедшими, ей самой под стать, Стелла даже представить себе не могла безумство допущения, что населяющие мир люди могут «захотеть что-то поменять»! Остаться без всего, что дает им волшебство! Где вообще такое возможно…
«Мы просто охотники»
- Вы… прОклятая четверка!
- Угу! – Рошанна заклеила прокол на руке Стеллы заживляющим пластырем и на автомате почти дружелюбно потрепала фею по плечу. – Все пятеро. Держи!
Наполненный кровью шприц перекочевал в руки парня с ирокезом.
- Не так уж и сложно решить эту проблему насчет «королевской крови», верно? – тот подошел к Химере, почти сразу резко стерев с лица ухмылку. – Гм, я уже говорил тебе, но предупреждаю еще раз, поскольку это неестественно твоей природе, трансформация будет крайне болезненной. Я бы даже сказал…
- Я уже все решила – и других вариантов у нас нет! – слегка придушенным голосом откликнулась брюнетка, протягивая к нему подрагивающую руку. Фрик с равнодушной покладистостью пожал плечами. То ли у Стеллы от слабости и потери крови начали появляться «слепые пятна» в глазах, то ли тип применил какую-то неизвестную магию, но темнота вокруг его руки сгустилась еще сильнее, словно щупальцами оплетая короткую трубочку шприца.
Мужчина с вьющимися волосами, кажется, поняв без слов короткий брошенный взгляд неформала, приблизился к Химере с противоположной стороны и положил ей руки на плечи.
- Почему мне нельзя просто сделать инъекцию? – наблюдая, как фрик выдавливает черную жидкость в поданный одним из соратников маленький серебряный кубок, спросила та.
  - Если ты абсолютно уверена, что у этой Стеллы нет никаких инфекционных заболеваний, и не боишься, что из-за несовпадения крови по группам даже небольшое переливание может вызвать… – начала было Рошанна.
- Хватит, я поняла! – голос Химеры, не сводившей с кубка глаз, дрожал уже откровенно. Шатенка пожала плечами.
- Ну так и не капризничай. В желудке хоть агрессивная кислотная среда, если внутренних повреждений нет, то максимум – вырвет…
- В северных регионах парную кровь иногда пили, чтобы с авитаминозом во время полярной ночи бороться, – меланхолично припомнил беловолосый. – не противнее теплого молока с боржоми, если…
- Перестаньте уже, наконец! – заметив, как перекосило Химеру, потребовал Рон. Брюнетка во все глаза пялилась на поднесенный почти к самому ее лицу кубок и, судя по гримасе, никак не могла себя заставить разжать зубы. Не будь положение самой Стеллы таким безрадостным, наверное, это даже позабавило бы, уж остальные «охотники», включая непонятно откуда взявшуюся среди них девушку, точно забавлялись. Не из них, в конце концов, будут выкачивать новые порции крови, если это зелье расплещут или Химера не заставит себя его проглотить.
- Она же сама все это затеяла, мы просто предложили единственный возможный на практике вариант. Но если программа отменяется, не…
- Нет! – слабо дернулась Химера. – Я… все в порядке.
Рон устало вздохнул, кажется, готовясь проявлять бесконечное терпение. Потом – резким движением прижал черноволосую волшебницу к себе, удерживая ее одной рукой, а второй схватил за подбородок, заставив вскинуть голову и с испуганным мычанием приоткрыть рот. Тип с ирокезом, тоже без слов подчинившись короткому взгляду, ловко влил содержимое кубка в Химеру, только несколько капель расплескав, когда та в очередной раз дернулась. Кубок почти без звона стукнулся об застеленный ковром пол, Химера с неожиданной силой забилась, охваченная судорогой, так что мужчины уже вдвоем не без труда ее удерживали. Постепенно ее и фрика окутывало тускло-фиолетовое с черными всполохами свечение, вскоре Стелла уже ничего не могла разобрать туманящимся взглядом, наверное, она снова начала постепенно терять сознание от слабости, пока непонятно к кому обращенный вопрос Рошанны «Ну, ты как» не заставил слабо встрепенуться и сфокусировать взгляд. Химера безвольно обвисла в руках Рона охапкой черных оборок и кружев, лицо полностью закрывала растрепавшаяся копна волос – как-то странно посветлевшая до неразличимости прежде четких седых прядей. Потом, с глухим стоном попыталась встать на ноги – несмотря на поддержку, удалось ей это далеко не сразу.  В конце концов на стелу из-под неряшливо растрепавшейся челки взглянули воспалившиеся от слез глаза… Явно потемневшие – даже в плохом освещении и оттененные чересчур густым макияжем…
Жестом Химера попросила кого-то из охотников отбросить еще одну занавесь, впуская в черную комнату чуть больше света, пусть даже и мертвенно-колдовского.
- Отвратительно…
Тут Стелла просто не могла не согласиться. Волосы Химеры действительно посветлели почти до белокурого,  бледная припудренность теперь выглядела на посмуглевшей до персикового оттенка кожи, словно дурно наложенный грим, на котором чернели смазные брызги крови. Жесткий лиф платья с чахоточным черным кружевом теперь сидел явно не по фигуре… но, в целом, сообразить, что же именно это за образ, Стелла сумела только когда эта чокнутая, по совпадению остановившаяся на почти той же мысли, недовольно буркнула «Дьявол, ну ты и корова!» и пригладила ткань на оказавшейся чересчур пышной для этого фасона груди. Стелла захлебнулась хриплым вздохом… и промолчала. Почти всю жизнь она полагала, что к ее внешности подходит любой образ и стиль одежды, даже не предполагая, что даже Химерина манера одеваться может не подходить – до такой степени чудовищно!
- Умоешься и переоденешься, будет нормально, – с типично мужским лицемерием попытался успокоить Химеру Рон.
- Сомневаюсь, – опять покосившись на Стеллу, пробормотала та. – Но придется это потерпеть. Сколько у меня времени до обратной трансформации?
- Не слишком много, часов пять-семь в лучшем случае.
- Что ж… тем лучше, что с коронацией сейчас такая спешка.
- Тебе все-таки стоит быть поосторожнее…
- Брось! От принцессы Стеллы при дворе только и знают, что терпеть всю жзнь причуды, любое поведение будет соответствовать… Понять, что я – не она, действительно мог бы только этот коннетабль Брендон да девчонки, но они остались в Магиксе и, пока не падет купол, здесь не появятся. А потом станет поздно что-то менять.
- Ты, кажется, говорила, что принцесса Рада сейчас – хранитель пространственного солнечного жезла. Разве он не позволит ей открыть портал сквозь Купол?
- Ну… много народу она так не перенесет – вы ведь позаботитесь о том, чтобы на моей коронации не было никаких незваных гостей, верно? – приободрилась Химера. Охотники кисло переглянулись.
Ну как, как ситуация продолжала становиться все хуже и хуже, хотя представить себе заранее было нельзя, что это «хуже» еще может быть. Еще утром Стелла без сомнения сказала бы, что ее жизнь дошла до стадии абсолютного кошмара, а теперь… из нее вытянули до искорки все волшебство, ее держат вдали от живого света, так, что нет ни малейших шансов восстановить силы, королевство проживает последние часы в относительной безопасности, а наследницу собирается подменить безумная самозванка. И – горько кольнуло память то, как недавно Стелла обошлась в Новой – ведь и правда любое поведение Химеры в личине-без-личины сейчас все спишут на продолжившиеся переживания… а у настоящей Стеллы даже нет способа как-то предупредить Брендона и девочек, чтобы те не угодили в ловушку, а если что-то случится еще и с ними…
- Позаботься о нашей гостье, пожалуйста, – Химера с едва заметным смешком кивнула беловолосому громиле. – хочу, чтобы она в ясном сознании могла все увидеть!
Наверное, тот ответил, в очередной раз флегматично пожав плечами – солнечная фея уже не видела этого, прикрыв глаза и пытаясь сосредоточиться на поисках выхода. Но, увы, в голове только и билось пойманной в ладони бабочкой лихорадочное и безответное «Что же мне делать? Что же мне теперь делать?!»
Потом плотные занавеси упали, снова погружая комнату в плотную темноту.

0

523

А ловко Роксана, однако, внутривенные делает. Даже жгут накладывать на стала! (просто из того положения, в котором была Стелла, я бы не из локтевого сгиба брала, а из тыльной поверхности кисти).

Что же Химеру так передернуло-то от нежелания пить кровь? Это же, как я понимаю, готично по самое некуда!

Отредактировано Marianna_Girl (2013-10-10 18:59:43)

0

524

Там пластырь именно заживляющий, а не просто бактерицидный, может, стоило уточнить, но Стелла не в том состоянии ,чтобы сосредотачивать внимание. Рокси ее руку, если вдруг что, и без помощи остальных легко бы удержала, она ж привычная даже болезных албайских овчарок удерживать, например, для укола.

Ну так одно дело позерствовать на готишшность, а другое - настоящую чужую кровь всерьез хлебать!

0

525

Владлена
Не, жгут не "после", а "до". Нужен для того, чтобы перетянуть сосуд выше уровня его прохождения, вызвав временную и небольшую блокировку кровообращения. Вот, как-то так (как у животных кровь берут - не знаю, но чтобы людям именно в вену попасть, жгут накладывают)

0

526

Странно, на диспансеризации в поликлинике не было. Только кулак просили сдимать-разжимать, чтобы венка выступала.

0

527

Лион
  Последнее время у принца Диаманта появилась привычка часто уходить в город без сопровождения, и Лиону это новшество совершенно не нравилось, но лезть со своим мнением, которого никто не спрашивал, юноша себе не позволял, а достаточными талантами шпиона, чтобы присматривать в студенческом городке за принцем тайком от того, не обладал. Хоть Диамант и решил, что их общение должно стать в большей степени равноправно-товарищеским, это не значило разумности риска вызвать недовольство, попавшись за слежкой. Будь в их команде нормальный шпион, с ним можно было бы попробовать договориться, однако лучшие результаты в этой области оказались именно у Мелодика, который мало того, что за что-то невзлюбил шпионскую специализацию, считая ее подлой и недостойной, и продолжал с абсурдным упрямством настаивать на своей способности возглавить группу, но и находился по последней причине с принцем – а значит, и с Лионом тоже, в крайне напряженных отношениях. Не смотря на все старания Лили, взаимного доверия в их команде так и не сложилось, ехидный музыкант так и остался отщепенцем – периодически из-за этого возникали проблемы в командных миссиях и состязаниях. Что касается самой Лили, в лесах, горах и даже черном болоте линфейка еще могла преуспевать в тайной слежке, однако городские улицы оказались определенно не ее стихией. Девушке, кстати, Диамант тоже ничего не говорил, хотя последнее время с Лили у него сложились настолько дружеские отношения, насколько вообще было возможно при ее нежелании становиться на чью-либо сторону в конфликте с Мелодиком и упорных попытках все же удержать того в команде. Лион не знал, что заставляло принца проявлять снисходительность к такому нейтралитету, но ясно было одно – клеврету своему какие-то дела с музыкантом, да еще с целью выведать секреты, о которых не желал распространяться, с такой легкостью прощать бы не стал.
Если не считать проблемы так и не пожелавшего сложиться боевого товарищества, второй учебный год шел своим чередом для каждого из кадетов. Хоть Лион и оказался единственным к группе, кто точно определился со своей специализацией и иерархией, в том, что касалось индивидуальных достижений, успехи были приемлемыми у всех. Даже с драконами после того исключительно нервного знакомства всем удалось поладить – пусть все шло и не так гладко, как у Лили. Ну так изящный любопытный дракончик с изумрудными крыльями, сам по себе оказался достаточно покладистым, в отличие от тех вредных ящериц, что достались юношам – а может, это было врожденным умением линфейцев поладить с любым животным, неизвестно.
Сегодняшний выходной, однако, по неизвестным Лиону причинам стал исключением, привычно спросив собравшегося куда-то утром Диаманта, понадобится ли тому в городе сопровождение… то есть, компания – в ответ он услышал достаточно туманное «Ну, если хочешь – пойдем».
Лили, должно быть, решила либо навестить свою многочисленную семейку, либо просто провести выходной поближе к природе – к прогулкам по городу у девушки никогда не было особой охоты, хоть в все тех же своих тщетных попытках сплотить команду, она время от времени сама приглашала прогуляться всем вместе – право слово, можно подумать, вынужденного пребывании в коллективе на тренировках и миссиях было мало, чтобы устать от постоянных перебранок и подколок! Как бы то ни было, Лили в школе уже не оказалось, хоть утро еще было и достаточно ранним. Интересоваться, чем занят Мелодик, они и не пытались.
- И… куда именно мы пойдем? – позволил себе поинтересоваться Лион, когда серебристые створки узких ворот в транспортный отсек крепости распахнулись.
- Сам, честно говоря, пока не знаю.
Ответ прозвучал, как минимум, неожиданно – обычно Диамант очень тщательно планировал все вплоть до мелочей. Иногда излишне тщательно, даже на взгляд всегда лояльного Лиона, а любителям импровизировать вроде Мелодика и вовсе предоставляя вечный повод для пререканий. Зная принца с детства, невозможно было поверить в его добровольное решение бесцельно шататься по городу – даже в выходной. Особенно в выходной, когда обязательные занятия не мешали посвящать себя собственным делам. Но…
Но скорее уж, цель все-таки была, просто Диамант не хотел почему-то раскрывать ее Лиону. Хоть и позволил сопровождать себя… более чем странно.
- Я же сказал тебе – если захочешь. Имел в виду, что нет необходимости идти со мной, просто так получилось, что сегодня совершенно нечем заняться, а сидеть в этой казарме слишком уж уныло.
- Вы не так часто предоставляете мне такую возможность последнее время.
- Я же просил называть меня на «ты». Прости, разве ты…
- Я не навязываю в… тебе свое общество, – на самом деле Лион и не думал, что его слова прозвучат даже с толикой укоризны. Принц обернулся, смерив спутника серьезным непроницаемым взглядом.
- Неужели тебе труднее привыкать к новым порядкам, чем мне самому, Ли?
- Нет. Но мы же – теперь уже меньше, чем через два года – вернемся во дворец, и все будет по-прежнему. Мне заново придется учиться почтительности?
- По-прежнему…
Диамант печально вздохнул, вероятно, вспоминая возникшие в королевской семье неурядицы. Странно, что поведение отца, с которым у принца никогда не было близких отношений, сумело так сильно и надолго выбить из колеи.
Корабли для праздных прогулок кадетам, конечно же, не предоставлялись, так что до города предстояло добираться на ховербайках. Не самое комфортное средства передвижения, но после попыток объезжать драконов на них уже смотришь иначе!
Сам Лион почаще принца бывал в городе, правда, преимущественно свободными вечерами – когда открывались клубы и дискотеки, где можно было встретиться с шапочно знакомыми, далеко не только они с Диамантом из дворянской молодежи учились в Магиксе, где, помимо трех Великих Школ оказалось достаточно учебных заведений. Чем заняться в первой половине дня, кроме как просто бродить по улицам и паркам, в голову не приходило. То есть, многие студенты и в дневное время таскались по магазинам, игровым центрам и подобным развлекательным заведениям разной степени культурности, кто-то посещал городские библиотеки – хотя большинству более чем хватало школьных и открытые концерты… скорее не было мыслей, чем себя тут можно занять.
  До центральных улиц городка они так и не добрались, оставив ховербайки на стоянке возле окраинного парка вдоль озерного берега. Но в выходной день и здесь оказалось не меньше прохожих, чем обычно бывало на улицах, оставалось надеяться, что в планы принца на прогулку не входила спокойная обстановка.  Над набережной звенел гул множества голосов, сливались и перемешивались мелодии, играющие в открытых кафе с музыкой, которую исполняли с деревянных помостов, а то и просто разместившись вдоль широкой пешеходной дороги играющие на разных инструментах люди, с лотков и из небольших фургончиков торговали какой-то сладкой чепухой, громко переговариваясь с покупателями, откуда-то даже доносился собачий лай.
- Лион, ты же перестал видеться с Иллет после того, что произошло весной на Эраклионе, верно? – после нескольких минут молчаливого шага, спросил Диамант.
- Особенно не приходилось…
Не то, чтобы он стал избегать девушку или считал, что она теперь будет избегать его, но общение и правда фактически сошло на нет. Вряд ли Иллет сердилась на него, вряд ли даже Рада, наверняка продолжавшая совать свой нос всюду «заботливым участием» специально настроила бы ее против, просто… как-то это перестало выглядеть уместным. Вне зависимости от того, относятся ли теперь девушки враждебно к принцу, или же все сложится благополучно и, возможно, лунная фея когда-нибудь окажется его будущей королевой – навязываться ей в друзья что в первом, что во втором случае было бы крайне странно.
- Да и без этой ее сестренки я Иллет ни разу не встречал! – вслух закончил парень.
- Пожалуйста, оставь этот пренебрежительный тон, Рада все-таки девушка королевской крови  и вторая в очереди на солярийский престол. Следует проявлять почтительность, даже если ее поведение и… не вполне соответствует положенному для принцессы. Не тебе об этом судить.
- Я ко всей королевской семье Солярии никакой почтительности не испытываю.
Даже к Иллет, единственной, пожалуй, чисто по-человечески милой представительнице династии Света.
- Ты имеешь право на свое отношение, но демонстрировать его таким образом – признак дурного воспитания!
- Прости…
Неформальность отношений и равенство между всеми студентами в Магиксе – это то, что обычно так и остается в Магиксе, а, как недавно заметил сам Лион, рано или поздно все возвращаются в родной мир к прежним устоям и иерархии. Насчет Солярии и волноваться бы не стоило, но, раз уж у Диаманта по-прежнему серьезные планы на одну из принцесс, то и правда не следует усугублять все из чистой вздорности. Стоит порадоваться, что с Радой свыше необходимого дел иметь не придется. Хоть эта ее выходка с маскировкой в прошлом году и порядочно забавляла, вернее, забавляло доводить девушку до кипения, делая вид, будто он понятия не имел, с кем разговаривает на самом деле.
Возможно, он даже скучал без этих взаимно шулерских разговоров – хоть и не настолько, как без общения с настоящей Иллет. Но, если Рада и до той истории Лиона недолюбливала, то теперь юноша и вовсе стал действовать на солнечную фею хуже, чем ультразвуковой свисток на дракона – и сестренку принцесса теперь едва ли не стерегла.
- Жаль… может быть, тебе бы удалось выяснить, как принцесса Иллет теперь… как она сама относится к произошедшему.
- И к тебе после этой истории с Фиррой.
- Возможно…
Лион помолчал.
- Ва… тебе стоит самому с ней поговорить, без шпионов и посредников. Серьезно, нет же на самом деле в этом ничего бесцеремонного или невежливого, как ты постоянно пытаешься… сделать вид.
- Потому что боюсь говорить начистоту? – скептически переспросил Ди.
- Я прошу прощения…
- Не стоит. Я действительно не слишком-то хорошо это умею. Наверное, слишком много важности всю жизнь придавал тому, чтобы говорить так, как должно и то, что должно. Но проблема не в этом. Если бы только принцесса Рада всюду сопровождала Иллет, я бы, вероятно, рискнул, но девушки предпочитают бывать в городе всей компанией.
- Включая Фирру…
- Включая Фирру. И если я в ее присутствии попытаюсь искренне выражать свои чувства, это в самом лучшем случае закончится еще одним скандалом.
На справедливость таких опасений Лиону не нашлось, что возразить. Он по-прежнему не разделял страхов принца относительно неожиданно объявившейся сестренки-бастарда, подозревая, что чувства Диаманта продиктованы обычной человеческой обидой, которую тот просто по привычке «всегда рассуждать здраво» облек в параноидальные мысли. Наверное, это хорошая черта, точно взвешивать и ясно осознавать собственные слабости… вот только в человеческом общении эта привычка Ди до бесконечности строить планы и обдумывать возможные риски, так и не начиная ничего делать, вполне способна стать непреодолимой проблемой.
- И опять мы приходим к тому, что встретить Иллет… принцессу Иллет без сопровождения сестры и ее подружки, с тех пор, как ей разонравилось гулять по вечерам, шансов почти…
- Тихо! – сквозь зубы шикнул Диамант, остановившись так резко, что Лион едва не сбил его с ног.
Провидческий талант матушки унаследовать юноше определенно не светило – если, конечно, не трактовать прогнозы с точность до наоборот. Первым, что Ли увидел, проследив за взглядом принца, оказалась принцесса Иллет, сидевшая за столиком одного из летних кафе в парке, немного растерянно оглядываясь по сторонам. Диамант покосился на спутника таким обвиняющим взглядом, словно подозревал, будто это Лион каким-то образом мог подстроить эту невероятную ситуацию, одновременно подтолкнув его обратно, так, чтобы лунная фея не могла тоже их заметить. Понизив голос, Лион как можно более буднично пробормотал:
- Я пойду куплю кофе, если ва… если ты не возражаешь. Утренняя жизнь в выходные – это, определенно, не для меня.
- Ли! – в ореховых глазах принца мелькнула легкая паника.
- Если рассчитывать по теории вероятности, насколько возможным окажется еще одно подобное совпадение…
- Перестань! Не только отец, но и все вокруг считают, будто я трушу, а…
- Мелодик, насколько я помню, счел, что тебе просто требуется дополнительная мотивация. Обычно… Взять тебе тоже кофе?
- Не буду я ничего покупать в этих уличных забегаловках и тебе бы не советовал, но ты же все равно не будешь ничего слушать, так что…
- Ну, тогда я вернусь минут через семь. Желаю удачи!
Наверняка Диамант, старательно сохраняющий «фарфоровую маску» на лице, мысленно всеми словами, приличествующими его воспитанию и мировосприятию, костерил за такое «предательство», но представлять их с Иллет друг другу не было нужды, а присутствовать при подобном разговоре, куда бы этот разговор в итоге ни зашел, юноша вовсе не собирался.
Так что лучшей идеей сейчас было действительно пойти и купить кофе. Жизнь в Фонтароссе, конечно, постепенно заставила выработать мучительную привычку просыпаться рано, но понятия «просыпаться» и «высыпаться» тут не совпадали по значению и хорошего настроения в первой половине дня у Лиона не бывало.
Иллет ведь тоже никогда особенно не любила утреннее время, это юноша помнил по их разговорам год назад. Немного странно для солярийки и волшебницы света… чем бы лунное волшебство ни отличалось от солнечного. Конечно, им повезло вот так, совершенно случайно, встретить ее в городе, но все-таки Ли понятия не имел, что привело принцессу сюда так рано, да еще в одиночестве… И в одиночестве ли?
Размышления, в которые Лион успел, наверное, чересчур глубоко погрузиться, пока стоял в короткой, но все-таки очереди к кофейному автомату на прилавке, были внезапно оборванны крайне бестактным образом. Шмыгнувшая мимо девушка с тарелкой пирожных в руках, врезалась в приподнятый локоть, рука, которой юноша держал кофе, дернулась, непроизвольно сжимая хрупкий переполненный стаканчик – все, что оставалось Ли, это резко отвести его в сторону, чтобы не облиться… и, разумеется, случайно выплеснуть почти все содержимое – на принцессу Раду собственной персоной.
Солнечная фея завизжала – скорее от негодования, чем от боли или неожиданности – в свою очередь опрокидывая блюдо прямо на рубашку Лиону – и в «случайность» этого юноша в жизни не поверил бы, даже если бы его попытались убеждать.
- Это опять ТЫ?! – почти в один голос выпалили подростки и, так же синхронно осеклись, прожигая яростными взглядами враг врага.
- Что – я? – с тоской вспоминая просьбу принца быть с этой особой полюбезнее, угрюмо переспросил Лион, отстраненно изучая пятна разноцветного крема на черной ткани. – Надо говорить «извините», когда так сшибаешь людей!
- Это мне-то надо извиняться?! – подозрительно тихим, словно бы севшим голосом переспросила волшебница, картинно разводя руки и демонстрируя потемневшее от кофе пестрое платьице. – Ошпарил меня этой дрянью и… да ты хоть знаешь, сколько стоят эксклюзивные модели от лучших дизайнеров Солярии?
Придворное воспитание и недавняя просьба Ди вынуждали Лиона промолчать на этот счет, хотя большинство «лучших дизайнеров Солярии» могло бы принести большую пользу обществу производством огородных пугал, для которых почти идеально подходила большая часть всех последних воплей моды. Но принцессы активно поддерживали безумных креативщиков, хоть в итоге и не становились международным посмешищем только потому, что модельно-универсальная красота позволяла им выглядеть достаточно мило, даже нацепив вместо платья пакет из-под халвы. Иначе, наверное, даже влияние Солярии как одного из центров Содружества, не спасало бы от язвительного обсуждения публики. То есть, некоторые – его матушка, например – все равно позволяли себе ядовитые замечания, но те звучали не в полной мере справедливо.
Пока Лион прокручивал в уме так и не высказанную реплику, Рада, естественно, не молчала, воспользовавшись заминкой собеседника, чтобы негодующе тараторить, кажется, вообще без пауз – даже чтобы перевести дыхание.
- А кому, мне, что ли?
- Пф-ф! – принцесса еще более картинно подбоченилась. Пятно кофе с ее наряда в какой-то незамеченный момент успело исчезнуть… и была явная социальная несправедливость в том, что Лиону, не обладающему волшебными умениями, избавиться от сладкого крема на рубашке будет несколько менее быстро и просто. – Да уж на такое чудо я даже и не надеялась бы!
- Гм, ну хорошо, мне очень жаль, – юноша покладисто продемонстрировал пустые ладони. От неожиданности Рада на миг приутихла, потрясенно на него уставившись золотисто-карими глазищами. – что Ваше Высочество не смотрит, куда идет, что налетает на людей и даже не находит в себе достаточно хорошего воспитания, чтобы самой за это извиниться!
- Ну и гад же ты все-таки! Правильно мама про всю вашу семейку говорила…
- Я слишком уважаю твою сестру, чтобы делать заявления о том, насколько моя мама оказалась права насчет вашей семьи! – кажется, Ли и сам постепенно начинал терять терпение, рискуя наговорить лишнего. – Но чем дольше я общаюсь с тобой, тем меньше думаю, что она преувеличивала, как мне всегда казалось. И если бы…
- Лион!
Осекшись на полуслове, парень виновато повернул голову. Рядом, непонятно сколько времени уже наблюдая за представлением, стояли Диамант и принцесса Иллет.
- Да… добрый день, Иль.
Лунная фея робко улыбнулась.
Теперь уже получилось заметить, что истошные вопли радиного негодования собрали гораздо больше заинтересованных слушателей из малознакомых и незнакомых вовсе гулявших в парке людей, теперь поспешно старавшихся сделать вид, будто просто проходили мимо, и не обращали на перепалку ни малейшего внимания. Ох…
- Лион, о чем я тебя просил?
- Мне очень жаль…
- Слышала я, что именно тебе жаль! – надувшись, пробурчала Рада. Ди изобразил прохладный полупоклон, встретив ее взгляд.
- Все, чего я могу требовать от своего компаньона, это соблюдения этикетных норм, принцесса. Боюсь, мнение о Вас я не вправе ему навязывать, и вряд ли кто-то, кроме Вас самой, способен подобные мнения людей действительно изменить.
- Все, кто нужно, обо мне и так хорошего мнения, а до остальных нет никакого дела! Угораздило же на вас здесь нарваться – только настроение окончательно испортили! Иллет, пойдем отсюда! Лучше…
Младшая принцесса отступила на шаг, с виноватым видом положив ладошку на предплечье Диаманта.
- Прости… мы собирались поговорить, вернее, пытались поговорить, но вы тут подняли такой крик…
«Не мы подняли крик, а она подняла крик!»
- Да и с Ли мы давно уже не виделись. Ты можешь идти, я пока с ними прогуляюсь, а потом тебя в городе найду.
- О чем, интересно, с ними разговаривать? Мы это, кажется, уже обсуждали! Даже и не думай! – пафосно отрезала Рада, но, мимолетом заметив, что сестренка для разнообразия не собирается ее безропотно послушаться, решила переформулировать. – Я тебя одну с ними не оставлю! Кроме того, Эраклион часть Империи, шпионам оттуда наверняка нельзя доверять.
Да уж… интересно, какого такого шпионажа могла опасаться солярийская принцесса, секретов у которой не могло быть в принципе, поскольку сама же и была склонна выбалтывать все, что приходило на ум… или даже то, что на ум придти так и не успевало, иначе бы даже она догадалась проявить сдержанность?
Лион, только что мысленно подбиравший поводы куда-нибудь «заторопиться», чтобы не мешать Диаманту и Иллет, с режущей глаза ясностью осознал, что тут-то Рада не отступиться, значит, теперь уже и он никуда не идет. По крайней мере, негодующее бурление солнечной феи будет в большей степени выплескиваться на него, и в меньшей – мешать остальным своими придирками.
Веселенький же выходной день у них намечался!
- Гм, как пожелаете. Лион, пожалуйста, попроси у принцессы прощения, как подобает, и забудем это нелепое недоразумение.
- Уж определенно забыть будет легче, чем то «недоразумение», что вы устроили на Эраклионе, похитив Фирру! И не нужны мне все эти фальшивые любезности.
- Пожалуйста, давайте не будем ссориться! – осмелев, Иллет с очередной неяркой улыбкой шагнула вперед и, изобразив изящный пас ладошкой, заставила подсыхающий крем от пирожных исчезнуть с рубашки Лиона. – А кофе я тебе куплю… сама как раз собиралась взять, а Раду предупредить забыла.
- Прошу прощения! – Ди едва заметно поджал губы. – Если вы собираетесь покупать еду, то нам лучше будет пойти в хотя бы относительно приличное кафе, а не вагончик возле дороги!
- Зато отсюда открывается отличный вид на озеро! – судя по тону, преимущественно из чувства противоречия возразила Рада. – Нам и тут хорошо. Ну, было, пока не…
Лунная фея снова растерянно завертела головой, переводя чуть ли не умоляющий взгляд с сестры на Диаманта.
- Пойдем на палубу какого-нибудь плавучего кафе, чтобы вид был не хуже!
Недолюбливавший и воду и большую часть плавсредств принц покладисто кивнул. Наверняка он не хуже Лиона понимал, что это далеко не последний каприз Рады в этот день.
Однако пройти далеко по  набережной они не успели. Негромкий перезвон вызова буквально через пару минут заставил Диаманта, извинившись, активировать передатчик.
- Матушка?
Голографический образ эраклионской королевы с непроницаемым выражением чуть склонил голову и, как показалось Лиону, неодобрительно покосился по сторонам.
- Конфиденциальный разговор, Диамант, – тихо сообщила королева.
- Вы знаете, у меня нет секретов от Лиона, а принцессы…
- У меня есть. Можешь сам потом решать, как многое можешь рассказать ему, но мне бы хотелось поговорить с тобой наедине. И отключи визуальное воспроизведение, пожалуйста.
Кажется, на этот раз произошло что-то серьезное. Впрочем, Лиону Диамант сам расскажет все, что сочтет нужным, если вдруг потребуется его помощь. Хотя это странно, обычно королева, если и не желала поднимать каких-то тем в его присутствии, то и не заговаривала об этом прямо.
- Прошу меня простить, – рассеянно кивнул Иллет и Раде ничуть не менее озадаченный принц и отошел на к краю набережной, по пути переводя галофон в звуковой режим. Кажется, предположений о внезапной срочности и секретности звонка у Ди было не больше, чем у Лиона.
- Надеюсь, не случилось ничего плохого, – едва слышно пробормотала лунная фея. Лион повернулся в ее сторону, кажется, собираясь улыбнуться или сказать что-нибудь ободряющее, но Рада просто не могла не вставить и тут свое словечко.
- А, зная их семейку – наверняка все «трагедии» вертятся вокруг потери денег или отсутствия прибыли. Может, Империя потребовала от Эраклиона еще больше, или эта их экспортная армия принесла доходов меньше обычного…
Ли скрипнул зубами, в очередной раз напомнив себе просьбу Диаманта быть с принцессой полюбезнее. Да и перед ее сестренкой затевать совсем уж откровенную склоку было неловко.
- Часто приходится слышать, что уроженцы Джемелла слишком беспокоятся о деньгах. Даже в королевских семьях, где можно себе позволить не думать о них вовсе – Ваше Высочество наверняка ни разу в жизни не задавалась вопросом, во сколько обходится налогоплательщикам ее возможность каждый день приобретать новые и еще более жуткие туфли в дополнение к нескольким сотням старых!
- По крайней мере, народ Солярии защитили от перспективы выплачивать дань Империи – что налогами, что людьми для армии! – парировала солнечная фея.
Интересно, в какой степени она считала это своей личной заслугой?
Даже давно зная Диаманта, да и королеву тоже, по их лицам не всегда получалось понять настроение и намерения, в конце концов, не давать волю чувствам оба они считали одной из важнейших способностей. Но все же, когда эти фарфоровые маски становились слишком уж непроницаемыми и неестественно-жесткими, в одном можно было не сомневаться: в желании что-то скрыть. Эту замкнутую отстраненность было трудно не заметить на лице королевы Диаспро даже через передатчик. И уж совсем невозможно – у вернувшегося Диаманта. Судя по полному отсутствию какого-либо выражения, принц был даже не просто в растерянности, в смятении.
- У Вас же все в порядке? – взволнованно спросила Иллет, сделав несколько шагов навстречу Ди и поймав его за руку. Принц заторможено взглянул на девушку.
- У нас – да. Это касалось не Эраклиона, поэтому матушка и не была уверена, что мы можем распространять информацию, – медленно, явно взвешивая каждое слово, ответил он.
- Это все, что ты можешь сказать? – ворчливо уточнила Рада, любопытство которой все же пересилило демонстративное пренебрежение. Диамант перевел такой же непроницаемый взгляд на солнечную фею.
- Я… я сожалею, но все же склонен считать, что такого рода информацию вам следует узнать не от меня. И… Лион, думаю, тебе бы следовало связаться с…
Мобильники фей ожили одновременно, довольно неуклюже смешав какую-то лирическую инструментальную мелодию с галафона Иллет и бодренькую песенку передатчика Рады. Диамант резко замолк и отвел взгляд, уставившись на икрящуюся поверхность озера поверх ограждения.
- Да, пап? – активировав свой галафон, чуть удивленно заговорила Рада.
- Фата Техна? – Иллет не стала включать изображения, поднеся серебристый прямоугольничек к уху. – Что-то случилось?
- … Мы? В городе у озера, в чем де…
- … Да. Хорошо, но что… фата Техна?
- Оставайтесь на месте и ждите! – потребовало изображение сэра Брендона, игнорируя, похоже, и вопросы, и непонимающее выражение принцессы, и присутствующих, Лион вообще не был уверен, что преподаватель ратных дисциплин их с Диамантом сейчас заметил.
- Она сказала, что они заберут нас минуты через три – и ничего не хочет объяснять. Надеюсь, с девочками все в порядке… не надо было нам отпускать их…
- А я говорила, что это была дурацкая затея! – недовольно сверля взглядом погасший кристалл-проектор, бросила Рада.
- Я имела в виду – отпускать их одних…
- Да и не в девчонках, скорее всего, дело. То есть, фата Техна – это понятно, но папа? Ну почему нельзя сказать по-человечески, что там стряслось такое, все разводят секретность… так!
Взгляд солнечной феи переместился на Диаманта, все так же пристально уставившегося мимо всех на воды озера.
- Наверняка дело в том же самом, что сообщила тебе твоя матушка! Может, перестанешь уже темнить?
- Вас пообещали забрать через три минуты, осталось меньше половины времени до того, как Вы сама сможете спросить…
- Нет, ты расскажешь все немедленно, здесь и сейчас! – Рада сжала кулаки. Принц без выражения смотрел на нее, кажется, собираясь сухо поинтересоваться, с какой это стати, однако…
- Диамант, пожалуйста! – и без того большие светло-синие глаза Иллет стали просто огромными на растерянном личике. – Если ты действительно что-то знаешь… если это может касаться нас – пожалуйста, скажи нам!
Ди слабо дернулся и опустил глаза, избегая встречаться взглядом с младшей принцессой.
- Диамант?
- Я… я вынужден принести вам свои соболезнования, – наконец ровным до холодной официальности тоном заговорил эраклионский наследник. – вам обеим. Это действительно важно и действительно касалось вас. Срочное сообщение, которое передала мне матушка…
- Ну и? – повисшая пауза заставила Раду нервно дернуться. Кажется, определенной чуткостью, пусть и только в том, что касалось ее самой, солнечная фея все же обладала.
- О смерти короля Радиуса Солярийского. Я… искренне соболезную. Мне казалось, будет лучше, если кто-то из вашей семьи вам…
- Ты это серьезно? – принцесса Рада была явно не из тех, у кого пропадает дар речи от потрясения. Или, по крайней мере, надолго пропадает. – Так почему же отец... Почему он сразу нам ничего не сказал?!
Она и впрямь полагала, что такими вещами кто-то станет шутить?
- А тебе самой было бы просто сказать кому-то такое, да еще и по галафону? Кроме того… ведь это ты теперь – Хранительница пространственного артефакта.
- При чем тут мой жезл? – автоматически бросая взгляд на крупный золотой перстень «колесо» на среднем пальце, нервно переспросила принцесса.
- Солнечный купол наверняка замкнут. Тогда ты сейчас единственная, кто может переместить на Солярию через портал.
- Если вы только…
Зеленовато светящийся шар силового поля, словно древнее ядро, выпущенное из пушки, пронесся над озером и, приземлившись на набережной метрах в пяти от них четверых – прохожие поспешно отпрянули подальше – погас, оставив на дорожке сэра Брэндона, показавшегося в этот момент каким-то отчасти сумасшедшим, и внешне спокойную фату Техну.
- Девочки…
- Это правда?! – резко уставившись им навстречу, выкрикнула Рада. – Что-то случилось с дедушкой?
Собиравшийся броситься к ним наставник резко замер.
- Откуда ты…
- Какая разница – откуда? Лучше спросить, почему ТЫ ничего не говорил.
Видеть на грубовато высеченном лице сэра Брендона такую растерянность и почти беспомощность Лиону еще не приходилось.
- Рада, здесь не лучшее время и место, – вместо мужчины заговорила киберфея. – вам стоит вернуться в Алфею, чтобы помочь с организацией переброса мобильной группы на Солярию, что-то там не просчитанное творится, может понадобится помощь.
- Мы отправляемся на Солярию?
- Ты – просто создашь для нас портал, – очнувшись от замешательства, сэр Брэндон отрицательно мотнул головой. – пока не выясним, в чем там дело, лучше вам с Иллет оставаться в безопасности.
- Но ведь на маминой коронации МЕНЯ должны объявить новой дофиной Солярии! Я должна там присутствовать!
- Это просто формальности, пока не убедимся в том, что все в порядке…
- Если нет, то нам тем более стоит пойти вместе с вами! Мы – хранительницы регалий-жезлов, верно, Иллет.
Младшая принцесса продолжала молча и почти неподвижно опираться на руку Диаманта.
- Рада, не нужно спорить! Только не сейчас…
- Тогда и не надо мне указывать! Я… я уже фактически дофина и следующая наследница короны, папа! А ты – просто коннетабль! Ты не вправе мне указывать!
- Рада…
- А как насчет меня? – ровно спросила фата Техна. – Я новый директор Алфеи, ученица.
- А… а… но жезл для порталов – мой! Это я могу решать, брать или не брать вас с собой на Солярию, а не наоборот! – окутываясь ослепительным сиянием, вероятно, от негодования, нашлась новоявленная крон-принцесса. Да… наверное, уж в этот момент то, что воспитывать принцесс все-таки нужно, поняли абсолютно все. Лион не поверил бы в абсурд происходящего, не окажись сам вынужден в этом участвовать!
- И, если потребуется, я сама выясню, что происходит в нашем королевстве, а вы все…
- Да что же ты творишь такое? – все-таки не выдержав этого зрелища, юноша попытался поймать плавно приподнявшуюся над землей, вскинув активированный жезл, фею за плечо. Сэр Брендон и Техна уже рванулись к ним, тоже собираясь удержать эту сумасбродку…
Но Лион недооценил то, насколько в волшебном обличье хрупкие с виду девушки совершенно не зависят от физического соотношения сил – Рада продолжила взлетать, всего лишь потянув юношу следом – вверх, и словно бы не заметив его веса.
- Рада, Ли! – испуганно пискнула рядом Иллет,  потом…
Ослепительная вспышка резанула по глазам, солнечная фея, только теперь, должно быть, заметив «прицеп», недовольно дернулась, отталкивая Лиона, вместо дорожки набережной шлепнувшегося на травяной газон.
Вокруг громко журчали и звенели многочисленные фонтаны, наполняющие горячий воздух водяной крошкой и множеством мелких дрожащих радуг, не слишком-то спасая этим от жары, а добавляя к ней еще и липкую влажность. Одуряюще пахло какими-то сладкими тропическими цветами, а в кронах деревьев оглушительно орали невидимые птицы. Коротко оглянувшись, Лион остановил взгляд на многоярусном, как миниатюрный «город в городе» здании дворца из золотистого песчаника. Как представитель опального рода Фэйтон, он никогда не был в солярийской столице, да и в самом королевстве – от силы дважды, еще ребенком. Сожалеть об этом, особенно сейчас, совсем не хотелось.
… Похоже, даже фата Техна опоздала на долю секунды, прежде чем портал схлопнулся у них перед носом…
- Рада, что ты наделала? – испуганно спросила Иллет, по крайней мере, вернувшая дар речи. – Папа…
Обе девушки в обличьях фей продолжали висеть где-то в полуметре над то ли лужайкой, то ли газоном, на который приземлились Лион и Диамант.
- Он не имел права требовать, чтобы мы оставались в Магиксе – вот пусть сам и остается! – уже без прежней уверенности, явно подбадривая сама себя, откликнулась ее старшая сестра. – И скрывать от нас…
- А ты не подумала о том, что для него это тоже была шокирующая новость? И что он переживает за маму?
- А теперь еще и за вас, – отряхнув с рубашки невидимую пыль, добавил Диамант. – сожалею теперь, что согласился рассказать вам все и этим спровоцировал эту безобразную сцену. А вместо мобильного отряда, который должен был разобраться, что происходит на Солярии, теперь здесь мы.
- А вас двоих никто и не просил за нами цепляться – вот уж обошлись бы и без таких рыцарей! Но мы-то, после мамы, разумеется, потенциально сильнейшие волшебницы Солярии! Если кто-то и может здесь во всем разобраться, то это именно мы!
- Потенциально…
Да уж, если бы для достижений хватало одной только самоуверенности, принцессе Раде явно суждено было бы стать лучшей из лучших. Но – вряд ли в реальном мире.
- Вы ведь пойдете с нами? – приземлившись рядом, тихо спросила Иллет, избегая смотреть на сестру. Кажется, у нее таким деликатным способом выражалось крайнее неодобрение, и, как ни странно, Рада даже обратила на это внимание.
- Слушай, я извинюсь перед папой потом. Но что сделано – то уже сделано, или ты предпочла сама все пропустить, отсиживаясь взаперти, когда в нашем королевстве творится непонятно что?
- Мы могли бы убедить их взять нас с собой! Нормально убедить…
- А они могли и не согласиться! – Рада тоже спустилась на газон, преображаясь из феи обратно в свой городской костюмчик. – Ну что же, пойдем во дворец… ну, и вы.
- И я? – слегка заторможено переспросил Лион. Все недоуменно обернулись к нему. – На солярийский двор? Я из Фэйтонов, если вы забыли.
- Лион, изгнание не распространялось на всю фамилию… которую ты к тому же и не носишь! Только на участников заговора, который произошел, когда тебя еще не было даже на свете! – напомнила Иллет. – Никто здесь не станет обвинять тебя.
- Хотелось бы в это верить! – Диамант со странным выражением промолчал несколько секунд. – Дело в том, что я не все вам рассказал там, в Магиксе. Насчет смерти короля, я имею в виду. В его убийстве обвиняют герцогиню Кассандру Фэйтон… точно разобраться сложно, поскольку она… ее тоже уже нет в живых, но, насколько я понял, разбираться никто ни в чем и не планирует. Лион, прости…
- За что?
Бабушку он тоже видел всего несколько раз в жизни и почти совершенно не знал. Так что воспринять новость как удар – сколь бы бездушно это ни звучало – не получалось. Все лучше, чем лицемерно изображать скорбь… наверное. Понятно, по крайней мере, понятно, что пытался сказать, но не успел, Диамант, упомянувший, что Лиону тоже следует связаться… наверное, все-таки с мамой. Как отреагировала на новость она, предположения были крайне неприятные. Но…
- Но это абсурд какой-то! – зачем-то произнес юноша вслух.
- Ты не веришь, что герцогиня на такое способна? Все-таки у нее был мотив…
- Двадцать лет назад! У нее был мотив… когда никого еще из нас не было на свете, зачем ждать черт знает сколько времени, даже если и… нелепость какая-то?
- Я слышал, у магов с пророческим даром иногда расшатывается с возрастом психика из-за того, что реальность смешивается с видениями, - пытаясь говорить мягко, закончил принц. – то есть, я не считаю так, но вероятность существует.
- То есть, тебя не мысль об убийстве шокирует? – снова начала заводиться Рада. – А о том, что возможность оттянулась на такое долгое время? Может, и правда, тебе не…
- Он – гражданин Эраклиона и, даже если на Солярии снова был какой-то заговор, в котором герцогиня – что так и не доказано – была бы замешана, Лион все это время был в Магиксе, и даже руководство Фортароссы вам подтвердит, что он не поддерживал с Солярией никакой связи, если моего слова недостаточно! – отрезал Ди. – И Лион будет меня сопровождать. Впрочем, если я не вызываю у вас доверия из-за того, что Эраклион колонизирован Империей, или из-за…  и тоже не могу сопровождать вас при дворе – я с пониманием отношусь к подобному недоверию, уверяю вас, это не будет воспринято как оскорбление.
- Вовсе… вовсе нет! – не глядя на помрачневшую сестру, запротестовала Иллет. – Ничего подобного. Конечно, вы оба можете пойти с нами. Ли… ты ведь не против пойти с нами?
- Диамант же сказал, что я буду сопровождать его, – Лиону, честно говоря, попадаться на глаза без-пяти-минут-королеве Стелле вовсе не казалось хорошей идеей. Не то, чтобы он серьезно воспринимал то, что матушка говорила на ее счет, но все же, видно, когда Стелле хочется кого-то в чем-то обвинить, то она не обращает внимания на мелочи, вроде обоснованности.
Но в этой компании абсолютно все выше его по рангу – и, по крайней мере, к двоим Лион действительно считал разумным прислушиваться.
- Ах, Диамант сказал! – издевательски повторила Рада. – Ну так ладно! Добро пожаловать в королевство Солярия… надеюсь, визит будет приятнее, чем наш – на Эраклион!
И без того не самые радужные предчувствия Лиона после этих слов стали совсем уж… самыми нерадужными. Впрочем, как раз сейчас он особенно ясно не любил любое пестроцветье – оказавшись в самом очаге его сосредоточения.

Внутри дворец понравился Лиону ничуть не больше, чем снаружи. А ведь сейчас в столице траур и все, казалось бы, должно быть тихо и неброско оформлено. Или теперешнее состояние дворца по местным меркам и считается тихим и неброским – насколько это вообще возможно с золотистыми стенами, многочисленным разностильем украшений, звенящими фонтанами и почти не рассеивающими яркий свет гардинами на высоких стрельчатых окнах, фактически – стенах из стекла. Конечно, солярийский климат гораздо жарче, чем на Эраклионе и даже в Магиксе, но эти стеклянные стены, удерживаемые лишь парой-тройкой каменных колонн, порядком нервировали. Как в аквариуме или террариуме жить… а еще во дворце было невероятно много зеркал, почти таких же громадных, как окна, и отражающих солнечные лучи, заливая светом каждый уголок, каждый сантиметр огромных залов и просторных коридоров. Традиции занавешивать зеркала при трауре в Солярии, похоже, не было. Всюду суетились слуги и придворные и галдеж стоял почти такой же, что и у птиц в многоэтажных садах за стеклами и колоннами. Может, солнечный дворец переживал и не самые светлые свои времена, но переживал так же бурно, что и любые другие.
Если стража и удивилась появлению принцесс, которые сейчас должны были быть в Магиксе, да еще без сопровождения сэра Брендона, то не особенно.
- Вообще-то, Стелла просила пока ее не беспокоить, – без церемоний, словно бы не с принцессами, а с собственными племянницами разговаривая, сообщила придворная дама с гладкими рыжими волосами, вышедшая их встретить, которую принцесса представила как маркизу Нову Люмье.
- Но ведь это же – мы! – напомнила Рада, тоже не добавив даже нейтрального «леди». – Мы – это совершенно другое дело! Наверное, она просто не ожидала, что мы прибудем уже сейчас.
- Кстати, а где господин коннетабль?
- Будет попозже! – пряча взгляд, уклончиво ответила принцесса.
- То есть, мы все знаем, что он получил разрешение этого перевода в Магикс, но сейчас, когда в королевстве такое творится, возглавляющему нашу армию человеку следовало бы присутствовать лично.
- Позже! – с нажимом повторила Рада. Маркиза с сомнением покосилась на девушку, но продолжать эту тему не стала.
- Прошу вас, подождите здесь, я сообщу… о вашем визите.
Кажется, леди Нова не была точно уверена, как ей следует обращаться к наследнице, уже оказавшейся «первой в роду», но еще не принявшей титул королевы на официальной церемонии. Привыкла, должно быть, обращаться к той просто по имени – даже при дворе.
Явно недовольная, что ее заставили ждать аудиенции наравне с гостями, Рада нетерпеливо проводила Нову взглядом.
- И… она немного странно себя ведет с самого утра. Вы и сами понимаете, что ей пришлось сегодня пережить, постарайтесь не удивляться и отнестись с пониманием.
- Да-да… я поняла! – снова меняя вид на виноватый, пробормотала Рада.
- Как-то тут все сейчас странно. Или мне просто так кажется, – призналась Иллет, держащаяся привычно позади сестры, а теперь оказавшаяся как раз между Лионом и Ди, полунеосознанно держа обоих за руки. Маленькая хрупкая кисть в руке Лиона слабо дрожала. – такого никогда не было… то есть, никто достаточно близкий для нас никогда не… мне, наверное, сейчас должно быть больно, а я даже не могу себя убедить в том, что что-то такое могло действительно произойти…
Рука лунной феи задрожала сильнее.
- Должно быть, это одна из психологических стадий. Прости, я даже не знаю – не могу себе достоверно представить подобное, – мягко ответил Диамант. – мой собственный дедушка не дожил до моего рождения и отец уже был королем. А…
Иллет и Ди обернулись к Лиону.
- Я тоже, – глухо напомнил он. Собственный голос почему-то прозвучал, словно после долгого сна. – я же говорил, я почти не знал бабушку… и уж точно она не была для меня в той же степени близким человеком. Что уж говорить, если я даже не могу сам сказать с уверенностью, что она не сходила с ума и не…
- Как ты мог ее совершенно не знать?! Ну, то есть, наша бабушка, Луна, тоже не живет с нами в одном королевстве, она с Селении – но мы постоянно общались и бывали у нее в гостях!
- И с родителями сэра Брендона тоже? Или только по королевской линии? – это здесь было совершенно ни при чем, но Лион не смог заставить себя придержать язык.
- Ну, мы…
Голоса за непрозрачной сплетенной из света занавесью в арке, где и скрылась Нова, заставила всех смолкнуть и прислушаться.
- … прибыли. А, судя по сообщению Техны, они попросту сбежали, причем напрямую ослушавшись преподавателей!
- Девочек можно понять, – возразил уже знакомый голос маркизы Люмье. – они тоже беспокоились из-за новостей…
- Девочкам стоило бы привить несколько больше почтения и послушания! – резко возразила ее собеседница. – Хотя теперь, наверное, уже поздно…
Занавес из света отлетел в сторону, пропуская высокую блондинку, нервно шелестящую подолом черного, расшитого золотом и мелкими слезинками янтаря платья. Несмотря на цвет, явно не распространенный в солнечном королевстве как повседневный, а тем более – торжественный, слишком уж вычурного, чтобы походить на траурное.
Все поспешно поднялись со своих мест, когда она вошла в зал.
- Итак, насколько мне известно… а ВЫ – что тут делаете?! – резко остановившись, женщина вперилась взглядом светло-карих глаз в Диаманта и Лиона. Вернее, на Лионе остановившись. Юноша тоже потрясенно ее рассматривал.
- Обстоятельства сложились таким образом, – начал было какую-то формальную речь Диамант, но высказаться ему не дали.
- К сожалению, у нас сейчас не та ситуация, когда мы можем принимать гостей, к тому же, уж простите, Ваше Высочество, но из официально враждебного Содружеству королевства. Времена наступили небезопасные. Вас сопроводят обратно, как только мы восстановим сообщение порталами, мне очень жаль. Что касается вас, юные леди, вы хотя бы представляете себе, какое беспокойство всем причинили этим переполохом на Магиксе?
Принцессы почти не отреагировали. Даже Рада – что почти невероятно – помалкивала.
- Думаю, вас обеих давно пора поучить послушанию, хватит с Солярии уже испорченных принцесс, только о своих желаниях и капризах способных думать. Отдайте мне кольца с фамильными жезлами, вас проводят в ваши покои, пока я не решу…
- Нет! – продолжая таращиться во се глаза, отрезала Рада.
- Лучше не ухудшай свое и без того не лучшее положение пререканиями. Мы же не хотим, чтобы вас пришлось уводить в покои силой – да и не слишком-то культурно устраивать споры перед гостями.
Женщина протянула руку ладонью вверх.
- Я сказала – нет! – отступая на шаг, мотнула головой темноволосая принцесса. Рука Иллет почти с отчаянием сжала пальцы Лиона.
- Что же… хотелось бы этого избежать. Стража!
В арке позади нее и Новы выросли мужчина с винного цвета кудрями, обрамляющими бледное резкое лицо и миловидная шатенка, еще двое не слишком-то похожих на уроженцев Солярии, хоть и тоже одетых в обмундирование придворной охраны, появились в дверях напротив, через которые и вошли гости.
- Отведите наших гостей в подходящие покои и позаботьтесь об их безопасности, а принцессы, боюсь, совершенно отбились от рук, придется им посидеть под домашним арестом – пусть подумают над своим поведением.
- Не смейте даже приближаться, кто бы вы ни были! – рявкнула Рада.
- Не слишком ли…
- Нова – ЭТО не наша мама! Я не знаю, кто она такая…
- И что еще ты готова выдумать, лишь бы увильнуть от заслуженного наказания, деточка? – блондинка сокрушенно качнула головой. – Тебе не хуже других известно, что охранную магию дворца не обманули бы никакие личины – к чему придумывать что-то до такой степени абсурдное? Не пытайтесь сопротивляться – и вас никто не обидит…
- Ты уверена? – спросил красноволосый мужчина в капитанской форме.
- Лион…
Голос Иллет, и без того тихий, прозвучал, словно сквозь вату.
- Портал, дурында! – еще одна вспышка полыхнула и на несколько мгновений лишила зрения прежде, чем Ли успел договорить. Оказывается, в экстренных ситуациях Рада соображала значительно лучше, а прислушивалась к разумным советам значительно охотнее.
Когда восстановилась способность видеть, все четверо стояли на опушке незнакомого лиственного леса. В зеленоватом сумраке было спокойнее и прохладнее, даже немного не верилось, что на жаркой суматошной Солярии нашлось подобное место, да и не особенно-то далеко от дворца.
- И что за чертовщина тут у вас происходит? – проморгавшись, выпалил Лион. В том, что приказ «проводить» был не особенно-то завуалированным комфортабельным пленом, сомнений даже на миг не возникало.
- Ты меня спрашиваешь? Эти типы не из нашей гвардии, я вообще впервые их видела! И этот… с красными волосами…
Все, даже Диамант, напряженно уставились на Лиона.
- Я, представьте себе, заметил…
- Что…
- В зале всюду понатыканы эти зеркала, так что я видел все так же, что и вы все. Что бы это ни значило, если вообще значит.
- Рада, я не хотел бы показаться бестактным, но все же, Ваше утверждение насчет того, что место дофины Стеллы заняла самозванка… действительно звучит сомнительно. Дворец и правда должен был быть защищен от проникновений под чарами личины. А не проникнув внутрь, нельзя никак повлиять на систему. Да и проникнув – сложно.
- Значит, она не использует чары. Или вообще магию, в конце концов, при нужных данных подделать внешность можно и не такой уж сложной косметической операцией! Я понятия не имею как, но точно, точно говорю – что!
- Это не наша мама, – тихо подтвердила Иллет.
- Они правы, – о своих собственных догадках и дополнениях Лион предпочел пока что ничего не говорить. По крайней мере, пока сам не разберется в них толком. Сходство… оно вполне могло ничего и не значить, на самом-то деле. А бездоказательные предчувствия – и вовсе.
Но если какой-то заговор на Солярии и правда был – могло так получиться, что участвовала в нем теперь уже не одна только герцогиня Кассандра. Как бы с этим ни согласовывалась ее собственная смерть.
Диамант кивнул, хотя, как Ли прекрасно знал, для его убеждения нужны были реальные факты, а вовсе не чьи-то предчувствия и уверенность.
- И что нам теперь…
- Вам никогда не говорили, что невежливо уходить не попрощавшись, детишки?
Буквально в нескольких шагах, прислонившись спиной к стволу дерева, стоял один из подозрительных стражей, все еще одетый в форму. Почти двухметрового роста, с крупными чертами и смугловатой, хотя и не такой темной, как у уроженцев островов Андроса, кожей, этот тип должен был выглядеть слегка комично в золотистом нагруднике, широких полосатых рукавах мундира и таких же объемных укороченных шароварах… но как-то не располагал к забавности в любом костюме.
- Заставляете нашу дорогую дофину волноваться… или, по-вашему, мне много удовольствия доставляет оббегать все окрестности в ваших поисках?
- Оббе…
Смуглокожий верзила исчез, только горячий сухой ветер щекотнул подросткам лица и распушил волосы.
- …гать? – Лион, а следом за ним и остальные, резко обернулся, обнаружив их сталкера примерно на том же расстоянии с противоположной стороны, так же лениво, словно бы уже давно, стоявшего, облокотившись на другое дерево.
- Мне не нравится тратить на все это свое время! На вас, на нее… да и не в том я уже возрасте, чтобы носиться тут, как какой-то бешеный шакал за какими-то детишками! А от магии этого мира нам никакой пользы… зря вы вообще явились сюда сейчас, детишки. Вот честное слово – зря.
- Или наоборот, как раз вовремя! – тут же принялась препираться не терпящая поучений Рада.
- Вы… обладаете волшебством времени? – чуть осмелев, спросила Иллет.
- Волшебством? – мужчина слегка поморщился. – Нет. Скажем так, у меня просто немножечко больше времени в распоряжении, чем у любого из вас. Чем у кого угодно. Правда, это не значит, что я счастлив его тратить на подобную чепуху, но… каждый из нас в долгу перед Роном, какую бы чепуху он ни затеял. Хотя, кажется, я начинаю немного понимать.
На последних своих словах верзила почему-то остановил взгляд на Лионе.
- Рон – это ваш капитан? То есть, тот, с кудрявыми волосами?
В ответ пришлось довольствоваться только еще одной ухмылкой. Может быть, он колдун? Оттого и такое пренебрежительное упоминание волшебства, а как раз на Андросе мужчины официально занимаются колдовством. Правда, работают ли они с временем – Ли понятия не имел.
Юноша сжимал брошь дезактивированного легкого топора, прекрасно понимая, что не успеет его даже приподнять, если этот появляющийся и исчезающий не хуже Чеширского кота незнакомец решит перейти от слов к атаке.
- Просто будьте послушными деточками и позвольте отвести вас в ваши комнатки – мне было сказано не причинять никому из вас большего вреда, чем в этом будет необходимость.
- Однако нас четверо, а Вы тут один! – упрямо заметила Рада. – Не слишком ли само…
Еще один порыв сухого, посреди лесной свежести и шелеста листьев, ветра.
- Слишком самоуверенно, да, малышка? – с улыбкой демонстрируя запоздало вскрикнувшей фее перстень-колесо, в его руке кажущийся совсем крошечным, переспросил верзила. – Давайте не создавать друг другу проблем, ребятки, я против вас ничего не имею. Даже феечек – все-таки здесь не наш мир, значит, и его проблемы – не наши. Последнее, до чего я думал в жизни докатиться – это встревать в грызню за власть между двумя волшебницами! Перестанете упрямиться, или я продолжу.
Иллет с плаксивым выражением принялась стягивать с пальца перстень-полумесяц, то ли серебряный, то ли из белого золота.
- Ты чего это? – удивленно покосился на девочку Лион.
- Мне страшно! Я не уверена… что могла бы… что… – едва слышно пробормотала она, и, резко сдернув непослушное колечко, чуть окрепшим голосом выкрикнула. – получится!
От выросшего в ее ладони серебряного жезла вспышка оказалась не такой уж яркой и даже не резкой, скорее от венчающих навершие полумесяцев расходились не лучи света, а неторопливые переливы голубоватого мерцания.
- Ну, и что это, по-вашему, такое? – спросил смуглокожий.
Лион искренне надеялся, что ответ на вопрос известен хотя бы самой фее. На атаку – даже сколь угодно необычную – это волшебство уж точно не походило. Лион помнил, что способности Иллет больше защитные, чем атакующие – активную часть она и в этом предоставляла сестре…
- Без жезла от меня меньше помощи, – словно подслушав эту мысль, призналась Рада. – попытайтесь отобрать у него кольцо.
- Что? – кажется, кадеты и преследователь были одинаково поражены столь необычным предложением. И спорно осуществимым.
- И как мы это должны сделать?
- Хоть чему-то же вас в этой Фонтароссе учили! – Рада возмущенно топнула. – Иллет придержит… задержит… в общем, на некоторое время не позволит ему ускоряться, так что идите – и заберите у него мой жезл!
Предполагаемый противник, слышавший все это ничуть не хуже, шагнул вперед.
- А ведь и правда – не позволит! – с ухмылкой подтвердил он. – Впрочем, мне не нужны эти способности, чтобы справиться с компанией детей. Отдай-ка сюда эту штуку, малышка.
Похоже, от них недвусмысленно ожидали подвига… и у Лиона, в отличие от Ди, не было абсолютно никакого резона разыгрывать из себя благородного рыцаря перед девушками!
Ну что же…
Ативированная брошь легла в руку длинным древком легкого топора-пики. Не самое лучшее оружие, но именно эту форму ко второму курсу принял универсальный кадетский меч, оказавшийся в руках Ли.
В том, что бой этот он будет вспоминать без всякой гордости, сомнений не было с самого начала. Впрочем, полученной возможности сбежать, не подпустив этого типа к Иллет и каким-то образом вернув пространственный жезл Рады – этого был бы вполне достаточно, чтобы прожить и без этой самой гордости! Мужчина выглядел все так же расслабленным, с ленцой рассматривая приближающегося, сжимая оружие, мальчишку, и даже все так же поигрывая солнечным колечком на кончиках пальцев. Ну… не страшнее же это, чем выходить против еще не прирученного и без симпатии настроенного дракона! Правда, тренера, который прикроет и защитит в случае неудачи, тут нет…
Мимо снова что-то просвистело, взметнув волосы, хотя верзила под пристальным взглядом Лиона все так же стоял с противоположной стороны, лишь слегка подавшись навстречу. Одна из «бриллиантовых стрел» арбалета Ди ловко подцепило перстень практически из руки мужчины, и вместе с ним улетело в ствол дерева неподалеку. Ли счел момент наиболее подходящим и атаковал.
Как и следовало ожидать, безоружность противника дала ровно столько преимущества, чтобы хоть какое-то время продержаться. И без «способностей», которые так не любил называть волшебными, мужчина сохранил достаточно проворства, чтобы Ли приходилось вертеться юлой, только чтобы не пропустить его мимо себя к Иллет – и одновременно не позволить вырвать собственное оружие из рук. Хотя бы какое-то время… какое-то время…
А они даже не знали, как долго продержится блок, созданный лунным жезлом.
В какой-то момент мужчине удалось перехватить вертящееся древко копья-топорика и даже не вырвать его из рук Ли, просто резко толкнуть от себя, шарахнув юношу по челюсти. Будь оно настоящим, деревянным, наверняка прием обошелся бы в необходимость вставлять новые зубы, а не просто оглушил на несколько мгновений… конечно, достаточных, чтобы разоружить, и…
Следующий щелчок арбалета окутал чуть отстранившегося мужчину слабо светящейся энергетической сетью.
- Прости, что в ближний бой пришлось лезть тебе…
Не хотел бы Лион знать, каково ему было бы, если бы противника не попросили «не причинять большего вреда, чем будет необходимо» при всей расплывчатости этой формулировки! Или если бы способностью к ускорению, а значит, и возможностью так скоро разыскать их, обладал бы не один и «гвардии самозванки», а хотя бы двое.
- Брось, Ди… с арбалетом ты все еще обращаешься куда лучше, чем с мечом! Рада, перенеси нас отсюда, ПОДАЛЬШЕ!
Кажется, единственной возможностью для них будет совершать такие скачки как можно чаще!
  Солнечная фея вскинула вернувшийся жезл…
…и на этот раз Лион даже успел зажмуриться, хотя вспышка даже сквозь плотно сомкнутые веки заставила заплясать пятна перед глазами.
На этот раз они оказались на почти голой скале отвесного морского берега. В противоположной стороне виднелась роща каких-то пальм и небольшая деревенька соломенных бунгало. 
- Но не можем же мы только и делать, что убегать! – кипятилась Рада.
- Даже это нам стоит изрядных сил, – Ли потер ноющую челюсть, одновременно косясь на Иллет, почти безжизненно обвисшую на руках Диаманта. И это при том, что их никто не воспринимает за серьезных противников!
- Если бы девочек не понесло в эти дурацкие пещеры за этими дурацкими ведьмами! Если бы они – вместо вас двоих, недорыцарей, были здесь с нами! Наверняка мы бы придумали что-нибудь получше, чем только и удирать, как зайцы!
- … Однако, ты права. Мы должны разобраться, что же здесь происходит, а не просто бегать от преследований, пока через Андрос не перебросят подмогу. И… хорошо было бы предупредить всех каким-то образом.
- Похоже, связь с другими мирами сейчас есть только у фаты Стеллы… или – той, кто себя выдает за фату Стеллу, – поспешно исправился принц под недовольным взглядом Рады. Солнечная фея устало скривилась.
- Что, не смог дозвониться до мамочки?
Иллет приглушенно всхлипнула.
- Я и не знал, что лунное волшебство на такое способно, – явно пытаясь сменить тему, заметил Диамант.
- Солнечный жезл – пространственный, лунный – временной, что тут такого?
- И что, он тоже может создавать порталы… во времени?
- Путешествовать в прошлое и будущее? Ну, конечно же, нет, такого не бывает!
- Можно только посмотреть иногда на тени прошлых событий, если их не уничтожили намеренно.– добавила сама Иллет. – Как запись… призраков или голограмм… 
- События прошлого как запись?! – встрепенулся Лион. – Та может, это нам поможет разобраться и внести ясность?
Ди недоуменно посмотрел на него.
- О чем ты говоришь? И ты знаешь, где искать эту «ясность», учитывая, что попасть во дворец и просматривать там «записи прошлого» нам уж точно не дадут?
- И нашу настоящую маму! Остается совсем мало времени до коронации, она должна быть там…
Лион убито вздохнул. Радоваться или огорчаться своим догадкам, он не знал – но сейчас это не имело значения.
- Там, где все это началось – в поместье моей бабушки Кассандры.

Отредактировано Владлена (2013-11-04 18:11:31)

+1

528

Дьерра
Такого огромного труда стоило убедить ведьм взять ее с собой, столько упрямых уговоров, убеждений, выслушивания всех этих «авторитетных» мнений о бесполезности волшебницы в Подземельях, угроз, что сама пойдет туда с ними или без них, вплоть до шумных перепалок… и что же? В итоге вылазка оказалась просто невероятно унылой и утомительной прогулкой по каким-то кротовьим норам. Долговязая Сахмет изображала экскурсовода, болтая что-то об истории подземного царства вообще и этих конкретных коридоров, по которым местные жители поставляли для натурального обмена полезные ископаемые, и прочих совершенно неинтересных для черной феи сведеньях. Маловероятно, что когда-нибудь она решит выращивать овощи, которые потом можно будет сбывать в обмен на необработанные драгоценности, пусть и по немыслимо выгодному, с точки зрения экономики внешнего Магикса, соотношению. Никаких чудовищ и гигантских насекомых, никаких ловушек лабиринта коридоров и обвалов – одна только необходимость уныло брести вперед, воюя с лямками оттягивающего плечи рюкзачка (использовать магический пространственный клапан ее спутницы – возможно, что и просто из вредности, сочли в пещерах небезопасным – выслушивать понукания добрых соседушек да болтовню их проводницы. Пф-ф, выслушивая подобную муть в аудитории, можно было бы хоть подремать!
- Пробираться в Светлый Камень с Мелодиком и то было повеселее! – измученно пробурчала себе под нос Дьерра, чтобы хоть как-то отвлечься от унылости бесконечного сумрака пещер и гула близкой подземной реки. – Кстати, где бы я ни спрашивала, все уверяют, что попасть в монастырь можно только через специальный портал у озера, будто бы он так расположен в пространстве, что добраться до него обычным образом невозможно.
- Ну да, любого попытавшегося будет уводить с пути, пока он шею не свернет в каком-нибудь ущелье, а телепортироваться, не зная точных координат, нельзя, – подтвердила Блейз.
- Но МЫ же добрались туда без помощи порталов.
- Ну да.  Понимаешь, нашим мамочкам приходилось по молодости бывать в Монастыре…
- Причем не единожды! – хмыкнула Равена.
- … на исправительных работах. Ну, ты видела эту Серену. Арестованным блокируют магию и заставляют копаться на всех этих монастырских огородах. До полного отупения. Вот только мамуля в итоге заставила взбеситься кое-кого из самих монахов. А уж послушников…
- Но, главное, они во время побегов могли изучить пространственное расположение Монастыря и впоследствии находить его извне. А нервные срывы у монастырских душеведов – это так, развлечения ради. Никто не смеет воображать, будто способен разобраться в мышлении колдуний!
Дьерра дернула плечами, в очередной раз поправляя неудобные лямки. Вряд ли матери ее соседушек и Севериана были единственными ведьмами, кто по молодости периодически оказывался в застенках. Согласно смутным слухам, даже у директора Гриффин была в этом смысле интересная и насыщенная событиями биография. Но, похоже, по части побегов опыт знаменитой триады все же оказался богаче.
Кстати, в первый раз ведь их освободил тот самый Повелитель Теней, о котором так часто приходилось слышать.
«Но зачем я вообще с ними пошла? Проклятье! Если бы они не играли в таинственность и не упирались, как бараны, уверяя, что мне идти незачем, я бы еще подумала, а нужно ли это на самом деле! А теперь…»
Если только в самом замке – если Дью вообще до него доберется, не скончавшись раньше от усталости и скуки – будет хоть что-то более интересное! Тратить почти целый день на путешествие только за тем, чтобы посмотреть, как ведьмы копаются в пыльных книгах и записях, словно бы подвале школы такого «добра» мало – это будет уж чересчур!
- Ненавижу эти пещеры! – буркнула темная волшебница себе под нос. Ведь если источник подземной магии иссяк, что продолжает блокировать половину ее сил? Конечно, способность управлять тенями здесь как будто бы даже и возрастала – хоть и не представилось по пути ни одного случая это проверить, но огненное волшебство едва-едва тлело, усугубляя и без того тухлое настроение. Неприятно чувствовать почти полный паралич одной руки – даже если при этом вторая становится куда сильнее, чем прежде!
- Сахмет, а как эта твоя сестренка, которую отправили в Алфею, планирует применять волшебство здесь, раз оно глушится? – полюбопытствовала Равена, прерывая обзорную экскурсию. –  Или она рассчитывает непременно получить чармикс?
- А что в этом такого? Больше половины волшебниц его получают еще во время обучения.
- А больше трети – не получают. Как ни странно, чем меньше у кого-то личных заморочек, тем сложнее преодолеть какую-нибудь, чтобы шагнуть на новую ступень. Что ни говори, волшебство вообще нелепо устроено.
- Уж того у Хартор предостаточно! Правда, все ее заморочки ее вполне устраивают, не думаю, что она захочет их преодолевать! – пренебрежительно уверила Сахмет.
- Даже ради чармикса?
- Чармикс невозможно получить, делая что-то ради чармикса. Я в этом не особенно разбираюсь, поспрашивай этого своего Авалона. Но точно могу сказать, те феи, что ставили себе целью его получения, едва ли не нарочно искали в себе проблемы, чтобы их преодолеть – так ничего и не добивались. А первыми всегда раскрывали в себе силы те, кто о них даже не думал, а просто сам собой перешел к переломному моменту. В общем, типичное волшебство – без всякой логики и больше всего получит именно тот, кто меньше всего стремится получить. Не знаю, как это вообще терпят!
- Но ты не переживай! У тебя ведь есть колдовской Дар, значит, чармикс тебе не нужен. Есл хочешь собственный накопитель – могу помочь тебе создать Вакуум! – Равена ободряюще подмигнула, обернувшись через плечо. – Уж с тем, чтобы наполнить его энергией впрок, у тебя проблем не возникнет.
«Можно было предложить это и до того, как мы вообще сюда полезли!» – обиженно подумала Дью. С созданием колдовского накопителя у нее не ладилось, а большинство пробных вариантов просто взрывались, порой разнося часть лаборатории и вынуждая Дьерру обращаться потом к лекарям. А предлагать помощь раньше Равена и Блейз не торопились. Уж лучше бы и правда, как положено волшебнице, просто взять и получить этот чармикс, без всяких утомительных расчетов и опасных экспериментов!
Может быть, если спросить Севериана, нравится ли она ему…
«Как будто ты и так не знаешь, что нет!»
Конечно, кто его знает, Севериана-то… но что-то непривычное, типа собравшихся крох здравомыслия, ехидно подсказывало, что не узнает больше Дьерра, сколько бы и чего бы она ни спрашивала. Кроме того, она-то никогда не делала секрета из своих чувств, какая уж тут ступень наверх. Чтобы проявить доблесть, надо до того быть чересчур осторожной, это определенно не ее путь наверх. Поверить в своих друзей? В этих двух стервоз, что ли? Вот они бы удивились, узнав, что они «ее друзья», в которых еще и верить можно! А в чем еще заключается этот фейский «личностный рост»? И правда, стоит уточнить у Авалона…
Ну, будет смотреть на нее Снеговик как на идиотку… как будто абсолютно всегда он именно так не смотрит, если вообще замечает. А хотя бы сотая доля шанса есть…
… пока тебя прямым текстом не послали подальше – после этого уже не будет даже надежды. Но ради возможности получить чармикс, а не возиться со сложным созданием Вакуума…
«Те, кто к этому стремятся, почти никогда и не получают…»
Др-ракон! Казалось бы, доступность и волшебных, и колдовских методов должна облегчать жизнь, всегда предоставляя выбор – а получается, что оба варианта какие-то… с подставой не в одном, так в другом! Что пережить еще неизвестно сколько взрывов в лаборатории, но – хотя бы представляя себе, что именно делаешь – что тыкаться слепым щенком, пытаясь совершать добрые дела, переводить через дороги старушек, раскрывать перед людьми, что у тебя на душе, пересматривать свое отношение к жизни – или что там еще – только надеясь, что один из этих поступков поднимет тебя «на ступень выше» и волшебный накопитель создастся сам собой.
- Думаешь, магия просто так разделилась на волшебство и колдовство? – словно подслушав последние мысли, хихикнула Блейз. – То, каким путем идешь в жизни, должно диктоваться самой твоей сутью.
- А у меня и так есть великая сила! Две великие силы – и даже когда одна не доступна, всегда можно использовать вторую! И без всяких накопителей!
- Могу поспорить, оказываясь в ледяных залах, ты рассуждаешь иначе!
Дьерра невольно передернулась. Так уж вышло, что дисциплину Торентуволлы она нарушала частенько, иногда намеренно, иногда, как с этими дурацкими взрывающимися Вакуумами, так само собой получалось – и, что для ведьм-учениц было решающим, нарушала слишком уж явно, не умея не попадаться, заметать следы или сваливать вину на кого-то еще. Просто никто больше не обладал достаточным резервом силы, чтобы учинить в Школе такую же разруху. И, как следствие, нередко оказывалась брошена «остудить голову» в этот проклятый карцер. Иногда даже – в полном одиночестве. Холод буквально парализовал, душил ее Силу, и каждый раз, сколько бы времени ни проходило, Дью невольно начинала думать, что госпожа Айсольда то ли забыла о ней, то ли уж на этот раз точно решила уморить в этом морозильнике до смерти.
То есть, если бы у нее был чармикс, то и холод бы не оказывался таким парализующе-смертоносным? Ну все, хватит, сказали же, что для того, чтобы получить чармикс, надо поменьше думать о его получении, а побольше стремиться к самосовершенствованию. Знать бы еще – как?
- Трудно обнаружить для себя ступень выше, когда и без того до совершенства могущественна! – вскинув подбородок, подытожила Дьерра вслух. И тут же споткнулась о какой-то камешек, едва не растянувшись вдоль каменной норы. Колдуньи захихикали.
Девочка уже свыклась с мыслью, что бесконечное блуждание по пещерам не закончится никогда и что они, вероятно, ходят кругами, то приближаясь к подземной реке, то отдаляясь от нее – каменные стены-то всюду одинаковые. Однако гул и грохот воды о камни в какой-то момент изменился, подстегнув их с новым приливом энтузиазма ускорить шаг. Каменный коридор оборвался отвесным балкончиком в громадной – так, что не получалось в полумраке разглядеть противоположных стен – пещере, далеко внизу, кипело и бурлило не хуже моря огромное озеро, из которого вытекала река, послужившая на их пути ориентиром, хотя, судя по всему, все окрестные реки подземелья брали начало именно здесь. А из-под купола, невидимого за облаками водной пыли, с грохотом низвергались, наполняя озеро заново, несколько потоков водопада.
- Я никакого замка тут не вижу! – Дьерре первой наскучило любоваться мрачными красотами природы, а на подземном озере в пределах видимости не было ни одного островка. – И куда идти дальше.
- Потому что ты не там смотришь! – Сахмет многозначительно вскинула тощую, как палочка, руку. – Вверх!
Остальные высоко задрали головы, но волшебница не увидела под далеким куполом пещеры ничего, кроме водяного тумана и переплетающихся водопадных струй.
- Замок, который живет на крыше! – мрачно пробормотала Равена. Наверное, тоже ничего толком не различив. – Мы что, вышли не из того коридора? Стоило поднятья повыше. Сахмет!
- Это ближайший выход в пещеру! – занервничала под неласковым взглядом проводница. – Тоннель там, наверху, давно уничтожили, да и мост уже давно развалился от старости…
- Ну и как нам добраться наверх? Карабкаться по этой стене, как пауки? – Блейз неопределенно указала вверх. Вопрос, наверное, был риторическим, но Дью, представив себе еще и это физическое испытание, мысленно застонала. – Не факт, что нам хватит сил на левитацию.
- Мост – это не проблема. Но нам нужен утес поближе к входу в замок. Или хотя бы к самому замку!
- Только если вы прихватили зелья, помогающие проходить сквозь стены. Говорю вам, все тоннели выше давно завалило!
Вполуха слушая их препирательства, Дьерра зачем-то подошла к самому краю каменного балкончика.
- Ну, я могла бы сделать нам мостик наверх.. или даже платформу. Если вы уверены, что там действительно что-то есть, потому что я ничего не вижу! Мост развалился… может, и сам замок тоже?
- По-твоему, мы могли бы не заметить обрушение подобной махины?! – оскорбилась Сахмет. – Да озеро бы из берегов вышло и все пещеры затопило!
- Ты уверена, Спичка? На волшебство в пещерах нельзя полагаться, а нырнуть с такой высоты как-то не хочется…
Дьерра выдавила пренебрежительный смешок. Не так уж давно упоминала про две великие силы, но нет, разве эти ведьмы хоть кого-то слушают?
- Подержите рюкзак! – стягивая с плеч уже осточертевшие лямки, потребовала девочка. – Мешает раскрыть крылья…
Пусть перемена обличья и не продержится долго, Дью ведь не на крыльях лететь куда-то собиралась.
Магия теней не походила на магию огня, гармонично развивать и то, и другое было непростой задачей. Огонь… огонь только и ждал момента пробудиться, выбраться наружу, набирая силу и норовя превратиться в неуправляемый взрыв, уже словно бы и не нуждающийся в источнике, чью силу он жадно высасывал. Тени были… мягкими. Куда более послушными, но и более пассивными, усилия приходилось направлять на то, чтобы расшевелить их, а не усмирить. И, конечно, темперамент черной феи куда больше располагал к огню… но сейчас этот огонь маленькой саламандрой робко свернулся глубоко-глубоко внутри и не мог ей помочь. Да и не подняли бы их в круговерть водных потоков и тумана огненные крылья.
Крылатый силуэт, разрастаясь и теряя очертания, первоначально повторяющие очертания самой феи, улетело вперед, на далекие бурлящие воды и мокрую пыль, словно гигантский скат манта лениво раскрыл свои подводные крылья. Распластался внизу, неторопливо дернул краями-плвниками, уже не откликаясь ни на зыбкую игру света, ни на движения стоящей на краю утеса девочки, плавно развернулся и поплвл вверх, к балкончику. Ведьмы с сомнением рассматривали частично прозрачную, как сгусток темноты в полумраке, теневую тварь.
- Летайте коврами-самолетами нашего эмирата! – шутливо подбодрила их Дьерра, первой ступая с каменного уступа на плоскую спину ската.
- Учти, Спичка, если мы все-таки свалимся, то и тебе крылья не помогут! – мрачно предупредила Равена.
- А тебе будет не все равно?
- Успею организовать, чтобы и тебе, если что, оказалось!
Трех пассажирок скат принял, даже не колыхнувшись, но Сахмет это не прибавило решимости. Среди первокурсниц левитацией владели единицы, а относительно того, что старшие не будут ее спасать, подземная колдунья иллюзий не питала. Потом, наверное, мысленно напомнив себе, что без нее они могут и не найти обратной дороги по каменным коридорам, проводница присоединилась к остальным. Теневой скат неторопливо и не кренясь, словно лифт без стенок, поплыл вверх. Только уголки крыльев-плавников слегка колыхались, плавно унося девушек в самую гущу сумрачного водяного тумана.
Купол пещеры приближался, уже проступали сквозь марево хищные зубья каменных сосулек, целыми гроздями нависающими над клокочущей туманной бездной. Потребовалось подлететь гораздо ближе, чтобы понять, что «сосульки» на самом деле острые башенки перевернутого, словно собственное отражение, каменного сооружения. Замок должен был выглядеть непрочным, грозившим в любой момент сорваться в грохочущую туманную пустоту внизу, но казался, напротив, нерушимо прочным. Абсолютным.
- Потрясающе! – негромко ахнула Блейз, перестав даже судорожно цепляться за Равену. А может, за рокотом низвергающихся между башнями водных потоков Дью просто едва ее расслышала.
Сахмет не ошиблась, от моста между ближайшим утесом и перевернутым замком действительно остались только ломаные зубья. Однако ворота – почти в самом верху… или самом низу? – под потолком пещеры оказались вполне обыкновенно расположенными в пространстве, разве что в соотношении с самим сооружением смотрелись немного странно. Одна из потускневших и подгнивших от времени и влажности створок болталась, грозя обрушиться в любой момент. Когда-то их цвет, вероятно, был буро-красным, теперь же несколько разросшихся очагов плесени создавали абстрактный и многоцветный узор на старом древе. Озера отсюда, сверху, уже не было видно, только гул по ту сторону тумана напоминал, что под острыми шпилями не расстилается бездна абсолютной пустоты, сорвавшись в которую, падать будешь бесконечно.
- Мама мне рассказывала, одна фея, сорвавшись отсюда и упав в озеро, осталась жива. Одна из рек вынесла ее из пещер на поверхность.
Со стороны Равены было крайне любезно припомнить эту историю только после того, как все девушки сошли со спины теневой твари на относительно твердую поверхность.
  - Даже если при этом можно не разбиться в лепешку и не налететь на скалы, удар должен был ее вырубить. Или феи того… вообще не тонут?
- И это вместо благодарности за то, что я подбросила вас наверх?! В следующий раз будете по стенам ползать – вместе со всем этим барахлом! – Дью раздраженно пнула рюкзак. Там что-то звякнуло и пряно запахло пролившимся зельем, заставив Блейз возмущенно зашипеть. От мокрого тумана кудряшки грозовой ведьмы набухли, теперь напоминая что-то вроде прически Горгон, так что смотрелось это весьма импонирующее.
- Так это с Андроса была волшебница. Водная стихия их любит. Мы идем или нет?
Колдуньи переглянулись.
- Можешь, раз уж ты так доблестно поработала лифтером, войти первой! – с изяществом изобразив приглашающий поклон, улыбнулась Равена.
- Думаешь, ловушки могли не исчезнуть при развоплощении хозяина?
- Не знаю, как его ловушки, а вот Гриффин могла какой-нибудь сюрприз любопытствующим и оставить! Да не беспокойся ты, Спичка, я все проверяю чарами на несколько шагов вперед. Впрочем, если ты боишься, я могу…
- Еще чего! – сцепив зубы, Дьерра поспешно шагнула в приоткрытую болтающуюся створку и переступила порог. Ничего не произошло, даже эта на нечестном слове болтающаяся деревяшка ей на голову не рухнула.
За дверью обнаружился длинный коридор, наполненный сырой прохладой, но не отличающийся той разрухой и запустением, которой можно уже было ожидать. Кое-где, правда, по пути им встречался разгром, явно свидетельствующий о происходивших коротких боях, но не так уж пострадал замок в целом. И обстановка внутри, пусть даже давно заброшенного жилища, на проверку оказалась куда более привычной. Не потусторонней. Странно, если упомянутый хозяин и человеком-то не был, не говоря уже о служащих ему тварях. Не для ведьм же ввиду временного сотрудничества было придавать замку жилой вид.
- И что мы теперь ищем? Библиотеку? Лабораторию?
Даже сама волшебница без труда понимала, что книги-то, претендующие на ценность, должны были первым делом переехать в закрытую секцию Торрентуволлы уже больше двадцати лет назад. Может, хотя бы теперь Равена и Блейз признаются, что же рассчитывали обнаружить здесь?
- Думаю, нам нужно разделиться и осмотреться здесь… немного.
- Хорошо прозвучало бы в каком-нибудь ужастике!
- Да бросьте, девочки, этот замок десятки лет пустовал! Встретить здесь что-нибудь, опасное для нас, шансов, пожалуй, не больше, чем в школе или в лесу…
- А значит, вполне достаточно. Эй, Спичка! Тебя что, так вдохновила перспектива стать первой отбившейся от команды жертвой в лучших традициях подобных сюжетов?
Едва слыша их, Дьерра медленно, но не желая ни на миг останавливаться, шла вперед, вглубь коридора.
- Оно… оно ждало меня! – сама едва слыша собственный голос, хотя гул воды отчего-то не проникал сквозь каменные стены и уже в нескольких шагах от входа в замке царила тишина, объяснила девочка догнавшим ее спутницам. К счастью, никто не потребовал объяснений, сейчас Дью и сама бы от них не отказалась.
Вчетвером они прошли коридор до самого конца, потом – большой зал, весь заставленный зеркалами, словно комната смеха на какой-нибудь ярмарке в Магиксе, и оттого словно оживший при их появлении тысячью зыбких в полумраке отражений, пока не оказались в еще одном зале с зеленоватым полом и колоннами. У оснований – вдоль длинной галереи, ведущей к такому же каменному трону на помосте, стояли давным-давно погасшие и уже порядком изъеденные ржавчиной напольные светильники. Но девушки почти не смотрели по сторонам, все, как одна, уставившись на расположенную за троном скульптуру гигантской птицы, словно бы обнимающую этот трон крыльями. По-лебединому изогнутую шею венчала треугольная голова с прямым острым клювом, а искусно вырезанные волны хвостовых перьев волнами ниспадали с постамента.
- Это и есть Феникс?
  - Одно из классических изображений. Вероятно, признанных  им самим, все-таки божество само может выбирать, в каком из обличий являться… Эй, Спичка, ты куда?
Дьерра, продолжая рассматривать скульптуру, поднялась по ступеням на помост, к самому трону. Удобной эта конструкция не выглядела, однако смотрелась, что ни говори, внушающее…
- Ты чего это задумала?
- Раз после изгнания хозяина никто прав на замок не предъявил, значит, он теперь ничей! – весело откликнулась черная фея, усаживаясь на холодное каменное кресло и принимая картинно-величественный вид. Может, попросить девчонок сфотографировать ее здесь на память? – Значит, мы первооткрыватели. Так что – объявляю себя новой законной владычицей этого милого домика у озера… над озером! Отныне я – Великая Повелительница Подземелий!
В ржавых светильниках вспыхнули багровые огни, наполнив зал пляской тусклых бликов и теней…
- Э… девочки?
… а стоявшие только что у подножья каменного трона ведьмы куда-то пропали.
- Может, хватит этой игры с иллюзиями? Это совсем не смешно!
- Раз уж ты сама решила немного пошутить…
Девочка резко крутанулась, едва не сверзившись со скользкого камня. Статуя Феникса развела крылья чуть шире и изогнула шею, свесив остроклювую голову почти к самому плечу Дьерры.
- Ну что же, – прошелестел низкий хрипловатый голос. – добро пожаловать домой, принцесса. Расскажешь, как у тебя дела последнее время? В Магиксе присматривать за тобой постоянно не удается…

будет ыстчо

Отредактировано Владлена (2013-11-05 08:33:45)

+1

529

Владлена написал(а):

- Но МЫ же добрались туда без помощи порталов.
- Ну да.  Понимаешь, нашим мамочкам приходилось по молодости бывать в Монастыре…

Но разве они рассказывали девочкам о всяческих лазейках и слабых местах в защите на случай, если сами дочки туда загремят? Я, конечно, понимаю, что мамочки хотели бы, чтобы дети сбежали оттуда, прежде чем их освободит очередной темный властелин, но все же.

0

530

Ну, упомянутая проблема больше в том, чтобы снаружи добраться до монастыря, так сказать, без приглашения. Даркару-то все эти пространственные системы не мешали, но для остальных официально считается, что добраться до монастыря только через порталы и можно. Дью и Мелодик этого официального правила толком не знали - и таки ж как-то ухитрились, теперь самой Дьерре непонятно - как

0

531

Учитывая немалое количество побегов и вторжений на территорию монастыря, монахам давно пора бы уже задуматься, а действительно ли все у них в порядке с оборонительной системой.

0

532

Как бы Дьерра не была ошеломлена что ожившей скульптурой, что странным тоном обращения, но последние слова заставили тут же дернуть головой, отбрасывая всю поразительность момента на второй план, и возмущенно уточнить:
- Это зачем за мной вообще постоянно следить? Я и сама за собой прослежу!
Мало, можно подумать, ей непрошенных нянек в Торрентуволле, чтобы теперь еще какие-то пернатые монументы лезли с прямо-таки отческой заботой!
Феникс слегка нахохлился, несколько мгновений помедлив с реакцией, потом протянул крылья, заключая девочку в небольшой шатер теней.
- На твои воспоминания установили блок, – вслух подытожил он какие-то собственные мысли. – что же, следовало ожидать чего-то подобного.
- Блок? Ну… я в некотором смысле потеряла память, когда угодила в аварию во время межмирового перелета. Знаю только, что я родилась на территории Империи, но бежала на планету Содружества…
- … Угнав «стального дракона» и даже не задумываясь о том, что вражеский корабль, скорее всего, собьют при попытке самовольного проникновения. Тебе очень повезло – даже с твоей мощностью интуитивной магии гарантированно пережить такое падение… Но насчет потери памяти ты ошибаешься. Твои воспоминания заблокировали намеренно. К сожалению, сейчас я всего лишь спроецировал свой образ – лишь потому, что замок все еще помнит меня – помощи в магии немного. Хотя, ты могла бы призвать часть моей силы – так же, как тво… как аватары Великого Дракона призывают его силу.
- Подожди… те? Или… Так что же, я – тоже аватара? В смысле, я могу призывать силу Теней так же, как эта Фирра призывает Огонь Дракона? Когда захочу?
- Нет! – нахохливаясь не хуже замерзшего воробья, клекотнул Феникс. – Упаси… кхем…  всуе помянуть-то некого… от таких аватар.
Дью скорчила обиженную гримасу. Дракон, значит, к какой-то алфейской блондиночке без разговоров является, а она для Феникса – чем-то нехороша?!
- Ты не аватара. Но, если тебе понадобится помощь… если тебе необходима будет помощь – ты можешь позвать меня. Я приду. Но без всяких «когда захочу»! – ворчливо добавил он тут же. – Проникать на Магикс сейчас примерно так же трудно, как и на Солярию, не говоря уж о перебрасывании Силы – больше уйдет на потери при перемещении. Да и собственных дел у меня достаточно, чтобы не радоваться дерганью за хвост из-за всякой чепухи, так что – зови меня только в действительно крайнем случае. Когда не будет никакой возможности справиться самостоятельно. Если случай окажется не крайним – я его сам таким сделаю!
Черная фея заколебалась, прикидывая, считается ли ее потеря – как получается, неслучайная – памяти таким «крайним случаем». Сомнения в итоге перевесили. Хоть сам факт ментальной блокировки и говорил о том, что ее, похоже, вслепую надеются использовать в каких-то интригах. Тоже еще – откровение, уж второй год обучаясь в школе для ведьм, знаешь точно, что все и всех абсолютно всегда пытаются использовать в каких-то интригах. И не попытаться самой разобраться и переиграть, при первых же трудностях прячась Фениксу под крылышко – это себя не уважать. К тому же, уж чего-чего, а недостатка и в собственной магической силе Дьерра не испытывала, скорее, наоборот. И не сила ей тут требовалась, увы…
- Похоже, тебе в Магиксе не так уж плохо живется.
- Торрентуволла – преотвратное местечко! – честно ответила Дью. – Все задирают нос, потому что я не совсем ведьма, хотя в действительности у моей магии полно преимуществ. Хоть и не все считают, что мне место в Алфее – только из-за того, что я умею менять обличье на волшебное и использовать стихийную магию… уметь больше – это ведь не то же самое, что уметь меньше! Но им же любой повод хорош других принизить! Даже девчонки… ну, они со мной пришли – мы, в общем-то, неплохо ладим, но они все равно считают, будто я недостаточно ведьма, чтобы пригласить меня в команду. Конечно, этой стрекозе подземельной они наплели, будто ее могли бы принять, только ради того, чтобы она им показала дорогу. Но, в целом, в Торрентуволле нормальные девчонки. Алфейскую публику я уж точно бы не выдержала, единственный мой визит к фейкам закончился тем, что им одну из башен пришлось ремонтировать, а меня директор и госпожа Изольда… то есть, Айсольда – едва живьем не сожрали. Вот Айсольда-то – это самое жуткое, что есть во всей Школе! Чуть что не по ней – моментально окажешься в «ледяных залах», а я там едва не окочурилась уже не один раз! Я же не виновата, что моя магия вырывается из-под контроля, стоит вспылить…
- Она всегда недолюбливала огненных волшебников. Тут нечему удивляться, холод враждебен пламени не в меньшей степени, чем свет – теням.
- Трудно не заметить! А этот ее сынок – бррр! Тот еще кошмарный тип, под стать матушке. Правильно его в Школе Героев «его отмороженностью» прозвали. Повелитель Севера недокоронованный, пфф!
- Вряд ли такая уж серьезная проблема – неприязнь ученика другой Школы. Вы же, наверное, и не общаетесь почти.
- Угу! От него же словечка просто так не добьешься! Даже когда изволит вместе с нами и Тором, ну, братом Блейз, он тоже там учится – пойти в город, строит из себя неизвестно что, почти не разговаривает… лишний раз посмотрит-то только если на него чашку с кофе опрокинуть! И не такой уж кофе горячий был, как… а, неважно!
- Ты еще слишком маленькая, – каким-то странным голосом заметил Феникс. – Не стоит забивать себе голову подобными заботами.
- Что значит – слишком маленькая?! – девочка отчего-то попыталась произнести эти слова на вдохе, а не на выдохе, едва не захлебнувшись воздухом. Оживший монумент чуть смущенно склонил птичью голову на длинной, как у лебедя, шее.
- Возможно, мне ты всегда будешь казаться совсем еще маленькой. Прости. Даже спокойнее слышать именно об одном из Нордов – изъян его души, печать Зимерзлы, по крайней мере, гарантирует его порядочность. У тебя просто не будет возможности повторить ошибки своей матери.
- Моей…
- Извини, принцесса, мне слишком многих сил стоит поддержание связи через барьер – а как раз сейчас они будут нужны. Если действительно возникнет необходимость… стоит протянуть руку тени – она протянет тебе свою в ответ.
Темные крылья стали прозрачнее, словно бы истончаясь.
- Ну, прекрасно! Так можно было бы говорить короче и по существу, а не…
- К сожалению, мне известна лишь половина всего на свете! – развернув крылья, Феникс подался назад, принимая прежнюю позу скульптуры над троном. – Кто знает, может быть, ты сама узнаешь если и не большее, то более актуальное…

- Спичка, это уже не смешно! Просыпайся! – в голове гулко зазвенело, то ли от непонятно откуда взявшегося внутри черепа чужого голоса, то ли от душевной оплеухи, сопровождающей последнее требования. Вместо зала в пляшущих тенях от колдовских светильников вокруг вдруг оказалась плотная, словно ватное одеяло, чернота, уже сквозь которую приближались глухие голоса. Знакомые…
- Г-где… я? В чем дело? – не без труда разлепив губы с опаской захлебнуться в этом мраке, как в болотной жиже, пробормотала Дьерра.
- Открой глаза! – уже «снаружи» резко отозвался голос Равены. Черная фея послушалась – тон ведьмочки и без того не сулил ничего приятного.
Тронный зал по-прежнему был пуст и заброшен. Дью, как оказалось, растянулась на полу у подножия трона, хотя камни почему-то не холодили спину, только голова лежала на коленях у Блейз, а Равена, как видно, и вернувшая девочку в сознание столь бестактным образом, склонилась над ней с противоположной стороны.
- Да… так действительно лучше. Что здесь произошло?
- Это мы тебя хотели спросить, что произошло! – поднимаясь, недовольно огрызнулась темная колдунья. – Ты забралась на этот трон и начала нести околесицу – а потом рухнула без сознания! И – лучше бы это не оказалось шуточкой, чтобы нас попугать!
- Так мило с вашей стороны за меня испугаться! – хихикнула волшебница, заставив Равену недовольно передернуть точеными плечами.
- Ну, нам ведь еще нужно как-то возвращаться назад! – попыталась разрядить обстановку Блейз, разглаживая волосы Дью ладонями. – Не обижайся на нее, малышка… я тебя понимаю, пробуждение было не из приятных. Ментальные ведьмы должны быть мягкими, спокойными и милыми, но у Равены мерзкий характер под стать папаше…
- Ментальных…
Не слушая облегченного переругивания подруг, Дьерра попыталась сосредоточиться на ускользающих образах своего сна. И сна ли?
- Равена, послушай! Если… если на меня наложены какие-то чары, блокирующие память, ты сможешь это обнаружить?
- А ты опять что-то забыла? Головой стукнулась, что ли? – скептически уточнила темноволосая, но все-таки вернулась и, коснувшись кончиками прохладных пальцев лба Дью, сосредоточенно нахмурила брови. – Я… ничего такого не вижу.
- То есть, с чарами моя амнезия не связана?
- Я только сказала, что ничего не вижу! Я только второкурсница, кто-то намного более искусный мог не только зачаровать тебя, но и скрыть следы ментального воздействия. Можешь поговорить с моей мамой, когда вернемся в школу, уж ей в обитаемой вселенной нет равных.
- Если только не она и подправила Спичке что-то в голове?
Дью дернулась, испугавшись, что Блейз каким-то образом догадалась о ее пока смутных подозрениях, но, кажется та подбросила версию просто так, для поддержания разговора.
- Зачем это? То есть, Дьерра же пыталась сбежать из Империи в один из миров содружества, угнала катер, едва не погибла… не думаю, конечно, что она собиралась сообщить нашему совету старичья что-то реально важное, но все-таки – у Империи тоже есть свои менталы и, если ей для верности бросили заклинанием вслед…
- … То почему тогда не проклятьем, параллельно с аварией уж наверняка бы ее убившим? – подала голос с опаской державшаяся в стороне Лупоглазка. О подземной колдунье-то Дьерра успела напрочь забыть.
- А нам откуда знать? Может, несколько заклинаний послали так, чтобы хоть одно да попало гарантированно.
- К чему вообще все эти внезапные разговоры о чарах, я не понимаю.
- Ну… когда я была без сознания – наверное – я…
- Мы не одни! – не позволив путано договорить, вдруг встрепенулась Лупоглазка. В повисшей на несколько мгновений тишине ударил оглушительный грохот в шлейфе стеклянного перезвона – откуда-то из глубины коридоров и залов, которые девочки уже прошли. – Это в зеркальном зале…
- Ну что, поищем лучше другой выход из замка, или? – помогая Дьерре подняться, невыразительным тоном спросила Блейз. Равена оскалилась.
- Или! Мы тут и осмотреться-то толком не успели. Никаких теневых монстров в замке не осталось, а если кто-то сел нам на хвост, то я ему или им сейчас преподам урок!
- Я с тобой! – воодушевилась Дью. Отчего-то странный обморок помог ей очень быстро восстановить силы, хотя в Подземелье, казалось бы, волшебство наоборот концентрировалось слабее. Потому, что она – черная? Или…
- Ну ладно! Тогда уж пойдем вместе, – немного недовольно согласилась блондинка. И Сахмет, мнением которой никто так и не поинтересовался, отстав на несколько шагов, последовала за ними.

все еще будет ыстчо

0

533

Зеркальный зал оказался наполнен метелью стеклянной крошки. Мелкие жалящие, как осы, звездочки острых серебристых стекол должны были быть достаточно тяжелыми, чтобы осыпаться на пол сразу же, как только очередное зеркало взрывалось брызгами, но вместо этого, подхваченные ураганом Сил, кружились по каменному залу и со звоном яростно хлестали о стены. О том, чтобы даже шагнуть в арку, не стоило и думать из-за опасности быть изрезанным в считанные мгновения колючим стеклянным вихрем. Аналогичного благоразумия, как ни странно, придерживались и три подозрительно знакомые девушки, смутно видимые за аркой на противоположном конце зала, хотя белокурую огневку одна из подруг была вынуждена крепко придерживать за плечи.
А в центре вихря кружились, выписывая невероятные кульбиты, то сталкивались, чтобы почти тотчас резко отпрянуть, два силуэта с сияющими крыльями – и их буран осколков ничуть не беспокоил. Или же – беспокоил сейчас настолько меньше всего прочего, что на него можно было и внимания не обращать.
- Пр… профессор Авалон? – невольно обгоняя остальных и опасно приближаясь к выдыхающей облака битого стекла арке, растерянно пробормотала Блейз. Равена предостерегающе положила руки подруге на плечи, словно и ее, возможно, потребовалось удерживать. Блондинки они… что феи, что колдуньи!
- Которого именно ты имеешь в виду? – за ехидцей пряча не меньшую озадаченность, уточнила темная ведьмочка. – Странно… не вижу никаких чар.
Дьерра собиралась напомнить, что недавно Равен уже ссылалась на свою неопытность в их распознании, но промолчала. Оба крылатых противника были алфейским профессором… не выглядели, как он, а действительно им были. И что-то… что-то в этом было как будто бы правильное.
«Разве у тебя есть брат, Ивлон? Ивлон…»
- Возможно, эти зеркала были одной из неразряженных ловушек и каждый, кто применял магию в этом зале, сталкивается со своим двойником? Или…
Других теорий колдунья выдвинуть не успела, окончание слов просто утонуло в многоголосом девичьем визге – что с противоположной стороны от зала, что одновременно вырвавшемся у их четверки. В очередной раз хлестнуло воздух в глубине стеклянного вихря световое лезвие, которое осталось бы и незамеченным в безумном мельтешении сияющих крыльев и клинков… осталось бы, если бы голова одного из ангелов миг спустя не запрокинулась, демонстрируя алую полосу на рассеченном горле, а тело сломанной куклой не рухнуло вниз, вместе с дождем острой крошки.
- Кто… ты? – сама не слыша своего голоса, крикнула Дью второму, задержавшемуся под потолком опустевшего зала ангелу. Но тот, вероятно, что-то все же услышал и обернулся.
- Моя принцесса? – отстраненно пробормотал он…
… прежде чем тоже рухнуть вниз, словно бы кто-то взмахом отсек нити марионетки.
Блейз и золотоволосая феечка едва не столкнулись, одновременно бросившись по осколкам стекла к упавшему первым Авалону. Победитель… хотя бы на несколько мгновений – победитель, рухнул в паре метров поодаль, прежде чем Дьерра успела подбежать. Его шею рассекал такой же тонкий порез от лезвия – хотя противник никак не мог его достать… Но тень повторяет очертания света… тень повторяет…
- Не могу! – Фирра держала над первым ангелом дрожащие руки. Кончики пальцев тускло-тускло светились красно-золотым. – Не могу призвать Дракона! Это место словно…
Фраза на полуслове оборвалась судорожным всхипом.
Тень повторяет очертания света, но и свет может повторить движение тени.
Знать бы только…
- Феникс, ты ОБЕЩАЛ МНЕ! – комкая скрюченными пальцами изрезанную одежду самоповерженного двойника, пронзительно закричала в потолок Дьерра. – Мне нужна твоя Сила!
Вопль отозвался приближающимся грохотом, девочку резко дернуло вверх, отрывая от неподвижно лежащего ангела и судорогой выгнув с воздухе.
«Помоги мне спасти его… их… пусть наш разговор окажется не сном! Пожалуйста!»
И феи и ведьмы испуганно уставились уже на нее, но Дью было не до того, чтобы это заметить. В груди то вспыхивал больно режущий жар, то, всего через долю мгновения, грудь перехватывал тяжелый парализующий холод, не позволяя больше не вскрикнуть, ни даже вдохнуть… казалось, еще немного, и грудь взорвется изнутри, не в силах удерживать мечущуюся из крайности в крайность нарастающую силу. Наверное… наверное в какой-то момент ее сердце вырвалось-таки наружу, не выдержав всего этого, а неизвестно как сумевшая пережить это черная фея с опаской сконцентрировала помутневший от боли и ужаса взгляд на…
Кажется, это все-таки было не ее сердце!
На расстоянии ладони от груди висел в воздухе черно-белый кружок, словно две слившиеся капельки, медленно вращаясь по окружности.
- Что это за дьявольщина? – не без радости обнаружив вернувшуюся возможность дышать и разговаривать, прохрипела Дьерра.
Авалон… тот Авалон, что был сейчас рядом с ней, приподнялся и сел, прижимая ладонь к шее. Множество мелких порезов от осколков продолжали кровоточить, так что разглядеть, осталась ли рана на его шее, не получалось. Блейз и фея Фирра помогли приподняться второму… вернее – первому Авалону, тоже начавшему подавать признаки жизни.
- Это не дьявольщина, – несколько флегматично сообщила фея с короткими волосами. Кажется, эта в хоровом вопле и не участвовала. – это твой чармикс.
- Благодарю Вас, моя Повелительница! – только что валявшийся почти готовым трупиком «свой» ангел легко вспорхнул на ноги и бережно помог подняться шатающейся Дьерре.
- Я не твоя п-п…
Гул и отдаленный грохот усиливался, а каменные плиты пола под ногами ощутимо задрожали.
- Еще немного – и замок обвалится в озеро! Как думаете, наших объединенных сил хватит, чтобы открыть портал для всех? Наша магия почти…
- Главное, чтобы у каждого хватило силы открыть портал для СЕБЯ! – отрезала Блейз. – Я на своей шее никого вытаскивать не собираюсь.
- Но… Я еще не умею открывать порталы! – огромные глаза Сахмет, перламутрово отсвечивающие в полумраке, стали еще больше. – Вы же не бросите меня здесь!
- Мы уж точно не бросим! – с какой-то непонятной гордостью напомнила Фирра. Уж этой-то… себя бы отсюда вытащить! Непонятно, откуда, но Дью абсолютно точно знала – воззвать к Дракону отсюда у второй огневки ни за что не выйдет. Впрочем, с этой сталось бы действительно остаться здесь и погибнуть просто за компанию с абсолютно незнакомой колдуньей – лишь бы не нагружать свою совесть воспоминаниями о ком бы то ни было, брошенным в опасности. Парадоксально, но втравливать других в опасные ситуации та же самая совесть волшебницам ничуть не мешала.
Равена, не принимавшая участия в паническом обсуждении, что-то сосредоточенно чертила на каменных плитах.
- У меня не получится активировать Круг такого размера одной… или даже с Блейз, так что остальным придется передать мне всю магию, что у каждого осталась.
- И мы должны вам верить? – тут же подорвалась алфейская огневка. Только что, кажется, утверждавшая, что никого здесь из принципа не бросит.
- Ну, так можете оставаться! – вяло огрызнулась Блейз, вставая рядом с кузиной. – Крылышки есть – авось не рухнете вместе с замком. Или не сразу! Спичка?
- Я предпочту поверить! – положив руки на плечи Фирре и Ирис, возразил Авалон. – Правда, сил у меня осталось немного, лучше, если и вы поможете нам, девочки.
- Но мы даже не знаем, что эти ведьмы собираются…
- Вряд ли нам придется хуже, чем если замок рухнет вниз вместе с нами, а мы можем и не успеть выбраться из коридоров. Лучше сейчас не тратить время на разговоры.
Дьерра понурилась. Всю накопившуюся силу она только что истратила на ангелов, и, даже восстанавливая магию гораздо быстрее обычных волшебниц в Подземелье, просто не успевала – да она сейчас чисто физически шаталась от слабости, не без труда сохраняя сознание. Проклятье, разве этот дурацкий «чармикс» не должен был обеспечить ей магический резерв или что-то вроде того? В черно-белой побрякушке не чувствовалось абсолютно никакой Силы!
- Я не могу… у меня ничего не осталось.
- Может быть, твой ангел-хранитель нам поможет вместо тебя?
Все резко, словно успели напрочь о нем забыть, обернулись а ангелу-тени. 
- Ты… ты же пойдешь с нами?
Ивлон, так и стоявший, опустившись на одно колено, поднял склоненную голову и пронзил пристальным взглядом прозрачных, как вода, глаз замершую, словно в столбняке, девочку.
- Я поступлю так, как Вы пожелаете, Повелительница.
- Я не… не… – язык почти не слушался, едва откликаясь на попытки выговорить что-нибудь. «Я не твоя повелительница…»
Но в глазах потемнело и Дьерра отстраненно осознала, что начинает медленно оседать, едва держась на ногах. Кто-то, возможно, что и ангел-двойник, успел подхватить ее – и это было последним, что запомнила девочка, прежде чем окончательно отключиться.

+1

534

Иллет
Хотя Солярия была одним из самых крупных волшебных миров и королевств, плотно заселена и освоена оказалась только изогнутая лента западного побережья огромного материка, пронизанная системой каналов и водоемов. Благодаря сложной системе орошения, запад на довольно широкой протяженности от моря зеленел свежими лесами и садами, шумел кипучей жизнью, и, несмотря на жаркий климат, дышал свежестью водной пыли над многочисленными фонтанами, преломляя солнечные лучики в сотни дрожащих радуг. Однако гораздо большую часть материка – до самых Лунных Гор на восточном побережье – бесконечно тянулась огромная почти безжизненная пустыня, днем раскаленная, словно печь, а ночью мертвенно-холодная. По сути, королевство занимало узкую полосу между океаном воды и лишь ненамного меньшим океаном песка. Герцогство Фэйтон на этой дуге занимало обширную площадь, объединяя довольно крупный город-порт с северного края обитаемых земель, несколько городков среднего размера, но в основном все-таки беспорядочно разбросанных деревень, однако родовое имение, в котором и провела последние годы в затворничестве, опальная, как все считали, герцогиня, оказалось совсем небольшим особняком на высоком берегу, чуть севернее одного из небольших приморских сел. В отличие от центральной части побережья, здесь не наблюдалась наплыва курортников, из-за солярийского климата, почти круглый год приезжающих в королевство из разных миров, поэтому, по сравнению с вечно шумной столицей, местность показалась Иллет очень уютной и умиротворенной. Даже удивительно, что именно здесь произошло преступление, лишившее их дедушки, а всю Солярию – короля. А может быть, и не только это…
- Ох, ну и глухомань! – дезактивировав солнечный жезл и возвращая перстень на пальчик, кисло пробормотала Рада. – Неудивительно, что тут творится какая-то чертовщина!
Младшая принцесса удивленно покосилась на сестру, но та продолжала с недовольным видом озираться, даже не заметив этого взгляда.
- А по-моему, очень живописное местечко. Лион, ты можешь провести нас в особняк? – Диамант деловито изучил расстояние до вершины склона. – Ты вообще был здесь когда-нибудь?
- Очень давно и очень редко! – с еще более мрачным, чем обычно, видом неохотно откликнулся Лион. Обычно с принцем он разговаривал в другом тоне…  Иллет попыталась утешающее коснуться руки приятеля, однако тот, не успев заметить, быстро двинулся вверх по склону, и приподнятая рука девушки замерла в пустоте. – Мама терпеть не могла возвращаться на Солярию, чтобы не вспоминать унижение от этого их изгнания из столицы.
- Жаль, что вся ваша семейка не решила тогда убраться с Солярии навсегда! – процедила сквозь зубы Рада. Лион с раздражением передернул плечами.
- Пожалуйста, не начинайте опять! – едва слышно взмолилась Иллет. Сестренка обожгла ее взглядом.
- Скажи еще, будто я не права! Если бы дедушка не проявил милосердие и изгнал бы заговорщиц из королевства, лишив земель и титула, с ним бы сейчас ничего не случилось!
- Мы здесь, чтобы выяснить, что на самом деле произошло…
- Если король Радиус имел обыкновение наносить сюда визиты инкогнито, он мог руководствоваться не вполне милосердием, смягчая наказание для герцогини…
- Не смей болтать чепуху про нашего дедушку! И после этого еще говорят, будто на Солярии сплошные сплетники!
- Рада, перестань, пож…
- Тем не менее, его визит сюда трудно отрицать. Пока мы понятия не имеем, что заставило короля приехать, но, судя по тому, что мы слышали, он не в первый раз просил личную стражу за ним не таскаться. Весьма легкомысленно, кстати, было не установить незаметную слежку, чтобы позаботиться о безопасности короля, не нарушая его уединения…
- Это только доказывает, что стражники понятия не имели, куда он отправился! Солярия – одно из самых безопасных королевств Содружества, но на землях Фэйтон, конечно, следовало бы проявлять больше осторожности!
- Герцогине совершенно не выгодно было бы покушаться на вполне лояльного к ней короля, учитывая, что корона должна теперь перейти куда менее склонной к милосердию… или к чему-либо еще фате Стелле! – попытался рассудительно заметить Диамант, кажется, не меньше Иллет раздосадованный перепалкой.
- Только ты и твоя мамаша все соизмеряют выгодой или невыгодой! Все это с самого начала могло быть планом по узурпации, наверняка Кассандра была в сговоре с этой шайкой! Кроме того, она же покончила с собой – какой тут вообще может быть поиск выгоды!
- Да ты бы хоть определилась! – резко разворачиваясь, почти прошипел в лицо солнечной фее Лион. – Как часть плана по узурпации, самоубийство – тоже более чем сомнительный ход.
- Объяснимый, если она больше всего хотела отомстить! – на несколько мгновений опешив, упрямо возразила Рада. – Некоторые себя не пожалеют, лишь бы только другим сделать гадость! Я и не говорила, что кто-то не воспользовался этим в своих целях, только поэтому я здесь с вами и таскаюсь… хотя не так уж уверена, что вам двоим можно доверять.
Не дослушав до конца, Лион снова отвернулся и ускорил шаг. Иллет, почти задыхаясь от тяжелой неловкости, кусала губы. Не хватало еще только расплакаться из-за чужих переругиваний!
- Все вы потеряли близких и переживаете сейчас, – легонько сжимая ладонью ее плечо, тихо сказал Диамант. – но если мы действительно хотим во всем разобраться, нужно сохранить способность ясно мыслить.
Лунная фея уже подозревала, что эта самая способность здесь только у одного эраклионского принца и сохранилась. Больше всего хотелось по-детски беспомощно уткнуться ему в плечо, как, наверное, в последнюю точку опоры посреди зашатавшегося мира, но, Иллет понимала, что это возмутит сейчас не только ее сестренку, но и самого Диаманта с его своеобразными представлениями о приличиях и достойном для принцессы поведении. Кроме того… С благодарностью покосившись на Ди, Иллет ускорила шаг, догоняя успевшего отдалиться шагов на десяток вперед Лиона.
- Пожалуйста, не злись на Раду! Она тоже переживает, вот и не может сейчас думать, что говорит…
- Значит, она переживает постоянно с момента нашего знакомства! – мрачно откликнулся юноша, но, на миг встретившись с умоляющим взглядом феи, попытался смягчиться. – На самом деле, меня волнует скорее то, что она может и оказаться права. Раскапывая эту историю, нам стоит быть готовыми к любой правде.
- Ты думаешь, что твоя бабушка…
- Я действительно почти не знал ее. Зато я знаю маму и ее отношение к вашему королевству. Именно поэтому хочу во всем этом разобраться. Ты… ты можешь мне доверять. Что бы ни произошло между нашими семьями, я гражданин Эраклиона и служу моему принцу, а Диамант никогда бы не одобрил поступков против тебя, ты это знаешь.
- Я могу тебе доверять, потому что ты мой друг. Все еще, я надеюсь! Кстати, как получается, новый герцог Фэйтон – это ты, если леди Химера не…
- Не все ли равно, если настоящая Стелла, едва надев корону, уж точно отменит этот титул и конфискует земли! Уверен, она жива и все будет в порядке, – неожиданно сменив тон, Лион слабо улыбнулся.
- Почему ты так думаешь, ты же помогаешь нам? То есть, почему ты… Лион! Что бы ни говорила твоя матушка о нашей семье… Ты сказал, что я могу тебе доверять, так может, и ты будешь доверять мне? Я знаю своих маму и сестренку, они могут погорячиться и наговорить лишнего, но если ты сам ни в чем не виноват, они никогда не будут настольно несправедливыми.
Ни мама, ни Рада, конечно, не были склонны прислушиваться к Иллет… ну, ее вообще не так уж легко иногда было услышать, даже попытавшись, с этой вечной несносной робостью, но, принцесса не хотела даже на миг в этом усомниться, при всей вспыльчивости и поспешности суждений, они могли ошибаться, но не намеренно обвинять невиновного!
- Вы с Радой ведь почти сразу поняли, что «принцесса Стелла» во дворце – ненастоящая, – после нескольких шагов в молчании, нарушаемом лишь шорохом морских волн и легкого ветра в листве, напомнил Лион. –  В таких вещах не ошибаются…
- Я уверена.
- Ну так, а я, кажется, сразу понял, кем она была на самом деле! – глядя прямо перед собой, отрезал юноша таким тоном, словно это исчерпывало весь разговор.
Подъем почти завершился и они едва ли не уткнулись в невысокий забор из неровных желто-коричневых камней. На выступах грелись золотистые ящерки, прыснувшие при приближении людей наутек. Тропинка, по которой они пришли, тут сворачивала и дугой тянулась вдоль ограды. Лион остановился, судя по скошенному взгляду, дожидаясь, пока Диамант и Рада догонят их.
- Через ворота входить, я думаю, не стоит. Да и волшебством вам сейчас лучше не пользоваться, если кто-то следит за поместьем, это непременно засекут. Я быстро осмотрюсь там, внутри – а потом открою калитку на задний двор, она в нескольких метрах к морю.
Диамант коротко кивнул. Даже Рада, продолжавшая недовольно кривить губы, вопреки опасениям сестры, не стала спорить. Только когда Лион, перемахнув через каменный забор, скрылся, солнечная фея легонько ткнула Иллет локтем и обвинительно поинтересовалась:
- Ну, и о чем это вы с ним шушукались?
- Тебе стоит быть поделикатнее! – постаравшись вложить в голос всю возможную твердость, ответила та. – Лион тоже переживает из-за всей этой истории!
- Переживает?! Из-за герцогини Кассандры, которую, как он сам признался, едва знал! Для нас дедушка был по-настоящему близким человеком, а не каким-то забытым родственником!
Иллет кольнуло в язык желание спросить, в чем же эта близость выражалась, и младшая принцесса поежилась от собственных мыслей. Конечно, их семья никогда не жила, словно чужие, Радиус любил внучек не меньше, чем дочь, и уделял им столько внимания, сколько при его вечной занятости вообще было возможно, но… как они сами участвовали в этой близости? Особенно, если все это время у короля, всегда казавшегося таким публичным и открытым в общении человеком, оказалась какая-то своя тайная жизнь, о котором его семья не знала ничего…
- А теперь еще и нашу маму похитили, подмени какой-то самозванкой, но конечно, это мы должны щадить чьи-то чувства, когда никто не думает о наших!
- Если Вы, принцесса, так относитесь к окружающим, то почему другие не могут относиться так же к Вам? – сухо поинтересовался Диамант. – Не сочтите за грубость…
- Отличное начало! После такой оговорки можно грубить, как угодно!
- Рада! – зазвеневшим голосом взмолилась Иллет.
- Что ж, тогда прошу меня простить, – еще более сухим, уже с несколько нарочитой бесстрастностью, голосом поставил точку Диамант. Солнечная фея обижено надулась, но, по крайней мере, прекратила свои нападки и расспросы. Теперь сестренка наверняка злится и на нее тоже, считает, что все это – холодность по отношению к маме… и к дедушке. Как будто Иллет волновалась меньше!
- Ч… что же, давайте пока спустимся к той калитке поближе, Лион ж…же ничего не сказал о том, что мы должны ждать его здесь? – чтобы хоть как-то нарушить напряженное молчание, вскоре уже казавшееся страшнее любых переругиваний, предложила младшая принцесса.
- Угу, раскомандовался он что-то! – тут же откликнулась еще быстрее уставшая от тишины и бездействия сестра и первой двинулась огибать ограду по тропинке.
Лион вернулся минут через двенадцать, должно быть, тоже решив выйти сразу к калитке, а не взбираться второй раз через забор.
- Слуг почти всех отпустили, сторож должен был остаться, но я его не видел. Если кто вообще в особняке и есть, я его не обнаружил…
- Надеюсь, этот кто-то, в свою очередь, не заметил твои скачки по двору! – ядовито вставила Рада. Иллет испугалась, что Лион снова разозлиться и примется сыпать ответными колкостями, но красноволосый паренек только пожал плечами.
- Мелодика бы сюда. У него по шпионажу лучшие результаты были, – пробормотал Диамант. – хоть этот болван и вздумал лезть в стратеги. Что ж, обычно я пропускаю девушек вперед, но сейчас не тот случай.
- К твоему сведению, у волшебниц побольше возможности себя защитить! – возмутилась Рада, но первой в калитку рваться все равно не стала. Даже напоминания, что магию они решили пока не использовать, не потребовались. – К тому же твой помощничек уверяет, что в усадьбе никого нет. Ну что, разделимся и обыщем эту хижину? Мы с Иллет могли бы…
- Если разделяться, то разумнее было бы, чтобы с каждым из нас пошла одна волшебница…
- Чтобы я с кем-то из вас сестренку отпустила! Вот еще! – снова возмущенно вскипела солнечная фея. Иллет рассеянно кивнула. Она-то как раз без проблем бы осталась что с Лионом, что… хоть мысль и заставила вспыхнуть запоздалым смущением – с Диамантом – но вот сама Рада вряд ли с любым из них сумеет сработаться.
- Лучше нам держаться вместе, ведь только ты сможешь нас телепортировать, – уклончиво заметила младшая принцесса.
- Тогда нам надо поторопиться! Коронация всего через несколько часов.
Лион предположил, что прислугу с поместья отпустили, но, судя что по заросшему саду, что по большинству комнат в особняке, совершенно не заслужившем Радиной характеристики «хижина», пустых и явно нежилых, с давно зачехленной мебелью, много работников здесь вряд ли когда-то держали. Видимо, покойная герцогиня Кассандра предпочитала тишину и уединение, уж по крайней мере это изгнанница, в отличие от жителя незатихающей столицы, могла себе позволить. Одним из немногочисленных помещений, хранящим следы живого присутствия, оказались три смежные комнаты, вероятно, служившие апартаментами хозяйки: спальня, гардеробная и небольшая гостиная с выходом на просторный балкон, больше напоминающий высокую террасу. Напротив стеклянных дверей, сквозь которые светились бескрайние небо и море, стояло легкое резное кресло, оббитое узорчатой золотистой парчой, как и вся мягкая мебель гостиной, на изящный столик у стены, рядом с сухим букетом в расписной вазе, было брошено незаконченное вышивание и книга в светло-коричневой обложке… Можно было подумать, живущая здесь женщина, явно подолгу любившая сидеть в этом кресле, с книгой или вышиванием, а может, просто любуясь мерцающей морской далью – лишь ненадолго оставила комнату, отлучившись по каким-то делам…
- Здесь все и произошло? – рассеянно спросила Иллет, сама не зная, к кому обращаясь. Диамант кивнул.
- Их обнаружили в спальне, как доложили… гм…
- Эраклионские шпионы при нашем дворе! – подсказала Рада.
- Наши наблюдатели, – смягчил формулировку принц. – и, прежде чем злиться, подумайте о том, что иначе мы сейчас вовсе ничего не знали.
Кажется, он был уверен, что все люди о чем-то думают, прежде чем злиться. И даже могут выбирать, злиться ли нет!
- Тебе-то все нипочем! – вяло огрызнулась Рада, обидевшись за уважительный повод выразить недовольство больше, кажется, чем на любую реальную причину. А ведь и верно… кто-то при солярийском дворе шпионил для королевы Диаспро, кто-то для ведьм с Магикса – и в итоге так много сторонних, казалось бы, людей узнали о произошедшем раньше, чем все в королевской семье!
- Мне уже можно использовать волшебство? – кротко спросила девушка, припомнив об опасениях на этот счет.
- Разумеется. Принцесса Рада и Лион покараулят, чтобы никто не подобрался к нам незаметно, если вдруг что – Ваша сестра откроет портал, чтобы мы все успели скрыться.
Вот только если остальные заговорщики способны так же «сворачивать время», как тот, смуглокожий, их можно просто не успеть вовремя заметить!
- А сам-то ты что делать собираешься? – прищурилась солнечная фея.
- Наблюдать за произошедшим и анализировать. Это, возможно, бестактно с нашей стороны, подглядывать герцогиней и королем в столь приватной обстановке, но, поскольку речь идет о расследовании убийства, к правилам приличий стоит отнестись с оговоркой.
Ну что же…
Младшая принцесса стянула с левой руки серебристый перстень и, крутанув в руках, подняла над головой изящный жезл, бледно светящийся голубым.
- Луна богата силою внушенья,
Вокруг нее всегда витает тайна.
Она нам вторит: «Жизнь есть отраженье,
Но этот призрак дышит не случайно»…
*
Холодное сияние стало сильнее, словно вытесняя из комнаты золотистый свет дня, и погружая все в зыбкое, как неощутимая прозрачная вода, призрачное мерцание. То, к котором не то сам вдруг оказываешься бесплотным духом, не то весь мир вокруг становиться вдруг зыбким, как сон.
«В прошлом же ничего нельзя изменить… сколько ни подсматривай!»
Иллет незаметно закусила губу, понимая, что, какой ни окажется правда о произошедшем здесь, ей она в любом случае не понравится!
Залитая зыбким серебром комната почти не изменилась. Разве что вместо рукоделия на «прошлом» столике рассыпались в беспорядке карты, и образы накладывались один на другой, просвечивали, словно в голографической картинке. В кресле, обращенном к балкону – там стеклянная дверь оказалась распахнута и шторы слабо волновались от легкого морского ветра – сидела спиной к невидимым «гостям» высокая, очень худая женщина с блекло-белокурыми волосами, переброшенными на плечо небрежной косой. Вышивание и несколько мотков разноцветных ниток лежали у нее на коленях, словно забытые, а холеные чуть узловатые от возраста руки неподвижно замерли на резных подлокотниках. Женщина отстраненно всматривалась в небо над морем. Иллет успела во всех деталях рассмотреть графиню Кассандру, должно быть, жезл настроился параллельное течение времени, а тут долго-долго ничего не происходило. А ведь у них – у них в настоящем – не так уж и много остается времени! «Не стоило бы сначала подумать о поисках мамы, а потом – выяснять, что же здесь произошло?!» Не зря Рада так возмущалась… Но ведь тогда они даже не знали бы, откуда начинать эти поиски, если королевский дворец оказался недоступен и небезопасен…
Порыв ветра шире распахнул стеклянную дверь, парусами надул шторы и заставил карты из колоды на столике рассыпаться по ковру, словно осенние листья. Разве что для того, чтобы картинно закружиться, четырехугольники из плотной бумаги оказались чересчур тяжелыми. Кассандра привстала с кресла, отложив в сторону нетронутое вышивание, и обернулась, вероятно, намереваясь собрать их. Но, бросив взгляд через плечо в глубину комнаты, замерла.
На миг Иллет ошеломленно подумала, что женщина из прошлого каким-то образом сумела увидеть их, наблюдавших за ней теперь. О роде Фэйтон нередко говорили, что все женщины в нем способны тем или иным образом видеть будущее – так неужели?...
Однако почти сразу лунная волшебница поняла свою ошибку. Кассандра смотрела вовсе не на них, а сквозь них, к двери в коридор, одновременно закрытой и распахнутой в смешавшихся образах комнаты. И на мужчину, стоявшего, прислонившись спиной к косяку.
- Дедушка… – дрогнувшим голосом пробормотала рядом Рада. Если для самой Иллет это так больно: смотреть, не имея возможности вмешаться, то каково приходится сестренке, привыкший всюду и во всем наводить свои порядки? Или хотя бы – прилагать все усилия.
- Радиус, – сбросив оцепенение, пробормотала Кассандра и, отвернувшись, опустилась обратно в кресло.
Король был весьма красивым мужчиной на протяжении всей жизни и, хоть это и вызывало беззлобные насмешки у определенной публики, очень старался не уступать ни крупицы своей привлекательности возрасту. Пусть некоторая доля неизменно прямой осанки и стройности лежала на широком золотом поясе, играющем заодно роль легкого корсета поверх свободной рубашки, а вьющиеся волосы короля: на старых фотографиях и картинах солнечно-медового оттенка светлого каштана – хоть и не обзавелись даже намеком на проседь, но приобрели легкую рыжинку, указывающую на не вполне естественное поддержание яркости цвета.
- Пожалуйста, не отвлекайтесь! – как сквозь вату долетел мерный голос Диаманта. Ему легко говорить! Не он же… Не его же… Иллет ждала  опасалась, что Рада сейчас выскажет все это вслух, но, как ни странно, сестра промолчала. Принц положил руки на плечи лунной феи, словно поддерживая, только тогда Иллет осознала, что ее бьет мелкая дрожь, а рука, сжимающая серебристый жезл, и вовсе ходит ходуном.
«Мы должны сохранять ясность мысли, если хотим во всем разобраться!»
Радиус тем – вернее, не тем – временем пересек комнату и обошел полукругом кресло отводящей взгляд герцогини. Та не шевельнулась, но не с той отстраненной неподвижностью, что прежде, а напряженно, словно намеренно удерживая себя даже от явного вздоха.
- И чем же я обязана такой чести? – после почли минутного молчания прошелестел голос женщины. – Снова видеть здесь Ваше Величество…
- Мне доложили, у тебя опять случился припадок сегодня, – присев напротив нее на выдвинутую из-за столика скамеечку, неохотно ответил король. – хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
- У меня был не припадок, а видение! – уязвлено отрезала Кассандра. – Впрочем, очень мило с твоей стороны проявлять беспокойство.
- Ты прекрасно знаешь, что я навещал бы тебя чаще, если бы мог. Думаешь, это так легко, добиться, чтобы не поднимался переполох, если я не мозолю глаза никому из подданных хотя бы несколько часов? Кроме того, я действительно волнуюсь. Раньше эти видения не действовали на тебя таким образом.
- Никто не становится моложе. Со мной не происходит ничего необычного, видения… видения всегда неуправляемы, просто теперь это, должно быть, стало выжигать у меня больше сил, чем раньше.
- И почему же я… да и никто не замечал этого, когда ты служила Советником? Ты ведь постоянно предсказывала возможные ситуации и наилучшие политические решения. Не припоминаю, чтобы это вызывало у тебя припадки роде сегодняшнего, даже если бы ты и переносила тогда легче. Может быть…
- Радиус, не мели чепухи! Если бы я умела что-то подобное, то не доживала бы теперь в этом захолустье. Я обладаю пророческим даром. И я работала Советником. Но я никогда не говорила, что использовала магической предвидение при дворе, как я уже сказала, видения неуправляемы, и их невозможно вызывать по заказу, чтобы выяснить, стоит ли закупать у королевства Мелоди дополнительную партию шелковых тканей, и сколько продавать пшеницы Джемеллу! Некоторые, конечно, вызывают искусственный транс при помощи дурманных веществ, но как раз от такого «предвидения» проблемы со здоровьем начинаются очень рано!
- Но твои предсказания работали. Хм, в большинстве случаев, конечно.
- Моя мать из самоцветного королевства, ты же помнишь. Она учила меня кое-чему в финансовых стратегиях. И в анализе текущей ситуации, по крайней мере, на рынке. Абсолютно ничего мистического или волшебного, любой джемилийский финансист справлялся бы лучше без всяких видений, если бы ты его нанял.
- Не думаю, что твою помощь мне заменил бы… кто бы то ни было! – тихо возразил король. – Что тебя мог бы заменить кто бы то ни было. Кассандра…
Привстав со скамейки, Радиус накрыл своей ладонью лежащую на подлокотнике кресла суховатую кисть женщины.
- Почему ты так со мной поступила? Разве я мало готов был дать тебе… сам, просто так, разве тебе нужно было настолько большее, что это стоило… всего?
- Когда ты так говоришь, то и не верится даже, что ты вечно приходишь сюда тайком, украдкой, словно не правитель этого мира, а воришка, что ты стыдишься встреч со мной, только чтобы не идти на скандал со своей невыносимой дочуркой!
Сжавшиеся в жесткую линию губы короля слегка дернулись.
- Разве ты не понимаешь?..
- Должно быть, понимаю даже слишком хорошо. Ты всегда чересчур любил свою дочь, так не делай вид, будто возмущен моим правом чересчур любить свою! Высвободив руку, Кассандра неторопливо встала с кресла и, чуть отойдя, принялась так же медленно собирать с ковра рассыпавшиеся карты. С преувеличенной сосредоточенностью повертела в руках восстановленную колоду, придирчиво ее выравнивая, но все-таки положила на край стола. Одна, перевернувшаяся рубашкой, карта, впрочем, осталась валяться незамеченной, отлетев дальше других к самой ножке секретера из золотистого дерева.
- Право же! – в голосе короля мелькнула какая-то почти детская обида. – Ты могла бы хоть сказать мне, будто сожалеешь!
- Чтобы ты мог сделать вид, что хоть на фотон готов в такое поверить? – неприятно скривила губы герцогиня, опять старательно отводя взгляд, что наконец-то позволило ей заметить не поднятую вместе с остальными карту. Кассандра сделала еще пару шагов вглубь комнаты, и присела, грациозно придержав длинный подол домашнего платья. Коснувшись карты, она зачем-то перевернула ее, не поднимая. – Солнце…
- Что? – не расслышав последней фразы, Радиус тоже отошел от балконной двери вглубь комнаты. – Кассандра, я говорил совсем о… Кассандра?!
- Солнце! – трясясь, как в лихорадке, громко повторила женщина, пытаясь смять карту в руке, плотная бумага изгибалась, врезаясь углами в кожу ладони, но не желала изламываться. – Солнце поглотит тень… Но сначала… четверо! Четыре Рыцаря возвестят конец прежнего мира!
- Во имя Яра, только не снова! – метнувшись к ней, король приподнял трясущуюся женщину в объятьях. Та выгнулась дугой и закатила глаза, так, что радужк в них не было видно, только жутковато-мутные белки.
- Время старой вселенной близится к концу! Пламенем и Тенью… изначальной Силой… но не сейчас, потом! – захлебывающимся хрипом продолжала герцогиня. – Свет и Тень исходят от одного источника! Сила спасти и сил погубить… их не различат до самого конца! Конца прежнего мирозданья!
- Тихо-тихо! – прижимая Кассандру к себе, пробормотал Радиус.
- А что будет потом… не видно… ничего не видно. Ничто не может быть предрешено заранее… Но солнце – солнце погаснет раньше. И четыре вестника – пламенем крови, бегом ветра, холодом камня и изменчивостью воды…
- Дедушка, да обернись же! – забывшись, воскликнула дрожащим от подступающего плача голосом опять отвлекшаяся Рада. Король, конечно, не услышал ее, зато Иллет, до того смотревшая только на короля и герцогиню, перевела взгляд. Карточная колода уже без всякого ветра взлетел над столиком и теперь карты отчаянно вертелись в воздухе, как подвешенные на струны. Вертелись за спиной ничего не замечающего Радиуса, все так же баюкающего в объятьях обезумевшую женщину, все быстрее и быстрее, из прямоугольничков раскрашенного картона оборачиваясь сплошными красноватыми волчками-веретенцами, целясь в людей четырьмя десятками уголков-жал. Наверное, сама Иллет тоже вскрикнула, едва не выпустив жезл из рук…
Но тут Кассандра, перестав биться и поначалу без сил обвиснув с руках короля, с усилием повернула голову и резко дернула непослушной рукой, словно отмахиваясь. Рой взбесившихся карт вспугнутыми мальками отпрянул в противоположную сторону, вылетел в распахнутый балкон и закружился, подхваченный ветром, но уже как обыкновенные картонные листочки, опадающие в море.
- Ну, вот и все! – так и не заметив всех этих манипуляций, как не обратил внимания и на исчезнувшую со столика колоду, Радиус подхватил Кассандру на руки и бережно перенес на кровать в смежной комнате. – Знаешь, это уже никуда не годится! Естественны твои видения или нет, а разбить так голову о край столика, если никого не окажется рядом во время припадка…
Женщина хрипло дышала, откинувшись на подушки и прикрыв глаза. По напудренному лицу прочертили изломанные линии – все-таки им приходилось обрисовывать сеть морщинок – следы слез.
- Я что, опять отключилась? – непонятливо спросила она, сумев не без усилий сосредоточиться. – Проклятье… попроси кого-нибудь из слуг принести мой отвар.
- Да… конечно.
Король поспешно вышел, вернувшись через пару минут.
- О чем я говорила? – увидев его, Кассандра отвлеклась от разглядывания наискосок переломившейся в руке карты «Солнце». – Пока была… ну…
- Честно говоря, я ни слова не понял. Опять будешь утверждать, будто все это «нормально»? И часто с тобой такое твориться?
- Должно быть, может произойти что-то действительно важное. Или серьезное… Ты точно уверен, что не помнишь, о чем я говорила, пока была в трансе?
- Не до того, заешь ли…
Вошел слуга средних лет с подносом, на котором стоял графин с какой-то мутной жидкостью и пара высоких бокалов. Радиус отобрал поднос и, нервно отмахнувшись, присел на край кровати.
- Можешь идти, – не сразу заметив, что слуга замер в ожидании дальнейших распоряжений, слабо заверила Кассандра. Снова откинулась на подушки, наблюдая, как король наполняет один из бокалов. – Знаешь? Если бы со мной не случались эти, как ты говоришь, припадки, ты и вовсе не находил бы повода навещать меня хоть иногда?
- Неправда, – ровно ответил Радиус, поднося ей бокал и продолжая придерживать поверх слабо охватившей его ладони. – ты и сама знаешь, что это неправда.
Женщина, слабо морщась, выпила свой загадочный «отвар».
- Останься сегодня со мной. Пожалуйста…
- Что?
- Только в этот раз. Просто… останься. От одного вечера твоего отсутствия дворец не рухнет.
- И что это вдруг на тебя нашло? – с сомнением осведомился король.
- Ты не придешь ко мне больше.
- С чего бы это?
- Я не знаю. Но будет так…
- Что, опять сейчас начнешь вещать, будто солнце скоро погаснет или что-то в этом духе? – недовольно нахмурившись, Радиус отобрал у герцогини смятую карту и раздраженно отбросил в сторону, а потом взял с подноса на столике графин, собираясь наполнить второй бокал, но Кассандра поймала его за запястье.
- Это лекарство, а не угощение. Если тебе что-то нужно, пусть принесут…
- Ты недавно говорила, что не используешь дурманы для того, чтобы стимулировать транс и видения!
- Нет. Мне приходится иногда использовать зелья с противоположным действием. Прости, я, наверное, не до конца отошла сначала, вот и наговорила всяких глу…
Склонившись над ней, король закрыл поцелуем узкие сухие губы, заставляя провидицу смолкнуть. Потом чуть отстранился, продолжая, впрочем, удерживать в ладонях лицо Кассандры.
- Если ты хочешь, чтобы я остался, я останусь. Только не нужно устраивать спектакли со всем этим кликушеством. Ты сама говорила, что пророчества не бывают ясными и однозначными, вот и предоставь мне самому решать, приходить к тебе или нет. Разве недостаточно ты мне не доверяла в прошлом…
- А разве, я не оказалась права? Каждый раз…
- …так, что в итоге лишила меня возможности доверять тебе в чем-то.
- Что только доказывает, что не доверять изначально – гораздо больше себя оправдывает. Кстати, если ты продолжаешь приходить специально, чтобы каждый раз высказывать свои претензии, то я вообще не думаю…
- Нет, вовсе нет, – пальцы Радиуса бережно поглаживали лицо герцогини. – ты права, хватит уже говорить об этом.
От следующего поцелуя Иллет, с запоздалым смущением, отвернулась.
- Ты был прав, – негромко сказала принцесса невозмутимо смотрящему мимо Диаманту. – хотя нам и важно узнать, что же случилось, шпионить так… неделикатно.
- А ты, боюсь, склонна смотреть не на то.
Вспомнив, что сама, если бы не возглас сестры, и внимания не обратила бы на взвившиеся хищным роем карты, Иллет согласно кивнула.
- И на что же сейчас стоило смотреть.
- На тень. Тень герцогини. Когда у нее случилось это видение, тень вела себя… очень странно. Как будто не следовала за ее движениями, а наоборот, пыталась тянуть за собой. Знаешь, судя по случаю той Серены на Мелоди, Империя выбирает в проводники людей с раненой… или просто подпорченной душой.
- Чем больше черных пятен на собственной душе, тем большей властью тень обладает над человеком… – продолжая пристально смотреть в плечо принца, согласно пробормотала Иллет. Они думали, что солнечный купол надежно защищает Солярию от тварей Повелителя. От тех тварей, что оказались снаружи, но у каждого есть собственная тень, и иногда она берет верх…
- Простите, что вынудил смотреть на все это, принцесса, но никто больше не сумел бы вызвать эти… миражи.
- Я… я в порядке, не беспокойся.
Ведь Кассандра отогнала карты, как только начала приходить в себя. Но потом?
- Передумала или просто сдалась?
На то, что все произошедшее было каким-то спектаклем, подтасовкой, ошибкой – Иллет запретила себе думать. Такую надежду не получилось бы отпустить, а пережить ее крах станет очень больно. Наверное даже, больнее, чем прошлую новость о смерти Радиуса – отчего-то ожидая заранее вовсе не готовишься к неминуемому удару, а только усиливаешь его тревожным ожиданием.
- Ты можешь… хм, ускорить происходящее. Я пытаюсь не упустить ничего важного, но  время все-таки поджимает.
Иллет вяло шевельнула рукой, уже устало опирающейся на лунный жезл, а не приподнимавшей его. Скорее… что толку оттягивать неизбежное?
- Стоп! – тихо скомандовал Диамант после пары минут напряженного ожидания. Иллет послушно замедлила призрачную картинку, но сама посмотреть все равно не решалась. – Перенеси… в смысле, чуть-чуть отмотай время назад.
В очередной раз разозлившись на собственную трусость, девушка все-таки обернулась,  сперва искоса, боязливо скользнув взглядом, а потом уже прямо посмотрев на спящих короля и герцогиню. Уже готова была опять распахнуть свою ловушку беспощадная в наивности надежда, что с ними, может быть, все-таки ничего не случилось и на самом деле…
Кассандра шевельнулась, сначала вполне естественно для спящей, но потом – забилась в сдержанных душащих судорогах, перекрутив легкое одеяло и даже несколько раз задев, но не разбудив, Радиуса.
«Проснись сейчас, ну пожалуйста!»
Тело герцогини выгнулось дугой, издав приглушенный хрип, Иллет, вспомнив слова Диаманта о тени, поискала эту тень взглядом, но ничего необычного не заметила. Может быть, силуэт лежащей на кровати женщины просто недостаточно ясно обрисовывался… Пока лунная фея пыталась хоть что-то понять, молчаливый, уже без всяких пророчеств, припадок Кассандры прекратился и та неподвижно рухнула обратно на подушки. Да что же все-таки…
Диамант отпустил принцессу, которую все это время продолжал успокаивающе поддерживать, и подошел к изголовью кровати.
- Не припоминаю, что именно за яд действует таким образом, но…
- Яд? – испуганно переспросила Иллет. Потом заставила себя посмотреть в лицо Кассандре. Та замерла с чуть приоткрытыми губами, откинувшись на подушки, глаза тоже оказались чуть приоткрыты, из-под не слишком пышных ресниц можно было увидеть только уж знакомые мутные бельма. – Она… она умерла, да?
В качестве безмолвного ответа тело женщины дернулось, заставив испуганно подскочить не только фею, но и самого до этого момента сохранявшего невозмутимость Диаманта. Мертвецов он, может, и не боялся, но, вероятно, пока те вели себя, как приличествует добропорядочным мертвецам – то есть, неподвижно лежали.
Неуклюжими рывками Кассандра – если это еще была Кассандра – приподнялась на кровати и взметнула словно на веревочку привязанную худую руку. Теперь Иллет видела и тень на стене и упомянутую «неправильность» этой тени, словно марионетку, заставлявшей безвольное тело женщины неуклюже повторять движения.
Еще один жест-рывок, и отброшенная Радиусом карта «Солнце» взлетела над кроватью вращающимся «волчком».
- Иллет, только не прерывай контакт. Пожалуйста, это очень-очень важно…
Девочка оцепенело не смея даже моргать, наблюдала, умоляющие слова Диаманта прозвучали каким-то невнятным шумом… только когда красноватое «веретено» нырнуло вниз, острием вонзаясь в шею короля, а тело Кассандры рухнуло обратно, как и положено марионетке с отпущенными нитями, Иллет дернулась, словно сама получив удар, и попыталась закричать, но вместо этого с губ сорвался едва слышный хрип. Диамант снова подхватил ее, одновременно нарывая сжимающую жезл ладонь своей, чтобы лунная фея не выронила его в самый неподходящий момент.
- Что ЕЩЕ ты надеешься увидеть? – с трудом выдавливая из себя каждое слово, спросила Иллет. Кассандра… Кассандра сама уже была мертвая. Совсем-совсем мертвая, а эта странная тень управляла ее телом? Когда-то, когда Иллет была моложе, Фата Флора, чтобы позабавить девочек, оживляла мягкие игрушки, заставляя их двигаться, петь, танцевать – так, что можно было вообразить себе, будто это такие волшебные пикси-зверики. Только без постоянной подпитки волшебства игрушки быстро теряли подвижность. Почему Иллет тогда не понимала, как это жутко, страшно и… и неправильно, когда неживое при помощи магии заставляют вести себя, как живое?!
- Тихо, тихо, милая, держись, пожалуйста… в конце концов, самое страшное уже произошло. Не надо смотреть туда, хорошо?
От того, что представляешь, как все, наверное, плавает в крови, становилось не менее страшно, чем от любого зрелища, но Иллет послушно уткнулась взглядом в плечо Диаманта. Чего же… чего же все-таки он ждет?
В спальню прошлого заглянула служанка. Иллет напряглась, ожидая испуганного визга, грохота оброненного подноса с еще одним графином, панических метаний… но – нет. Служанка невозмутимо забрала с прикроватного столика принесенный раньше поднос, поставила на его место новый и, опасливо озираясь, удалилась.
- Действительно, яд. Но зачем его было прятать, то, что сама Кассандра тоже мертва, как-то сложно было не заметить? А, учитывая идеальность ее как подозреваемого, никто внимательно и проверять не стал, когда именно наступила смерть.
- Перестаньте уже все твердить, будто моя мама только и ждала повода, чтобы осудить невиновного! – Иллет попыталась сказать это со злостью, но сквозь подступающие всхлипывания получилось не очень. Лучше оставить за Радой эту прерогативу. – Может, она и поспешила с выводами… ты сам смог бы сохранять хладнокровие, если бы речь шла о твоих собственных близких?!
- Думаю, тогда это было бы даже более важно. Ну что же… на Солярии есть ведьмы?
  Одну колдунью Иллет знала. Госпожа Шилли, хозяйка весьма популярного магазинчика духов в столице, о котором вечно ходили сплетни, будто под видом духов там распространяются приворотные зелья, но ни внутренняя солярийская стража, ни приглашенные храмовики ни разу не нашли тому подтверждений. Впрочем, популярность это только подогревало,  том числе и среди придворных дам, хотя сама принцесса Стелла и относилась к госпоже Шилли без приязни.
- Думаешь, это ведьмы отравили герцогиню?
- Ведьмы во всем этом должны лучше нас разбираться. Тот, первый графин надо будет найти, у меня есть амулет, реагирующий на яды, даже если посуду уже отмыли. Придется поискать ту служанку… Конечно, после того, как мы вернем Стеллу на коронацию, чтобы было, кому предъявлять собранные доказательства.
- Мы по-прежнему ничего не знаем, где искать маму! – жалобно напомнила принцесса. – И нет никаких, абсолютно никаких гарантий, что отравили герцогиню те же самые люди, что похитили маму! И эта служанка ничего, совсем ничего больше не знает!
- У Солнечного дворца есть подвалы, темницы?
- Нет. На Солярии не любят помещений без окон, а преступников держать в собственном дворце и вовсе глупо. Полуподвальные помещения рядом с кухней, чтобы хранить там всякое – и все.
- Хорошо. Стеллу вряд ли держат во дворце, слишком это близко к месту силы. Обыскивать дворец нам сейчас было бы сложно, значит, начинать надо в любом случае с этого особняка.
И невеселой усмешкой Иллет вспомнила анекдот про человека, который потерял ключи в лесу, а искал их возле фонаря, потому что «там светлее». Но предложить ничего другого девушка не могла.
- Д…Диамант! – окликнула она, когда принц уже двинулся было прочь из спальни. Юноша обернулся с выражением максимально почтительного нетерпения на точеном лице. Наверное, думал, что она все еще не может придти в себя. – Ди… я только хотела сказать… я люблю тебя.
Светлые брови с тщательно отмеренным скептицизмом приподнялись. Ну вот, выставила себя дуррой, да еще тянет время, когда оно на ускоряющемся счету!
- И-извини! Я подумала… вдруг с нами, или со мной, или… что-нибудь случиться, а я так и не скажу этого. Глупо, я понимаю…
- Уж не решала ли ты, что Кассандра и твой дедушка друг друга любили, просто так и не смогли сказать? Иллет, это…
- Я дурочка, да?
- … очень наивное предположение. Как раз для такого маленького чистого ангела, как ты, но отношения между взрослыми людьми обусловлены кучей сложностей. Я и сам-то в этом не слишком могу рассуждать. Принцесса… нам, конечно, не помешала бы любая дополнительная сила. И будь у тебя Чармикс, это было бы очень кстати, но…
- Но чудеса не происходят по заказу, да, я знаю. Но вдруг это был тот самый момент. Я же действительно…
Диамант склонился, поцеловав свободную ее руку. И снова направился к вы
ходу, сам ничего больше не сказав.
Чармикс был бы очень кстати. Но, видимо, пугливое признание невпопад из опасения, что другого случая может не представиться, было не тем, что помогает пробудить свой внутренний волшебный резерв.
- Ну, так что? – подозрительно спросила Рада, когда Диамант и Иллет вернулись в гостиную. Тени прошлого оживали лишь там, где находилась лунная фея со своим жезлом, потому вынужденные следить за балконом и коридором кульминации не видели. Иллет глухо всхлипнула.
- Пойдем, попытаемся отследить путь той служанки, – скомандовал Диамант.
- Какой еще служанки? Можете вы объяснить, что там произошло, прежде чем… ей, постойте! – обнаружив, что и Лион и Иллет последовали за Диамантом в коридор, Рада возмущенно передернулась, но все же бросилась их догонять. Девушки с подносом, однако, среди «призраков» из разных временных пластов в коридоре не встретилось. Наверное, Диамант рассмотрел ее получше, чем находившаяся на пороге истерики фея… Иллет сосредоточилась на том, чтобы «светить» жезлом, предоставляя принцу разглядывать побывавших здесь за предпоследние дни людей… и правда, весьма немногочисленных, среди которых был и слуга, принесший первый поднос, но…
Догнать нужный образ служанки они не успели. Сквозь суетливую толпу иллюзий проступила материальная и до жутковатости неподвижная темная фигура.
- И что же вы здесь ищите, детишки? Как видно, слух меня не подвел…
Мужчина напоминал не до конца высеченный из цельного куска скалы монумент самому себе, быть может, ростом и уступая тому, смуглому, но зато превосходя его по массивности. В полумраке коридора, освещенного только голубоватым призрачным мерцанием лунного волшебства, не слишком пышная, хотя и густая грива светлых волос великана казалась почти белой, особенно по контрасту с черной одеждой, а светлая кожа еще сильнее напоминала грубо обточенный камень. Родственник герцогини? Но ведь кроме Лиона никого не…
- Не слишком-то вы торопились.
- Пусть Ан вечно рвется обогнать время, а мне торопиться некуда, да и вы никуда не денетесь. Почему бы не понаблюдать?
- Уверены? – Диамант с легкой демонстративностью поднял арбалет. Мужчина неприятно улыбнулся.
- Узнали что-нибудь интересное?
- А вы имеете какое-то отношение к убийству герцогини? – у принца почти не хуже получалось изображать каменную скульптуру, но только слишком уж маленькую, искусно выточенную и хрупкую на фоне этого великана. Чувствовалось, что одной только твердости тут будет мало.
- Убийству? Так старушка не покончила с собой? Я-то думал, эта, черная, просто умом тронулась и сочиняет. А ты… нет, не ты, второй! – мужчина лениво указал на Лиона. – Ты, значит, внучок герцогини?
- Боюсь, мы с ней мало похожи.
- Нет. Не с ней. Впрочем, это кое-что объясняет.
С точки зрения Иллет все было непонятнее и непонятнее, с каждым новым сказанным словом и открывшимся фактом. Кассандру использовала Империя или кто-то, владевший магией теней. Кто-то другой посодействовал этому подмешенным ядом, и вот, какой-то жуткий тип, который понятия не имеет о произошедшем, но все равно играет против них…
- Пророчество герцогини о четырех рыцарях-предвестниках. Те, кого мы уже видели при дворе, значит, «огненной крови» и «черного ветра», а Вы – «бледного камня». И где-то должен быть еще один «с тысячью лиц, как отражения в воде».
- А про пятого там ничего не говорилось? Что-нибудь в духе «упрямая девка со сворой блохастых зверюг»? – поинтересовался «каменный рыцарь».
- Боюсь, не говорилось. Вы работаете на Империю?
- На кого?
- Ну, вы же пришли возвестить о том, что погаснет солнце, придет конец прежнего мира… или что-то в этом роде.
- В этих магических мирах все чокнутые. Наверное, волшебный фон на мозги необратимо влияет, причем не только самим магам! – подвел итог верзила, слегка закатив глаза. – А братьям я еще скажу пару ласковых, если они сталкивались с вами в столице, а мне ничего не сообщили о том, что надо ждать гостей! Хотя здесь и скучно… Теоретически вы могли бы и застать меня врасплох, верно.
- А почему Вы не вместе с остальными, там, во дворце?
- Не люблю, когда много света и суеты.
- Вас оставили здесь охранять что-то? Или, может быть, кого-то?
- И когда докучают расспросами, тоже не люблю, мальчик.
Диамант вскинул арбалет.
- Уж простите мою бестактность, в таком случае, но я все-таки Вас побеспокою. Кстати, это стрелы алмазных лучей, если Вы уверены в своей неуязвимости, должен предупредить, они повредят даже камень.
- Назойливые, как мошкара! – обескуражено развел руками «каменный рыцарь». И, резко сведя, хлопнул в ладоши. Дом тряхнуло, как при землетрясении, обе феи испуганно вспорхнули, Лион и Диамант покачнулись, но все-таки сумели устоять на ногах. – Вот что, детишки, погостите-ка и вы здесь… хотя бы до вечера. Пусть они там сами решают, что с вами делать. Феечкам ведь нужно больше света, чтобы биться в полную силу, а вас, ребятки, не хотелось бы случайно зашибить сильнее, чем требуется. Вдруг это кому-нибудь не понравится?
Дневного света в коридор действительно проникало мало – только в самом конце он завершался окном-аркой, достаточно большим, но выходящим на северо-восток, сейчас, во второй половине дня, уже начавшего клониться к вечеру, прямого света оттуда проникало едва-едва. Если они успеют вернуться  гостиную Кассандры…
Великан снова хлопнул в ладоши, заставив стены заходить ходуном, словно потолок грозил вот-вот обрушиться на их головы, и начал неторопливо приближаться к сжимающим оружие скорее с отчаянным поиском поддержки, чем с готовностью атаковать, юношам. Может, эта его атака может разрушить стену и впустить свет? Но вряд ли громила, не имея намерения всерьез повредить «детишкам» (почему, интересно?), использует атаку такой мощности, что их просто размазало бы. Да и получить по головам обломком рушащегося особняка тут больше шансов.
Диамант выстрелил, переводя прицел с широкой груди великана на его ноги. Неужели и всерьез рассчитывал… Противник с ухмылкой топнул, вызвав менее грохочущую в воздухе, чем от хлопков, но зато заставившую дом явственнее затрещать, волну, и… потеряв равновесие, провалился в не выдержавший издевательства пол по пояс.
- Ждите снаружи! – скомандовал Диамант феям, а сам рванулся вперед, немного отстав от более шустрого Лиона, перемахнул над головой «каменного рыцаря».  Рада, проигнорировав команду, под осыпающемся крошкой и позолотой потолком, рванулась следом, и Иллет, не задумываясь, присоединилась к сестре. Принц, конечно, беспокоился об их безопасности, но ему и Лиону тоже потребуется прикрытие, пусть внутри дома девочки и не могли использовать волшебство света в полную силу. В холле этажом ниже было заметно светлее, может быть, от них не так уж мало толку.
Великан тем временем оставил попытки выбраться из проломленной в полу дыры вверх и, ударом кулака ее расширив, с грохотом рухнул вниз, без показной грациозности, но уверенно приземлившись на обе ноги и тем самым значительно сократив выигранную сбегающими по лестнице подростками дистанцию. Рада, почти не целясь, швырнула назад несколько острых лучиков.
- Куда мы? – обнаружив, что Диамант и Лион свернули вовсе не к выходу, а куда-то в сторону кухонь и хозяйственных помещений, выкрикнула Иллет. Принц, укоризненно покосился в ее сторону – должно быть, его огорчило нежелание фей послушаться и поскорее выбираться из дома.
- В подвал или погреб. Не знаю. Туда, где можно держать светлую волшебницу без опасения, что она восстановит силы! Поэтому вам туда спускаться и не стоит!
- Мы его задержим! – согласилась Иллет. С излишней, должно быть, самонадеянностью, но… «Должен, значит – могу, так ведь?»
Конечно, волшебство Иллет было слабее, чем у сестры, залпы яркого сияния, волнами расходящиеся с золотого жезла которой, если не останавливали, то, по крайней мере, достаточно замедляли светловолосого великана. Стремясь помочь, лунная фея соткала барьер, готовясь активировать его в любой момент…
«Но как же они найдут нужное помещение без лунных теней? Здесь-то не наш дворец, подвал особняка наверняка соединен с гротами и пещерами внутри высокого берега?»
Однако каменный рыцарь и не собирался бегать за ними. Вместо этого очередной шквал колебаний, разбив, как поверхность стеклянного елочного шарика, лунный щит, подхватил обеих фей и отшвырнул к дальней стене. С потолка сыпались уже не только крошка лепнины и позолоты, но и увесистые такие куски камней вперемешку с обломками балок. Укрываясь от камнепада оставалось только нырнуть на полуподвальный этаж, туда, где недавно скрылись рыцари.
«И вовсе мы не позволили загнать себя в ловушку! Это же не тупик, наверняка для прислуги есть выход с той стороны особняка, не обходят же они каждый раз…»
Впереди зиял коридор еще темнее, чем наверху, но обе феи, не колеблясь, нырнули в темноту. Иллет света требовалось меньше, чем Раде, но и сильных боевых заклинаний в ее арсенале не водилось…
- Здесь есть светильники! – оптимистично сообщила сестренка, фейерверком золотых искр зажигая в стеклянных фигурных трубочках россыпь огоньков. Трата сил, но зато свет даст им больше шансов, если придется принять бой в этом полуподвале… Девушки полетели дальше по длинному проходу, по мере продвижения заставляя вспыхивать островки теплого золотистого света. Хоть и не солнце, но живой огонь тоже несет настоящий свет…
- Надеюсь, эти недогерои свернули сюда же! – раздраженно заметила Рада. – Вот же вляпались в историю… и в такой компании! Если верить маме, в ее времена в школе рыцарей были совсем другие парни! Настоящие…
- Хватит уже говорить обо всех гадости! Благодаря ним мы узнали правду…
- Чтобы оправдать эту сумасшедшую Кассандру? И как это помогает там найти маму? Толку-то от всей этой правды! Все эти жуткие типы узнают Лиона…
Коридор завершился небольшим в меру захламленным помещением с крошечными мутными оконцами почти под самым потолком и несколькими дверями, должно быть, в те самые погреба, где девочки едва не налетели на Диаманта и Лиона. Последний что-то колдовал над замком одной из дверей. Здесь тоже растеклись золотистыми пятнами несколько загоревшихся светильников.
- Что в словах «ждите снаружи» я произнес недостаточно четко? – устало спросил принц, но Рада, ничуть не смутившись присутствия парней, только громче затараторила:
-  Хотя откуда нам вообще знать, что все это не ловушка и что он сам…
- Я доверяю своему компаньону! – отрубил Диамант. Лион сделал вид, что вовсе ничего не слышал.
- А я и тебе не слишком-то доверяю! Кто вас, имперских вассалов, знает, с чего тебе вообще помогать нам в защите одного из сильнейших королевств Сопротивления!
- Резонный вопрос! – прошелестел по коридору незнакомый женский голос.
А потом из зажженных Радой светильников взвились змейки пламени. Взвились, вынырнули из стеклянных трубочек, стекли на пол, переплетаясь и составляя  густую огненную сеть, и вот уже поток зыбкой ажурной лавы, чудом не заставляя тлеть попадающиеся по пути предметы, проплыл по коридору, до самой тупиковой комнаты. В приподнявшемся, как голова танцующей змеи, столбе пламени, обрисовался силуэт длинноволосой женщины.
- Так, значит, Эраклион соблюдает свой вассальный договор. Тайком поддерживает врагов своей Империи? – устремив пылающий (во всех смыслах) взор на Диаманта, спросила женщина голосом, в котором треск и гул пламени ничуть не противоречил холодному тону.
- Ни в коем случае! – сдержанно поклонившись, возразил принц. – Я здесь как частное лицо и по своим личным делам.
- Так на Эраклионе и принято? В частном, личном – говорить и делать одно, а как принц – совсем другое?! – от раздражение кончики огненных язычков стали из алых бледно-голубыми. – Твоей матушке бы не понравилось, что ты ввязываешься в авантюры, маленький принц. В общем, так. Я сейчас даю тебе… или вам всем единственный шанс убраться с солярии прежде чем… все начнется. Немедленно открывайте портал и проваливайте! Чем меньше пострадает… особенно детей.
- Вот еще! – с не меньшей запальчивостью воскликнула Рада, даже спустившаяся для демонстрации бравады из-под потолка, куда вспорхнула, когда пол начало заливать призрачное пламя.
- Я не выступаю сейчас против Империи. Никаким образом. Я здесь по частному делу, никак не качающемуся вассальных отношений Эраклиона…
- Не тебе решать, что касается интересов Империи, а что – нет, мальчишка! – пламя изогнулось в вихре, вместо женщины на миг показав оскаленную драконью голову на гибкой шее. – Забирайте отсюда своих подружек и проваливайте… или просто – проваливайте!
Ди помолчал. Пляска пламени бросала отблески и плотные тени на неподвижное, словно фарфоровая маска, лицо.
- При всем моем уважении, Повелительница, но я лично присягну Империи лишь тогда, когда сам стану королем Эраклиона. Сейчас в вопросе частного порядка я не обязан подчиняться таким приказам, поэтому я не собираюсь покидать Солярию, и тем более – бросать здесь их высочеств.
Драконья голова на огненной змее трескуче взревела и… отхлынула обратно, по коридору, волной окатив неторопливо приближающуюся массивную фигуру в черном. Та устояла, не шелохнувшись, но, когда пламя вновь стеклось ручейками и вновь соткалось в женский силуэт, так и осталась стоять неподвижно, перегородив половину коридора. Проплыв мимо расступившихся студентов, огненная женщина коснулась ладонью одной из дверей, вроде бы, той самой, что так и не успел открыть Лион, отчего дверь рассыпалась пеплом. Зарево, как от пожара, осветило помещение за дверным проемом.
Почти пустое, если не считать поникшей на стуле женщины. Концы белокурых волос, свешиваясь со склоненной головы, волной лежали на полу.
- Стелла, пора просыпаться! – приглушенно позвала огненная женщина, входя и склоняясь над кронпринцессой Солярии. – Ты же не собираешься пропустить собственную коронацию!
От прикосновения кончиков сотканных из огня пальцев пеплом осыпались веревки, оплетающие руки Стеллы и подлокотники стула. Пленница слабо шевельнулась.
- Спасибо, что зажгла здесь живой огонь, Рада! – скользнув обратно, прошелестела огненная. – Иначе я не смогла бы даже увидеть вас. Что до тебя…
Страшные золотые глаза с змеиным зрачком остановились на Иллет, пронзительный взгляд длился всего несколько мгновений, но лунная фея успела почувствовать себя крошечной бумажкой, даже не сгорающей, а моментально растворяющейся с порыве пламени.
- Что до тебя, – с отголоском прежнего трескучего гула закончила женщина, резко обернувшись к Диаманту. – то лучше не напрашивайся на чужое доверие вовсе, чем потом предавать его!
- Почему это вдруг Повелительница помогает нам? Разве все это – не часть плана Империи по оккупации солнечного королевства?
- Я здесь как частное лицо! – оскалившись, передразнила та его недавние слова.
Огонь прыснул в стороны тонкими ленточками, разлетевшимися обратно по светильникам. Очнувшись, Иллет передернула плечами и запоздалым рывком бросилась к матери, которой уже пыталась помочь подняться Рада.
- Что случилось? – Стелла заторможено подняла голову, всматриваясь в лица дочерей. – Как вы здесь оказались? И почему…
Остановив взгляд на Лионе, вставшем позади Диаманта в дверном проеме.
- Вы когда-нибудь слышали, чтобы огненная атака превращала в камень? В смысле – по-настоящему? Этот тип в коридоре… он теперь реально – каменный.
- Некоторые волшебные народы используют такую способность для самозащиты в совсем уж крайнем случае. Что ж, одной опасностью меньше. Стоит поторопиться. Ваше Высочество? – принц изобразил еще один легкий поклон, но Стелла продолжала пристально смотреть на красноволосого юношу.
- Это кое-что объясняет…
- Третий раз всего за несколько часов это слышу! – пробормотал Лион.
- Пожалуйста, прояви почтительность…
- Почему он здесь с вами? Что вообще происходит? – опираясь на руки дочек, кронпринцесса, хоть и не с первой попытки, но все же поднялась на ноги.
- Мы расследовали, что здесь произошло.
- Здесь? Где – здесь?
- В особняке Кассандры, – пояснила Иллет. – я воссоздала события прошлого, чтобы узнать, что произошло на самом деле, но мы наткнулись на этого… каменного гостя. Он, видимо, остался, чтобы тебя охранять… пойдем наверх, чтобы Рада могла перенести нас обратно во дворец!
- Во дворец…
Стелла высвободилась, продолжая пристально смотреть на Лиона, и направила на него чуть дрожащую руку.
- И откуда мне знать, мальчик, что ты не заодно с ними?
- А откуда мне знать, что не Ваше… Высочество заказали на самом деле убийство моей бабушки? – с неприятной флегматичностью переспросил юноша. Затянулась пауза. Лион невозмутимо игнорировал потрясенные взгляды не только белокурой женщины, но и всех своих спутников.
- Я заказала убийство?
- Почему бы и нет? Вы испытывали неприязнь к герцогине Кассандре, а если стало известно о визитах короля, вполне могли решить от нее избавиться. Вы же не могли знать, что он решит задержаться здесь и ее убийство в итоге повлечет и его смерть.
- Да что ты несешь? Я ни чье убийство не стала бы организовывать, это всем очевидно! С чего вы все вообще взяли, будто Кассандру кто-то убил.
- Я же сказала, мы видели прошлое. Я сама открывала. Но… Лион, что на тебя нашло? При чем тут мама?
- Я же знаю только то, что слышал о Вашем Высочестве от матери. У меня нет никаких оснований бездоказательно верить в Вашу непричастность. Если отталкиваться от взаимной презумпции виновности, у Вас был и мотив и возможности, так что это Вам нужно доказывать, что я ошибаюсь!
- Просто невероятная наглость!
- Если ты сама обвиняешь других, не разбираясь, мам, то почему вдруг с его стороны это наглость! – неожиданно вмешалась Рада. – Так что хватит уже! Пошли! Тебе тоже лучше будет провести больше времени снаружи, чтобы успеть восстановиться! Или, может, ты и нам не веришь, один из этих «вестников» меняет обличье без помощи иллюзий, так может и мы, по-твоему, ненастоящие.
Стелла недовольно скривилась… но кивнула.
- Ладно. Доказательств у меня тоже нет. Если я ошибаюсь, то прошу прощения. Трудно ожидать, что ты стал бы так просто нам помогать.
- Лион – мой ком…
- Лион наш друг, мама! – зажмурившись, отрубила Иллет. – Прежде всего это…
- Кроме того, Ваше Высочество только что освободила Повелительница Пламени. Уж это в любом случае куда более необъяснимо и подозрительно! – слегка уязвлено заметил Диамант.
Они обошли окаменевшую фигуру стража по пути обратно по коридору. Оставалось надеяться, все, что готовилось рухнуть в особняке наверху, уже успело рухнуть. Перекрытые выходы для волшебства не проблема, а вот неожиданно отвалившаяся потолочная плита…
- Вовсе нет. Кстати, насколько я знаю, Эраклион тоже поддерживает Империю, Ваше Высочество!
Иллет мысленно застонала. Сколько раз еще по кругу будет происходить этот разговор? Почему все только и думают, что… думают обо всех всякие гадости.
- Боюсь сейчас не самое подходящее время и место…
- Для меня понятнее спонтанные поступки, как ты ее назвал, «повелительницы пламени», но сам-то ты вряд ли стал бы действовать без какого-то расчета.
- Мама!
Солнце, к счастью, было еще высоко. Снаружи особняк пострадал не так уж сильно, как могло показаться во время устроенного каменным рыцарем домотрясения.
- Так и есть, – согласился Диамант, наблюдая, как все три волшебницы облегченно замирают, подставляя лица солнечным лучам. – как я уже сказал, сейчас не самое подходящее время, я предпочел бы обратиться к Вам с официальным обращением уже после того, как пройдет Ваша коронация и хотя бы часть проблем будет решена, но если Вам сейчас нужны доказательства моей лояльности…
- Если ты так изъясняешься в неформальной обстановке, боюсь, официальное обращение твое я и до середины бы не выдержала!
Принц с какой-то обреченностью вздохнул.
- Я намеревался попросить у руки принцессы Иллет.
- Что? Что! – девочка воскликнула почти в один голос с матерью, поэтому ее, наверное, почти и не было слышно… Стелла, тем не менее, слабый призвук уловила и с не сулящим ничего хорошего выражением развернулась к младшей дочери.
- Иллет, что все это значит?
Признаваться, что тоже впервые об этом слышит, было как-то неловко. То есть, Диамант, конечно, не стал бы ухаживать иначе, чем с намерением… но ведь.
- Но ведь ты же мне ничего не ответил, когда я сказала… когда я тебе призналась!
- Что?! – у Рады с мамой вышла заметно большая слаженность.
- Илька, что это за дела? На минуту тебя нельзя оставить без присмотра!
- Это… это… даже если бы я не знала, что мы говорим о сыне Диаспро, я бы догадалась об этом вот по таким моментам! – будущая королева шумно выдохнула сквозь сжатые зубы. – Пожалуй, сейчас и правда не лучшее время. Рада! Открывай портал, мы возвращаемся в столицу.
Стелла решительно шагнула в световую круговерть, Лион и Диамант чуть отступили, ожидая, что Иллет последует за матерью.  Но лунная фея остановилась рядом с принцем, растерянно заглянув ему в лицо.
- Больше ты ничего не хочешь мне сказать? Мне… а не в «официальном обращении».
- У меня сложилось впечатление, что многоуважаемая кронпринцесса не склонна давать свое благословение. К моему бесконечному со…
- Болван! – зажмурившись, едва слышно уведомила Иллет и, резко повернувшись, тоже шагнула с портал. Хорошо, на это сияние легко было ориентироваться и с зажмуренными глазами.
_____________________________________________________________________
• Константин Бальмонт «Луна» (1899)

Отредактировано Владлена (2014-07-19 13:25:50)

0

535

Учитывая нынешние легкие приходы Стеллы, не удивлюсь, если Химеру до самого конца никто не опознает!

но голову пронзила резкая и короткая вспышка боли


Это Роксана такое устроила?

А вообще вам пора уже "Менестреля" в "Игру Престолов" переименовывать (шутка, конечно же) - но страсти всё равно прямо нешуточные! В общем, хочу больше солярийской линии. Единственное, во что смутно верилось - так это в то, что мега-профессионала Аньку уложил подросток с арбалетом - уж с его опытом (тем более, что иногда в военные уходит) мог и шустрее Лиона обезоружить, и понять, что у Диаманта арбалет

Отредактировано Marianna_Girl (2014-06-11 08:23:06)

0

536

Он точно знал, что такое невозможно - вот и не отнесся серьезно) Они ж и не победили, они совместными усилиями только и сумели, что вернуть Раде кольцо и скорее удрапывать отступать.
Ну, и феи немного в читерской позиции, учитывая, что лунный жезл "придерживает" способности Ана, а солнечный - Ганта.

0

537

Ооо!!! Неужели продолжение. Приятно узнать, что Менестрель не заморожен) Как всегда очень интересно!

0

538

Кстати, а чего это  Даркар так спокойно отнесся к попыткам Содружества использовать Дью в своих целях?? Или у него есть какой-то план? :glasses:  Что касается распределения ролей в команде наших специалистов, то ярко выраженные лидерские качества и стремление сплотить команду есть пока только у Лили, но она девушка...

0

539

Он на этом этапе никак на нее особо повлиять не может. Потому и отправил Ивлона присматривать единственным способом, который не вызвал бы переполоха, с указанием вмешиваться только в случае прямой для нее угрозы. Потом, правда, еще кое-какие меры будут предприняты, но это не факт, что скоро.

0

540

Сразу вспомнила Севу) Новый продукт японской анимации)

0


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель