Winx Club

Объявление

Добро пожаловать на самый магический форум Winx Club!



Регистрация в игру ОТКРЫТА.

Обязательно прочитать: Правила.



Новостей нет.

Время в игре: Осенний день.
Погода: Прохладно; пасмурно, на горизонте виднеются темные тучи.

Форумные объявления:

Ролевая игра снова открыта. Подробности в теме Новый сюжет. Попытки отыграть.
Если же у Вас есть какие-либо идеи по улучшению форума, то оставьте их в этой теме.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель


Менестрель

Сообщений 461 страница 480 из 541

461

Фирры? Не, ну уж это абсолютно точно исключено))) А что внешне-то? Не создают ни гармоничного сочетания, ни яркого контраста (как с Дью) - ничего особо примечательного не получится. Севке темноволосые девушки "идут" (хотя, увы, все претендентки, конечно - светленькие, ибо чистота арийской расы нордического типажика - превыше)))

0

462

Когда они уже вернутся? :(

http://uploads.ru/i/k/9/v/k9vgn.jpg

З.Ы.Это просто быстрый набросок на бумаге - рисовать нормально, а затем еще и обрабатывать лень :Р Опять же главное, что суть ясна.

Отредактировано Pokergirl (2012-06-06 22:05:13)

+1

463

))))))))) Какая прелесть!  :love:

Зачеты сдам - попытаюсь вывести из комы, честно.

0

464

Владлена
Пасиб)

Владлена написал(а):

Зачеты сдам - попытаюсь вывести из комы, честно.

Ловлю на слове :)

0

465

Н-да...Осилила я все это за два дня :)
Очень понравилось. Помню, вы давали мне список на Гламульте, вот у меня, наконец, появилось время.
Первое, что хочется отметить, это прекрасный стиль повествования. Он не легкий, много описаний, но нет ощущения перегруженности. И это радует, потому что перегруженные тексты, какими красивыми они не были бы, читать довольно занудно)
Второе, это то, что несмотря на всю Санту-Барбару, я никогда не спрашивала себя, кто есть кто. Картинка персонажа очень хорошо формируется в голове и в родственный связях запутаться вообще невозможно :) Отдельный плюс за описания внешности. Я заметила, вы как-то тонко постоянно намекаете на какой-либо признак во внешности, например, называете Иллет блондинкой, лунной феей и тогда далее. Поэтому во время прочтения никогда не возникает вопроса: а какой цвет волос у героини.
Герои очень понравились, сюжет тоже. Очень хочется, не знаю, почему, чтобы Иллет и Диамант были вместе :)
Владлена, а вы есть на Книге Фанфиков?

0

466

Чем не Равена.

Свернутый текст

http://fc07.deviantart.net/fs71/i/2012/040/0/e/vispo__fate_stay_night_rider_by_lagutin-d4p52jk.jpg

Да, да,это мы так тонко намекаем.

0

467

МаККайла Лейн
Спасибо :)
На фикбуке я есть http://ficbook.net/authors/Санди+ака+Владлена , но по Винкс там всего три-четыре маленьких рассказа плюс зависшие "Таланты" и "Мельволия". Не уверена, что большие там буду вешать.

:) Это прием, чтобы ни имя несколько раз подряд не повторять, ни местоимениями чересчур не увлекаться, а то путаница бывает, к кому или чему именно относятся местоимения.

Отредактировано Владлена (2012-09-20 07:42:55)

0

468

21dasha
Ага, похожа :)

0

469

Чтоб подняло да пришлепнуло этих никонедоделов еще и за то, что теперь у меня слово "императрица" гхыр знает сколько времени будет ассоциироваться с "а вы тоже хотите взять на ручечки два с половиной метра морского чудища?"  :insane:
Авалон
Любая Тень разительно отличается от своего хозяина…
Они тоже считают нас своими Тенями…

Макс Фрай
Больше всего это напоминало бы «комнату смеха» в каком-нибудь парке развлечений, если бы все эти зеркала – со всех сторон окружавшие зеркала, словно бы заключившие в огромный неровный ограненный шар из стекол – не были бы совершенно прямыми и ясными. Даже в расположенных под разными углами собственное отражение проявлялось с пугающей отчетливостью. Если, конечно, Авалон вообще мог считать это… это существо своим отражением.
Как правило, снова и снова повторявшееся действо не отличалось разнообразием, двойник ангела в глубинах застеколья бился пойманной в сеть птицей, обрушивая на прозрачную преграду удары рук, сияющих крыльев и боевых заклятий. Авалон порой пытался отвернуться, чтобы не видеть искаженного ненавистью лица, так похожего на собственное, но зеркала окружали со всех стороны, громоздились повсюду бесконечным лабиринтом – и, стоило взгляду упасть на любое из них, отражение там оборачивалось этим… этой тварью. Оставалось только смотреть, с содроганием представляя момент, когда же по стеклянной поверхности все-таки зазмеятся трещины, а после из взрыва стеклянной крошки вырвется на свободу и сам двойник.
Наверное, в этот раз у Авалона – прожившего много столетий опытного волшебного воина – все-таки не выдержали нервы. Пусть по сторонам стеклянное  море расстилалось, насколько только хватало глаз, но заканчивалось же оно где-то… пусть, блуждая петлями по коридорам, найти из него выход было невозможно. Широко раскрыв материализовавшиеся за спиной крылья, Авалон ринулся было вверх, к небу – или чему-то, в этой странной реальности заменяющему небо, но, по крайней мере, свободное от этих стекол и корчащихся в бессильной злобе отражений – ринулся, чтобы почти тут же удариться о невидимую преграду, не желавшую выпускать из небольшого параллелепипеда пространства… или зеркальной рамы? Похолодев от пугающей догадки, ангел еще несколько раз, с нарастающим отчаянием попытался метнуться из стороны с сторону, вырваться из этой странной ловушки, но, как видно, вне поля зрения зеркальных отражений этот мир просто не существовал. Или… или именно этот мир и был отражением на самом деле? То ли боль от не оставляющих ссадин ударов, то ли осознание безысходности превратили пробудившийся страх в приступ совершенно безумной паники, сопровождавшейся столь же внезапным и жутким пониманием – где на самом деле находится выход.  Со всей силой, которую только удалось собрать, Авалон обрушился на одно из зеркал, устремившись навстречу двойнику… или же, на этот раз действительно своему отражению, одинаково с тем теперь искаженному безумием…
По стеклу с тихим хрустом пробежала паутинка трещин. Боли от удара не было – а потом стекло лопнуло фейерверком стеклянных брызг.
Авалон открыл глаза, одновременно пытаясь стряхнуть отголоски кошмара и разобраться, где он находится и что вообще происходит. Хорошо бы… да нет, неприятное это занятие в любом случае, но лучше уж все-таки просыпаться от кошмара в собственной комнате, а не добавлять к неприятным ощущениям еще и то, что за время забытья каким-то образом оказался совсем в другом месте. Клонящееся к закату солнце еще не успело скрыться за горной дугой, оставив до темноты только пламенеющее небо и золотую глорию над острыми вершинами, но светило гуще и тяжелее, чем днем. Поверхность огромного озера в центре горной долины словно бы покрылось мягкой золотой пленкой, играющей теперь при волнении множеством бликов и вызывающей у Авалона невольное содрогание – слишком эти блики напоминали стеклянное море из его сна, хоть там не было вовсе никакого солнца или иного источника света. В этой растерянной заторможенности ангел-профессор даже не сразу заметил в паре метрах от берега – прямо напротив себя – сотканный из того же золотого света силуэт женщины, не то стоящей прямо на поверхности озера, не то неподвижно зависшей над ним.
- Принцесса Дафни? – с недоверием спросил Авалон. Собственный голос прозвучал хрипло и неприятно. Уже почти двадцать лет никто в Магиксе не видел нимфу-хранительницу озера, с тех самых пор как…
- А… это снова Вы, профессор Авалон… – со странной грустью констатировала девушка. Прозвучало это так, словно…
- А на моем месте был кто-то еще?
Что же, он пришел сюда, совершенно не помня, как и зачем, о чем-то разговаривал с нимфой – опять-таки понятия не имея, о чем. Просто свалился сюда на полуслове, вырвавшись из кошмарного сна… а что ему собственно, снилось? Неприятные пробуждения уже успели войти в привычку – ни чары, ни успокоительные эликсиры лекарки Офелии и целительницы Флоресины, не помогали от них избавиться, причем Авалон так и не смог ни разу вспомнить после пробуждения, что же именно ему снилось. Обращаться к ментальным ведьмам или даже колдунам ангел не хотел, поэтому предпочел просто не обращать на кошмары внимания – но до сих пор он, по крайней мере, не блуждал во время своих снов со странной осмысленностью! Похоже, с надеждами, что все само пройдет, пора распрощаться и принимать уже любые меры!
Но сперва…
- Принцесса, прошу Вас, ну не молчите! – воскликнул мужчина. Ему показалось, что фигура из света начала таять, становиться прозрачнее, а отпускать Дафни без всяких объяснений, совершенно не хотелось. – Как я мог здесь оказаться? И… мы о чем-то говорили с Вами? Пожалуйста, скажите мне! И Вы… Вы вернулись в Магикс.
- Вернулась, как и двадцать с небольшим лет назад, – тихо прошелестела нимфа. – присмотреть за принцессой… И последней надеждой мира по совместительству – наверное, уже не только нашего.
- За которой из них? То есть… Фирра или Дьерра… Вы ведь должны знать!
- Неужели и Вас так беспокоит это пророчество, профессор Авалон?
Ангел не нашелся сразу, что ответить. Разумеется, пророчество беспокоило всех, но Дафни спросила это таким тоном…
- А даже если бы я и ответила на Ваш вопрос, если бы Вы – и Совет Магов тоже – узнали, кто из девочек кто? Что тогда? Избавились бы от второй во имя безопасности Вселенной? Кем бы каждой из них ни суждено было стать, сейчас обе они – просто дети. Я понятия не имею, с какой целью Повелитель Теней освободил меня, но… вмешиваться напрямую я не могу, да и не стану. Мне – как и всем вам – слишком опасно действовать, не понимая, в чем именно заключается моя роль.
С этой позиции Авалон о пророчестве отчего-то не думал. А ведь в Совете и впрямь найдется достаточно параноиков, которых только вторая часть пророчества и удерживает от желания избавиться от обеих огненных фей. И… что уж говорить, ни одну из этих девочек он не решился бы обречь. Быть может, эта Дью и была сущим дьяволенком, но – она настолько по-человечески была такой, что просто не получалось думать о несносной ученице, как о какой-то вселенской угрозе. И Фирра – милая девушка… во многом такая же милая, как и та, исчезнувшая так давно и вернувшаяся во Вселенную под мрачной личиной пламенной Императрицы. Если такое может повториться – что он может, что ему необходимо сделать, чтобы предотвратить такое?!
  Солнце нырнуло за горизонт, словно бы шар жидкого золотого света растекся по ломанной линии горной дуги.
Сияющий силуэт женщины над озерной гладью начал бледнеть и таять, словно отраженные блики проваливающегося за горизонт вечернего солнца.
- Просто позаботьтесь о девочке, если можете, профессор Авалон. И перестаньте убегать от собственной тени, быть может, придет время, когда Вам, напротив, нужно станет преследовать ее!

0

470

Невидимый уже закат делал долину вокруг озера Рокалуччи похожей на громадную чашу с неровными краями, к центру которой постепенно стекались сгущающиеся тени. Опять тени! Авалон недовольно покосился на свое отражение в густеющих водах озера, потом снова уставился на западные горы прямо напротив. До настоящей темноты было еще далеко, но по ту сторону водоема болотистая низина и поросшие хвойным лесом горные склоны уже постепенно тонули в сумраке, словно хмурые тучи, покидающие небо к вечеру, не таяли бесследно, а спускались клоками мутной мглы, чтобы переночевать внизу. Небо над западной частью долины пламенело сейчас особенно ярко, это заставляло тонкий изломанный силуэт колдовской школы, возвышающейся над лесом и болотом словно в попытке пронзить шпилем небо, казаться длинной черной трещиной на фоне вечернего зарева.
… Трещина, с тихим хрустом пробегающая по стеклу…
Авалон дернул головой, переводя взгляд, но далекие многоэтажки городка на южном берегу, сейчас окутанные золотым ореолом закатного света, отраженного множеством стекол, сейчас тоже отчего-то вызывали у него какие-то полузадушенные неприятные впечатления, город напоминал издалека гигантскую друзу кварцевых кристаллов, играющих переливами граней. Или зеркал? Вздохнув, профессор устало потер обеими ладонями лоб и, резко развернувшись, побрел вдоль берега на север. По крайней мере, плавно зависший над густым лесом далекий «стальной грибок» школы героев не вызывал никаких неприятных откликов подсознания. Возвращаться же в Алфею пока не хотелось. Может быть, если он развеется, обдумает все происходящее в тишине и одиночестве…
- Профессор… ой!
Девочки появились на берегу одновременно, хотя и с противоположных сторон, но друг друга сумели заметить, только одновременно же и заговорив. Авалон остановился, отступив к самому краю берега, постепенно возвышающегося над водой небольшим, меньше метра, обрывом, чтобы видеть обеих одновременно, а не бестактно поворачиваться спиной то к одной, то к другой. Белокурая ведьмочка Блейз и Фирра недовольно меряли одна другую хмурыми взглядами, похоже, обе меньше всего рассчитывали сейчас нарваться на представительницу «конкурентного магического направления».
- Добрый вечер, молодые леди? Могу я вам чем-нибудь помочь?
Фея и колдунья обернулись к нему, продолжая, однако обмениваться косыми недовольными взглядами и неуверенно подбирать слова для ответа. Авалон мягко ободряюще улыбнулся, но, похоже, только сильнее смутил этим обеих. Хорошо, по крайней мере, что они не появились во время его странного разговора с нимфой – в особенности Фирра – тогда бы непременно пришлось объяснять… объяснять явно больше, чем он сам в происходящем понимал!
- Здравствуйте, профессор Авалон! – первой справилась с неловкостью ведьмочка. – Ну… по правде говоря, я действительно хотела обратиться к Вам с одной небольшой просьбой… но пусть сначала Ваша ученица скажет, что ей нужно, и не будет больше нам мешать. У меня разговор не на два слова…
Лицо Фирры вспыхнуло негодующим румянцем не хуже закатного неба.
- Вообще-то у меня тоже, так что, может, это ты поскорее скажешь, чего тебе надо, и отправишься обратно в свое болото?! – с приглушенной запальчивостью огрызнулась фея. Блейз, слегка поморщившись, помотала ладошкой.
- Готова поспорить, бабочка, твоим – да и всех ваших – обществом профессор по горло сыт и по обязательной своей работе преподавателя, чтобы ты цеплялась к нему еще и вынуждая жертвовать своим свободным временем. В школе расспросишь, о всем, что там до тебя на лекциях не дошло с первой попытки…
- А с чего ты взяла, будто с тобой…
- Девушки, девушки! Прекратите это немедленно! – мягко потребовал ангел. – Думаю, вы обе можете задавать мне любые вопросы – но только при условии, если перестанете друг к другу обращаться в подобном тоне. В противном случае, боюсь, все разговоры лучше будет отложить на потом.
- Но…
Еще один обмен удрученными взглядами.
- Ну, не думаю, что кто-либо из вас интересуется настолько конфиденциальной информацией, чтобы не говорить об этом в присутствии другой… иначе я даже не уверен, что смогу ответить – так что какая разница? Прошу!
Шагнув вперед, Авалон галантно предложил девочкам обе руки. Фирра замялась, снова отчаянно краснея, но, обнаружив, что колдунья без малейших колебаний подхватила профессора под локоток, с нервной решительностью пристроилась по другую его руку.
- Во всех хрониках пишут, что ангелы были рождены непосредственно из огня Дракона… если так, Вы ведь должны помнить времена еще до того, как он впервые впал в спячку. Ну… и то, что происходило после.
- Иногда самому жутковато осознавать, какой я, оказывается, старый! Только, боюсь, о мире Домино я мало что могу рассказать. Как правило, судьба заносила в другие королевства.
- После того, что со мной произошло на Эраклионе, я пыталась разузнать хоть что-то о Драконе, о Домино, да и вообще… но в исторических хрониках одни сказки и легенды, которые непонятно, насколько буквально можно воспринимать, а кого бы я об этом ни спрашивала – даже Стеллу – получаю одни уклончивые недоговорки. Профессор! Были Вы или нет на самом Домино, но Вы знали времена, когда легенды еще не превратились в сказки, знали, пусть и не видя собственными глазами, что за события происходили на самом деле! Может быть, Вы могли бы рассказать мне… хоть что-нибудь.
- Даже и не знаю, о чем именно тут мог бы рассказать! – совершенно искренне признался Авалон. Он хорошо понимал, что на самом деле огневку вряд ли интересовала древняя история, но о своей семье… нет, о таких вещах девочке узнавать следует от кого-то из близких, а вовсе не от школьного профессора. Поэтому, по сути, Авалон отказался отвечать, когда Фирра пыталась расспросить его о своей матери прямо. Довольно того, что, когда два десятка лет назад сама Блум обратилась к нему, тоже желая хоть что-то узнать…
Стоп! Но ведь Блум обратилась вовсе не к нему, а к самозванцу, посланному Фениксом!
- Все в порядке, профессор? – Блейз, куда более крепко державшая ангела под руку, чем смущавшаяся фея, вероятно, почувствовала, как он напрягся, поймав себя на этой случайной мысли. – Феечке, видимо, и правда мало лекций по истории, раз докучает Вам даже в выходной! Потрясающая навязчивость!
- Это еще вопрос, кто тут докучает! – насупилась Фирра. – Ты так и не сказала, что тебе самой нужно от профессора!
- Гм, да, Блейз, ты ведь тоже хотела о чем-то спросить.
- Ну да… Профессор Авалон, а Вы женаты?
Кажется, он все-таки поперхнулся воздухом – к счастью, обе девушки этого не заметили.
- Ты вообще нормальная? – заполнила готовую неловко повиснуть паузу фея, но белокурая колдунья только хихикнула.
- Профессор же сам сказал, что вопросы мы можем задавать любые, что тут такого? Или это относится как раз к того рода сведениям, которые Вы бы не хотели обсуждать при посторонних?
- Э-э… нет! То есть – на оба вопроса ответ «нет»! – наконец-то собравшись со словами, выдавил Авалон. – И… ты же не это собиралась спросить – в смысле, не за этим пришла!
- Нет! – Блейз издала еще один смешок. – Разумеется нет, просто стало любопытно, когда Вы сказали, что мы можем спрашивать о чем угодно. Извините, это, наверное, прозвучало слегка бестактно…
- Слегка! – тихо передразнила волшебница.
- Ангелы же бывают и мужчинами и женщинами, но я ни разу не слышала о… об отношениях между двумя ангелами, только все эти истории о том, как из любви к человеку или еще кому-нибудь жертвуют крыльями и бессмертием. Должно быть, это невероятно грустно – вечно выбирать между отказом от собственной сути и участью бесконечно терять ставших близкими людей… наверное, я бы сама постаралась в такой ситуации вообще ни к кому не привязываться действительно… слишком уж крепко. Да… теперь я и сама вижу, что вопрос глупо прозвучал, простите.
- Я… ну, мне много кого довелось любить. И с болью терять. Не обязательно в романтическом смысле, людьми, оказавшимися рядом, по многим причинам начинаешь дорожить. Но нельзя быть вестником воли Дракона, нести свет от его пламени любви и жизни – и при этом избегать чувств и привязанностей. Наверное… наверное, той судьбоносной встречи, с кем-то, кто стал бы для меня дороже крыльев и вечности, я избежал – уж не знаю, хорошо это или плохо. Кроме того, с потерями сталкиваются все – вовсе необязательно для этого быть бессмертным.
- Думаю, только так и правильно! – негромко заметила ведьмочка, положив ладошку на тыльную сторону его кисти. – У светлой публики как-то странно принято мерить искренность чувства тем, сколько за него готовы заплатить, чем пожертвовать, насколько важного для себя не пожалеть…а мне кажется, что действительно настоящее не станет подобного требовать!
- Просто ведьмы понятия не имеют, как можно кем-то дорожить больше, чем собственными прихотями! – возмутилась Фирра. – Для вас и любовь тоже – не более чем одна из таких прихотей!
- Девочки, мы договорились, что вы не станете переругиваться! О чем на самом деле ты хотела спросить, Блейз?
- Ну… в этом году на первый курс Торрентуволлы пришла девушка из Подземелий, Сахмет. Кажется, в Алфею тоже направили кого-то из ее сородичей, их собственная магия истощилась – пытаются теперь освоить классические специализации. Они сами считают, что это произошло из-за победы над Повелителем Теней лет двадцать назад.
- Да, Хатор нам рассказывала почти то же самое…
- Но ведь Повелителя на самом деле не уничтожили! То есть, я хочу сказать, это же он сейчас стоит за Империей и всем прочим, верно! Значит, истощение магического источника никак не должно быть связано с его изгнанием.
- Феникс, в отличие от Дракона, вовсе не бессмертен, его вполне могли и действительно уничтожить. Он обладает способностью перерождаться, образно говоря, восставать из пепла, поэтому образ феникса в культуре и стал своего рода символом бесконечной множественности воплощений.
- Но разве это не бессмертие и есть? – недоверчиво уточнила Блейз. Фирра, кажется, тоже не особенно понимала разницу.
- Феникс – тень Дракона, пришедший следом за ним в рождающуюся Вселенную. Тень от его света, обладающая почти равным могуществом, за одним исключением – источника всей жизни. Поэтому у Феникса нет абсолютного бессмертия, лишь вечное возрождение до тех пор, пока существует Дракон, поскольку наличие Света непременно порождает и Тени, а еще у него нет умения Творца. Все эти чудовища – лишь подобия жизни, в остальном же он вынужден изменять под свое усмотрение тех, кто был создан Драконом. Или произошел от созданий Дракона. Это и случилось с некоторыми ангелами и волшебниками… из-за этого началась в свое время война. Похоже, что это его – я имею в виду, Феникса – и уязвляет больше всего. Я… я провел у него в плену довольно много времени, судя по обрывкам разговоров, Даркар рассчитывал, что сила Реликса позволит ему самому стать творцом, привести в эту вселенную живых существ, почитавших бы Феникса как жизнь, а не как смерть, как своего бога, а не тень. Вероятно, даже служба черных ангелов и волшебников, остававшихся, хоть и отрекшимися, но созданиями Дракона, не приносила ему… того, что он хотел.
- Вы много времени провели в замке Даркара… – Блейз растерянно погладила ладонь профессора, словно бы только это и услышала в его речи.
- Кажется, больше, чем за тысячелетия предыдущей моей жизни! Но, боюсь, ничего интересного я об этом рассказать не смогу – видел только темницу, да подземные реки потом. Сам не понимаю, как в таком состоянии мог сбежать, да еще добраться до Алфеи. Но… возможно, Даркар несколько тяготел к шаблонным характеристикам «черных властелинов» и мог иногда рассказать пленникам что-то за свою расшатанную душевную организацию.
- И замок, согласно тем же шаблонам, рухнул, когда Повелителя победили? – с отчасти наигранной небрежностью поддакнула юная ведьма.
- Ну, меня там не было – я какое-то время приходил в себя после плена и не сопровождал госпожу Фарагонду. Не знаю… Замок был выстроен как перевернутое отражение, должно быть, без помощи магии подобная архитектура и не могла существовать. Э-э, а разве твоя мать ничего тебе не рассказывала о… ну-у…
- Она бесится каждый раз, когда ей напоминают об этой истории, так что узнать ничего совершенно не возможно! Обычно она отходчивее… Гм, но ведь в замке должны были остаться какие-нибудь артефакты… и книги, возможно, уникальные! А феи, как истинные представители светлых сил, наверняка даже не задумались…
- О мародерстве! – ядовито закончила Фирра. – Не до того, видимо, оказалось! Но, помимо твоей мамули и ее подруг там же, кажется, была еще и ваша директор, Гриффин. Если в замке и обнаружилось что-то полезное, его наверняка прибрали к рукам – только вряд ли признаются и станут делиться!
- Скорее всего. А что случилось с Вашим, э-э, братом, профессор? В хрониках о нем никаких упоминаний после…
- С двойником. Я не знаю. Действительно, понятия не имею, наверное, развеялся, как и все твари Феникса, до его возрождения – я ведь сказал, творить настоящую жизнь Феникс не способен, только ее подобия. И, я никак понять не могу, зачем тебе все это.
- Что-то же служило источником, хоть и ослабевающим, для подземных магов еще столько лет! Может, сам замок является артефактом или что-то в нем!
- Поверь, Блейз, Совет давно уже готов использовать любую силу для противостояния Империи, если в замке что-то так и не обнаружили, то либо там ничего нет, либо это невозможно использовать.
- Вероятно… спасибо, профессор! – отпустив руку Авалона, колдунья парой торопливых шагов обогнала его и обернулась лицом к лицу. – С Вами приятно поболтать… надеюсь, в следующий раз удастся застать Вас без этой… липучки!
С озорной улыбкой поболтав в воздухе ладошкой, Блейз зашагала от озера в сторону леса.
- Готова поспорить, все это она могла бы уточнить у кого-нибудь из своих теток или других профессоров Торрентуволлы! – едва слышно пробурчала Фирра.
- Что ж, нам пора возвращаться в Алфею, пока совсем не стемнело, – Авалон немного сомневался, стоило ли и второкурсницу из другой школы отпускать шататься вечером по лесу в одиночестве, тем более, колдунье путь предстоял подлиннее… Но предложить проводить Блейз сразу он почему-то не догадался, а теперь, даже если ее и остановить, ведьмочка наверняка из чистой бравады откажется от «конвоя». С другой стороны, эта часть леса, несмотря на внешнюю мрачность, была самой спокойной – даже слезавшие периодически с гор тролли предпочитали не соваться ни на территории регулярных боевых учений Фонтароссы, ни в болото под боком у ведьм.
- Императрица же тоже использует силу Дракона! – после долгого молчания сказала Фирра по пути обратно к волшебной школе. – И она назвала ее проклятьем, предостерегала от использования, если я не хочу, чтобы это разрушило мою жизнь. Профессор! Она же… в Империи просто боятся, что кто-то в Содружестве тоже станет использовать подобную силу – и сможет обратить против них? Поэтому она запугивала меня?
- Я не знаю, Фирра…
- Ведь Сила Дракона – источник всей жизни, первоэлемент, она не может быть чем-то дурным.
- Сам процесс жизни похож на огонь, вы, наверное, слышали на основах лекарской магии. В клетках любого организма происходит процесс окисления, схожий с горением, это и делает что-либо живым. Но, разгоревшись слишком жарко, этот внутренний огонь может и убить. Все это… вся суть обычно таиться в тонкостях. У тебя, возможно, есть способности Целителя, Фирра, большинство призывавших Дракона волшебниц им обладали. Да и просто его жриц – ну, еще до гибели прежнего Домино.
- И моя мать?
- Она… да. Я застал пару… примерно год ее ученичества. Она была весьма одаренной волшебницей, хотя и с запоздало пробудившимися способностями.
- Почему Вы все так неохотно о ней говорите?! Все… Профессор!
- Пойми правильно, Фирра, мы мало знаем о ее судьбе после твоего рождения. И… и одинаково неоправданной жестокостью было бы что случайно подарить тебе безнадежную надежду, что так же случайно все надежды убить – поэтому и пытаемся говорить только о том, что знаем точно.

Отредактировано Владлена (2013-05-06 20:12:56)

+1

471

- Неужели и Вас так беспокоит это пророчество, профессор Авалон?
Ангел не нашелся сразу, что ответить. Разумеется, пророчество беспокоило всех, но Дафни спросила это таким тоном…


Вот так всегда с этими пророчествами. Наплетет какая-нибудь вошедшая в состояние онейроида личность про всякие "картинки будущего", а потомки мучаются в ожидании :D

0

472

Ну, Дьюшка же вариация на тему марысьи, как жаж ей без пугающего пррророчества-та?)))

0

473

Владлена написал(а):

мерять

мерИть

Блейз прямо сама Мисс Беспалевность :)

0

474

Сахмет
Постепенно ко всему привыкаешь. К этому жутковатому чувству бесконечного пространства вокруг, из-за которого страшно бывает поднимать взгляд от земли, если находишься вне помещения. К тому, что выходить наружу из сырых и промозглых, но все-таки немного более уютных и приветливых, чем этот бесконечный мир вокруг, коридоров Торрентуволлы можешь только после наступления темноты, или же приходится с ног до макушки закутываться в плотную ткань плаща – а иначе никакие защитные чары и косметические кремы не помешают солнцу сжечь чувствительную тонкую кожу, словно кислоте. К порядкам, царящим в школе колдовства, где достаточно быстро просекли слабости подземной жительницы и теперь постоянно приходилось быть начеку, чтобы не стать жертвой очередной жестокой шутки – первое время Сахмет казалось, будто ведьмы с поверхности относятся к ней с неприязнью, но быстро поняла, что здесь это самое обычное отношение всех и ко всем – колкие выпады, вероятно, казались колдуньям лучшим способом оценить любого человека, причем касалось это не только учениц, но и преподавательского состава. Даже к этим страшненьким вытянутым до неестественного лицам с крошечными глазами постепенно как-то присматриваешься, учишься запоминать в них отличия и индивидуальные черты, а не запоминаешь всех только по одежде да разноцветным волосам. Глимор, «лунная ведьма», ставшая в Торрентуволле соседкой Сахмет по комнате, даже постепенно начала казаться довольно-таки на свой манер миленькой – особенно после того, как хоть раз посмотришь ее танец при свете луны. По разным причинам, но все же девушки совпали и в своей привычке к вечерним прогулкам. О какой-то дружбе между ними говорить не стоило, по крайней мере, пока, но первой ведьме из Подземелий, пожалуй, все же повезло – комнату пришлось делить с одной из наименее неприятных в школе особ. А большего и не требовалось, в конце концов, девушку сюда не друзей себе искать отправляли!
И, вероятно, к тому, что кто-то из местных захочет налаживать контакты с ней, Сахмет не была готова – в колдовской школе почти не приходилось сталкиваться с навязчивым любопытством «верхних». То есть ее расспрашивали – из-за замкнутой политики Подземного Царства о нем почти ничего не знали и сочиняли множество нелепых баек, теперь то и дело пользуясь возможностью выяснить, так оно на самом деле или иначе – но и только. Так что девушка порядком растерялась, когда на одном из обедов за ее столик подсели, разумеется, не спрашивая разрешения, две старшекурсницы.
Сахмет не стала поднимать взгляд от тарелки, изобразив полное безразличие к новоявленным сотрапезникам, но внутренне насторожилась. Более умелые колдуньи в равной степени могли просто проигнорировать то, что за выбранным столиком кто-то уже сидел, так и задумать какую-нибудь шуточку неизвестной степени магической изощренности. Если с другими первокурсницами Сахмет держалась приблизительно на равных и, по крайней мере, могла уже пресечь попытки слевитировать тарелку ей в лицо или превратить грибное рагу в какую-нибудь мерзость – то возможности старших могли стать неожиданностью и, это уж наверняка, неприятной.
Не подтвердилась, однако, ни та, ни другая догадка.
- Привет! – беззаботно прощебетала одна из второкурсниц, фигуристая блондинка в темно-зеленом платье. Судя по волосам, образовавшим вокруг лица пушистый наэлектризованный нимб кудряшек, это была стихийная ведьма, эти вечно были «слегка под напряжением» во всех смыслах этого слова, иллюстрируя природу своего Дара если не в электродинамике, то хотя бы в электростатике. – Ты Сахмет, верно? Меня зовут Блейз, а это моя кузина Равена.
- Очень приятно, – опасливо откликнулась первокурсница, украдкой разглядывая теперь уже молчаливую девушку с чернильными волосами и пронзительным взглядом колко-сапфировых глаз.
Что этим двоим могло быть от нее нужно? Впрочем, возможной ссоры со старшими Сахмет собиралась избегать по любой возможности.
- Ваш народ нечасто встретишь в долинах, я и не слышала раньше, чтобы кто-то покидал пещеры. Как тебе в нашей школе? Нормально обжилась?
- Кое к чему пришлось привыкать, – уклончиво призналась подземная жительница.
- Ты почти ни с кем не общаешься, и в городе не бываешь, как я случайно обратила внимание.
- Там слишком много ярких огней, даже ночью…
- Ну, есть несколько неплохих местечек… Кстати, мы могли бы тебе их показать, если захочешь. Ну… если тебе просто больше нравится оставаться в одиночестве, я вовсе не навязываюсь, но вдруг.
- Зачем вам это нужно? – впервые за разговор посмотрев на блондинку прямо, спросила Сахмет. Блейз слегка растерялась, но тут же умиротворенно хихикнула.
- Ты отличаешься от других, милая. Никто еще никогда не слышал о ведьмах родом из Подземелий, как знать, какие уникальные особенности могут оказаться у твоего Дара. Возможно, не менее уникальные, чем наши. У нас с кузиной все еще нет третьей «сестры», поэтому мы присматриваемся к перспективным новичкам в искусстве. Никогда не знаешь, не проверив, кто окажется достоин присоединиться к нам.
О том, что в колдовстве самой популярной группой оказывались так называемые Триады, Сахмет знала и до своего поступления в Школу Ведьм. Даже в сказках и историях, приходивших порой с поверхности вместе с редкими путешественниками, ведьм чаще всего оказывалось три. Волшебники, напротив, предпочитали четность чисел, но такого же явного проявления в этом не было. Профессор Эдитруда на вводной лекции как-то упоминала, что в истоках волшебства лежит дуализм – противостояние Дракона и Феникса, поэтому это магическое направление отличается от колдовства с его триединством основ таким плоским и черно-белым, как шахматная доска, мировосприятием. И что феи, возможно, пытаются компенсировать это отсутствие в их жизни полноцветья мира за счет вычурной яркости внешних магических форм, что и делает их настолько искусственными… и много чего еще. Похоже, эта невероятно бледная, даже на взгляд жительницы подземелья, женщина с острым желчным лицом испытывала к «бабочкам» уже несколько устаревшую по идеологичности антипатию. А еще Эдитруда стушевалась, когда кто-то в аудитории спросил, отчего же «противостоящие» Дракон и Феникс теперь создали Империю, а волшебники, точно так же, как и колдуны, пытаются противостоять своим «богам», похоже, эту вводную лекцию без всяких изменений она читала еще за много лет до начала войны с Империей, и не собиралась теперь подстраиваться под «злобу дня». Хотя насчет волшебников как раз все было и понятно. Колдуньи и сами наверняка совершенно не загорелись бы желанием жить под властью Трех Праматерей – и все же вольно или невольно воссоздавали триаду «власти, духа и страстей», образовывая колдовские союзы.
- Нет третьей? Я постоянно вижу вместе с вами еще одну девочку с вашего курса… – недоверчиво припомнила Сахмет. – маленькую, с рубиновыми волосами и…
- А, так ты о Спичке? О, с ней сложная история… но, поверь, колдуньей триады эта особа вряд ли станет! Кроме того она, – Блейз многозначительно понизила голос. – скорее волшебница, нежели ведьма. Оказалась у нас только из-за своего характера.
- Но я… о природе моего Дара ничего еще толком не известно! – попыталась напомнить Сахмет. Необычность еще не гарантирует, что окажешься лучше – а безопаснее было бы избежать разочарования и возможного недовольства старшекурсниц. Особенно после их слов об этой «Спичке», тоже, судя по услышанному, весьма необычной. – Не факт, что у меня есть преимущества…
- Преимущества у тебя есть в любом случае! – глубоким и, несмотря на скучность тона, проникновенным голосом возразила темноволосая Равена. – Уже сейчас ты единственная колдунья, обладающая еще и уникальными знаниями о магии подземелий. Если тебе удастся на практике присоединить их к своему Дару, это может открыть разнообразные возможности.
- Но ведь наша магия…
- … Или даже использовать колдовство, чтобы возродить ее. Быть может, источник только кажется вам иссякшим, а в действительности к нему просто не сумели подобрать нужного ключа. Существовало же ваше Царство задолго до того, как Феникс устроил себе резиденцию на вашей территории, быть может, он просто присвоил себе источник, замкнув тогда силы на себя?
- Зачем божественной сущности чей-то источник, однозначно более слабый…
- Ну, тетя Ас… гм, леди Айсольда всегда говорила, что Феникс крайне практичная «сущность», мало ли что вдруг может пригодиться? Уж она кое-что в этом понимает!
- Слушай… ты ведь знаешь, где находится подземный замок Даркара, верно? Учителя, да и вообще взрослые маги скрывают точные сведения.
- Подземным жителям тоже запрещено приближаться к тому уровню.
- Запрещено? – Равена побарабанила черно-синими с серебристым узором коготками по столу. – Знаешь, Сахмет, судя по тому, что у тебя оказался Дар, достаточный для поступления в Торентуволлу, я рискну предположить, что в своей жизни тебе уже приходилось делать то, что тебе категорически запрещали. Я права?
Девушка растерянно опустила взгляд.
- Ну… Мы – то есть, я – и правда поднималась к истоку подземной реки, над озером, из которого она течет по всем уровням, и расположен этот замок. Но я не входила туда и даже не приближалась, только видела его издалека. На самом деле найти его совсем несложно, если ориентироваться по реке… необязательны даже проводники из местных…
- Ты что же, боишься проводить нас сама? – с издевкой изогнула бровь Равена. Отчего-то, разговаривая с этой девушкой, не получалось воспринимать ее столь же экзотично-уродливой, как и всех жителей поверхности, хотя само по себе лицо мало чем отличалось. Должно быть, из-за голоса…
- Я еще только начала обучение! – уткнувшись взглядом в тарелку, тихо пробормотала Сахмет. – Представления не имею, как управляться с тем Даром, что у мен уже есть, не думаю, что я готова… готова сейчас лезть в дебри каких-то тайных знаний, а тем более – в замок Повелителя Теней. Простите!
- Ты никогда не будешь готова ни к чему, если заранее не стремишься к большему! – темноволосая колдунья резко встала. – Пока не умеешь думать, как настоящая ведьма. Пойдем, Блейз, возможно, мы действительно ошиблись на ее счет.
- Эй, погоди, ты же не предлагаешь и впрямь в одиночку шастать по пещерам! – растерянно переспросила Блейз. – Мы там никогда не были…
- Я оправилась на оккупированную Империей Мелоди в компании двух малолетних кадетов ради возможности заполучить смычок Наместницы – да, кстати, в прошлом году, когда тоже была первокурсницей! Упуская шанс, когда он есть, рискуешь не дождаться его уже никогда…
- Да только получилось у тебя только угодить в плен! – блондинка поморщилась.
- Все было под контролем! – развернувшись явно отработанным движением, чтобы волосы и полы длинной юбки картинно хлестнули по воздуху, отрубила Равена и, не дожидаясь больше подругу, зашагала прочь.
Первокурсницей, ну как же! Может, Сахмет и было все в новинку на поверхности, но о том, кто матери этих двоих, она уже прекрасно была осведомлена – и ничуть не сомневалась, что обе ее новые знакомые еще до поступления в Торрентуволлу знали о колдовстве кое-что, что здесь, возможно, и не входит в программу обучения!
- Очень жаль, – мягко заметила Блейз, тоже поднимаясь со своего стула. – ты – первая ведьма Подземелий, мне казалось, что это будет справедливо, если тайну заброшенного замка раскроешь именно ты. Возможно, судьба подыграла бы именно тебе…
- Если это и впрямь моя судьба, то торопиться с ее исполнением нет смысла.
В конце концов, Сахмет действительно только начала обучение, она не знала пока полностью даже основ, мало что понимала о самом своем Даре – и надо было быть последней дурой, чтобы поверить, будто эти двое и впрямь захотели бы видеть ее своей «сестрой по Дару»! Разумеется, это была всего лишь попытка использовать глупую провинциалочку – какой бы статус та ни имела в родных пещерах – в качестве проводника, а потом присвоить все обнаруженное себе, пользуясь ее невежеством! Ну, конечно! Может, Сахмет пока что и знала немного, но глупость ей свойственна не была. В чем-то Равена и Блейз были правы… но – пусть теперь попытаются ее опередить и сами добраться до озера с замком. Пусть понабивают шишек, пытаясь в этих своих красивых платьях и туфельках с острыми шпильками бродить по каменным норам, да поломают раскрашенные коготки, ползая по скалам – хотелось бы полюбоваться, как они сумеют сохранять при этом свой надменно-пренебрежительный или снисходительный вид! А она… она займется и этим тоже, когда действительно будет готова. Не только в достаточной мере освоив здешнюю магию, но и приняв во внимание опыт чужих ошибок. Едва заметно улыбнувшись, девушка снова принялась отстраненно ковырять вилкой грибы на тарелке.

будет ыстчо

Отредактировано Владлена (2013-05-11 23:02:47)

0

475

отчего же «противостоящие» Дракон и Феникс теперь создали Империю

Ответ тут один: политика

0

476

Спать вразбивку было не самым удобным режимом – да и не тем, к которому легко получалось привыкнуть – но вечерами, в свободное время после занятий, делать Сахмет было особенно-то нечего. Наружу до наступления темноты она предпочитала без действительно серьезной причины не высовываться, даже плотные облака над западом долины не могли позволить чувствовать себя в абсолютной безопасности, кроме того, к вечеру они уже начинали рассеиваться, так что развлечения в городке на южном берегу оказались не для Сахмет. Можно было, конечно, потратить это время на самостоятельные занятия, пока в библиотеках и лабораториях было немного народу, но ночью отчего-то чаще было настроение для подобных занятий и тренировок. Хотя и не только у нее, но никакой неуместной таинственности девушка из своих занятий не делала, а в чужие эксперименты нос не совала, так что возможная компания не становилась проблемой. После недолгих размышлений, Сахмет решила, что работать стоит, когда работается, а отдыхать, когда отдыхается – и ни к чему подгонять все под какое-то определенное время. Конечно, в Подземелье тоже существовала смена дня и ночи – пронизывающие горы кристаллы поглощали свет с вершин и наполняли пещеры мягким мерцанием, когда поверхность обжигало солнце, вместе с ним затухая ночью. Но жителям их царства все равно хватало даже самого слабого рассеянного света, показавшегося бы людям с поверхности – с их-то крошечными мало что различающими глазками – почти непроглядной темнотой. Да и в настоящей тьме вполне можно было положиться на слух, пещер и ходов без кристаллических друз тоже было предостаточно. Как бы ни тяготели ведьмы к мрачной атрибутике, Сахмет точно знала, что никто из них без специальных чар не способен ориентироваться в темноте так же хорошо, как для нее казалось совершенно естественным еще с детства.
А в детстве она и впрямь частенько нарушала правила и оказывалась – без всякого присмотра, разумеется – там, где быть совершенно не полагалось. Приобретенные навыки избегать неприятных последствий, пусть это и не всегда удавалось, вкупе с обостренным восприятием позволяли получить кое-какие преимущества по выживанию в колдовской школе – например, умение обнаруживать кого-то в темных пустых коридорах гораздо раньше, чем обнаружат тебя, и, как следствие, возможность услышать и узнать больше вещей, способных оказаться важными. Пока что большая часть чужих секретов, вольно или невольно долетавших до ушей подземной жительницы, в действительности и не представляли интереса ни для кого, кроме самих секретничающих, даже для шантажа подобные сплетни не пригодились бы, но сегодня, вполне вероятно, был шанс услышать хоть что-то, действительно ее касающееся.
Ну не стали бы же эти двое… или все-таки трое? – обсуждать всерьез возможности своей вылазки в одном из городских кафе, где услышать их мог кто угодно. Даже если они упоминали общую идею своего плана прямо посреди школьной столовой… ну ладно, Сахмет надеялась, что не стали бы! Остановившись за поворотом коридора в нескольких шагах от нужной комнаты жилого этажа, девушка зажмурилась и попыталась сосредоточить слух на происходящем за нужной дверью, отбрасывая игравшую музыку, шелест книжных страниц и обрывки разговоров, доносившиеся из соседних комнат общежития.
- … я недостаточно ясно выразилась, Дью? – приглушенный голос Равены сделал паузу, судя по короткому мелодичному проигрышу, темная колдунья провела в этот момент рукой по струнам гитары, не пытаясь наиграть ничего конкретного. – В Подземелье не действует волшебство, по крайней мере, фей твоего уровня. Даже если бы мы и впрямь туда собирались, ты оказалась бы просто обузой у нас на руках – и, можешь поверить, я бы не полезла тебя спасать, когда какой-нибудь троглодит-переросток решит тобой пообедать!
- Ну, зато у нас с тобой будет больше форы, пока он пытается ее разжевать! – примирительно вставила Блейз, но ее веселого тона никто из соседок не поддержал. – Слушай, ну – я же серьезно! Если мама и тети там уже были, но чего-то по какой-то причине не нашли или не обнаружили, то вряд ли мы раскопаем больше. А Спичка может случайно сыграть роль ключа – ты же знаешь ее… хм, особенности. Возможно, это сработало бы именно для нее…
- Мы что, всем глупым малявкам теперь будем петь эту песенку об их незаурядности? – еще один гитарный проигрыш вышел резким и нервным. Сахмет чуть закусила губу. Ну что же, как раз в этом у нее и не было никаких иллюзий. – Ладно, забудем пока обо всей этой истории. Возможно, спешить и правда некуда, пока опасностей вырисовывается больше, чем вероятных выигрышей. Пещеры могут подождать!
- А если лупоглазка решит воспользоваться нашим планом без нашего участия? – слегка занервничала невидимая блондинка.
- Флаг в руки…
- Вы клянетесь, что никуда вдвоем не собираетесь? – судя по тону, упрямо морща при этом лобик, переспросила Дьерра. – Учтите, если вы все же не возьмете меня с собой, я сама тоже туда пойду!
- Ты вообще знаешь, где находится вход в пещеры, или, может быть, умеешь открывать порталы, малышка?
- Узнаю! И научусь! – судя по преувеличенной браваде в голосе, тут черную феечку тоже кольнуло сомнение. – И тоже обойдусь вообще без вас, понятно!
От последнего выкрика Сахмет поморщилась – на полуслове Дьерра распахнула дверь в коридор и звонкий голос разнесся по всему жилому этажу, больно резанув чуткий слух. Наверное, из-за этого Сахмет не успела вовремя среагировать на гулкий стук приближающихся шагов, поэтому, когда волшебница с сердитой торопливостью приблизилась к повороту коридора за которым девушка пряталась, отбегать или скрыться еще где-нибудь оказалось уже слишком поздно.  Решив сделать вид, что просто шла по каким-то своим делам навстречу, Сахмет первой свернула из-за угла и, посторонившись попыталась пропустить кипящую от возмущения красноволосую пигалицу мимо, однако та, едва ее увидев, замерла на долю мгновения и решительно вильнула наперерез.
- Ты-то же ведь наверняка знаешь, где искать вход в пещеры!
А еще девушка точно знала, что гигантские жуки, при всей своей внешней жутковатости, никакой агрессивности к людям не проявляли, а питаться могли только тиной да перегноем из-за чересчур хрупких и слабых ножек и жвал, так что главной связанной с ними опасностью была вероятность угодить под каменный обвал, устроенный громадной тушей при бурении каменистых стен.. И что…
- Входов и выходов полно в северных горах, – автоматически ответила Сахмет, забыв даже изобразить удивление. Потом мысленно махнула рукой и добавила. – Но порталы открывать я тоже не умею.
Повисла короткая пауза.
- Ты думаешь, что твои… гм, твои соседки соврали, заявив, что лучше будет отложить этот поход, верно? Это достаточно здравая мысль…
- Я знаю их почти на год дольше, чем ты, Лу… э-э…
- Меня зовут Сахмет. И прозвище «лупоглазка» мне нравится не больше, чем тебе «спичка»…
- Советую не подавать виду, если не хочешь, чтобы вся школа исключительно так к тебе и обращалась! Что ты собираешься делать дальше?
- Я? В ближайшее время вообще-то не собиралась делать ничего…
Ведь действительно же не собиралась!
У Равены и Блейз, скорее всего, ничего не вышло бы в одиночку, это верно. Никто по-настоящему не знал пещеры, где, быть может. И не было, вопреки страшным сказкам на поверхности, жуков-людоедов, но подстерегало предостаточно реальных опасностей. И Дьерра, как фея без чармикса, пусть в Торрентуволле по ее вине едва ли не ежедневно тушили по небольшому пожару, а то и по два, в подземелье оказалась бы совершенно беспомощной. А сама Сахмет… после слов Равены о том, что подземный замок никуда не денется, отчего-то даже в своем здравом решении поднабраться умений и опыта, прежде чем лезть неизвестно куда, захотелось усомниться. Если ее собственный Дар уступает другим колдуньям, то и полные три года ученичества его не увеличат. А если шанс будет упущен…
- Не совсем понимаю, при чем тут я. Ну, то есть, они друг другу нужны для магической поддержки, ты – как проводник, но… даже для Блейз чересчур было бы планировать просто пустить меня вперед на случай ловушек или чего-то в этом роде! – Дьерра насмешливо хмыкнула. Сахмет, которой Блейз показалась девушкой подобрее Равены, ну, насколько колдуньи вообще бывают «подобрее», неопределенно качнула головой.
- А с чего ты взяла, что они тебя включили в свои планы? Судя по тому, что я сл… случайно услышала, они отговаривали тебя идти с ними.
- Может, меня и клонит в сон от лекций госпожи Дарлисс, но о том, что такое манипуляция, я знаю!
И, понимая это, она собирается действовать в соответствии с их планами? Вероятно, с этими феями действительно что-то было не так, темные они или светлые!
- А Равена и Блейз… скажем так, меня тоже неплохо изучили. Впрочем, тебе вовсе не обязательно поддаваться на провокации. То, что ты им ответила, звучит достаточно разумно….
Угу. И единственный изъян этого разумного плана состоял в том, что все благополучно рухнет, если совершенно безумный план этих вдруг неожиданно сработает!
- Слушай, Дьерра… они вычислили, что я слушаю ваш разговор, и подослали тебя со мной поговорить?
- Если и так, то меня они в свой план при этом не просветили! – после секундного размышления пожала плечами красноволосая. – Все может быть…
- Понятно… Ладно, я не хочу оказаться виноватой, если кто-то из вас свернет шею в ущелье. Может, здесь и общеприняты подставы, но смертельный риск – это уж чересчур. И… если у вас что-то получится, в стороне оставаться тоже не хочу! Можешь передать им, я согласно показать дорогу.
- Эй, я чего, почтовый ворон? Иди сама – да и передавай!
Интересно, сильным ли самооправданием будет то, что вся эта затея Сахмет не нравилась с самого начала – или наоборот?

Думаете, ведьмы не умеют здраво мыслить? Умеют да получше многих! Поэтому иногда приходится мучительно от себя гнать эти здравые мысли, чтобы действовать при этом все равно в приличествующей ведьмам манере)

+1

477

Ыы((( Лосось я гуманитарнэ, совершенно не умею описывать с позиции Элиного логического мировосприятия, все скатываюсь в настроенческие завитушечки...
Электра
- Ты ведь расстроилась из-за того, что наговорил мой братик?
Уже начинало темнеть за окном, когда Ирис заглянула в комнату и, в очередной раз обнаружив Электру неподвижно сидящей за столом, с какой-то странной опаской прошмыгнула внутрь. Хатор с наступлением сумерек решила прогуляться, так что большую часть этого времени технофея провела в одиночестве. Впрочем, новая соседка ей никогда не мешала, хоть и оказалась почти такой же непоседливой и разговорчивой, как Рада.
- Я уже говорила – нет.
Саму Ирис слова Розена и задели больше всего. Уж во всяком случае – больше, чем Элю, которая была скорее озадачена. Она заранее проанализировала все прямые и косвенные признаки, по которым окружающие могли выявить ее нечеловеческое происхождение, да и Фарагонда постаралась дать несколько советов. Пока что, если за ней и замечали странности, то списывали это на особенности вообще всех уроженцев Зенита, пусть даже и выросших – в соответствии с ее легендой – в Магиксе. Остальные девочки тоже расстроились, когда Ирис, не пожелав пропустить реплику мимо ушей, принялась отчитывать брата, нарушив все течение беседы, к счастью, напоминание Фирре о запланированной покупке книги позволило им отвлечься, но что-то в настроении прогулки изменилось.
Кажется, в этом каким-то косвенным образом была виновата Электра, но вычислить причинно-следственную цепочку не позволяло чрезмерное количество неизвестных данных.
- Эля…
Черноволосая фея присела на краешек кровати, совсем близко к подруге.
- Я не расстроилась. Я… анализирую его слова. О существовании эмпатов мне было известно, но я не включала большую вероятность того, что... Ирис, на Линфее многие обладают эмпатией. У Розена это просто проявляется сильнее.
- Его эмпатические способности в большей степени ориентированы на людей. Я, как и мама, в большей степени работаю с растениями.
- Но в той или иной мере вы чувствуете все формы жизни вокруг. И ты с первой нашей встречи знала, что я не…
«Не живая?»
- Что-то сильнее, что-то слабее. Севериана, например, почти невозможно «услышать», не так, как с тобой, он скорее создает что-то вроде внутреннего барьера. Розен – глупый мальчишка, но, стоит понимать, он очень привык к этому своему «седьмому чувству», не хочет знать, что на самом деле людям ни к чему эмпатический контакт, чтобы понимать, что чувствуют другие. Даже с растениями, которые говорить не умеют и многое получается узнать по внешним признакам, не говоря уже о представителях разумных видов.
Ирис накрыла ладонью лежащую на столе руку Электры. Та повернула голову, придав лицу вопросительное выражение, которое полагалось демонстрировать при удивлении. Хотя… согласно сделанным выводам, перед Ирис не имело смысла притворяться.
- Так что я вижу, когда кого-то расстраивают чьи-то слова, даже когда не могу сама этого почувствовать.
Электра не симулировала эмоциональных реакций, о которых говорила сейчас линфейка. Живя среди людей – еще по родителям, задолго до получения собственного физического тела – Эля прекрасно усвоила, что информации, выражаемой что письменно, что устно, недостаточно для того, что называлось человеческим общением, необходимо было сопровождать это соответствующей мимикой и окрасом голоса, которые могут посылать собеседнику не меньше сигналов, нежели смысловое содержание речи. Может быть, постоянная имитация выработала некую автоматичность?
- Я на девяносто семь и восемь сотых процента уверена, что ты вводишь себя в заблуждение, Ирис. Возможно, это психологическая проекция – тебя обидели бы подобные слова в собственный адрес и ты неосознанно приписываешь мне аналогичную реакцию.
- Тогда почему ты так ведешь себя так?
- Я же сказала, я анализирую новые данные и пытаюсь перестроить поведенческую программу… Вернее, ищу варианты перестройки. У меня нет возможностей как-либо влиять на эмпатическое восприятие, с научной точки зрения так и не объяснено полностью, каким образом происходит со-эмоциональный контакт.
- Влиять? На Розена?
- Нет, это не имело бы смысла. Он уже обо мне знает, как и ты. Я искала возможности избежать повторения подобных ситуаций – но, кажется, в имеющихся данных такого нет. Как и возможности изменить его негативную оценку.
Розен испугался при ее появлении. Достаточно распространенная фобия для личности с романтическим типом мировосприятия, особенно уроженца Линфеи, где до сих пор слабо понимают, что такое автоматика, да и обычная механика развита на достаточно слабом уровне. Машина, симулирующая внешность и поведение живого человека им должна казаться даже менее естественной, чем оживший труп или созданный магией альраун. И, поскольку подобные страхи иррациональны, убеждать в отсутствии какой бы то ни было угрозы со своей стороны не имело смысла.
- А не обращать внимания на все эти его оценки – как тебе «поведенческая программа»?
Ирис тоже с Линфеи, но ее мировосприятие скорее свойственно ученому. Это и, может быть, меньшая склонность «слышать» людей, помогали избежать этого иррационального страха перед «подделкой». Но Эля видела, как Ирис, да и фата Флора реагировали на пластмассовые растения и цветы – не требовалось ничего «считывать», чтобы понять, радости у них эти подделки не вызывают.
Подделки…
Почему-то Электре не хотелось составлять статистику и выяснять, сколько линфейцев или более редких «чувствующих» из других миров отнесутся к тайне ее происхождения так, как Ирис и Флоренсина, а сколько окажутся больше похожи на Розена.
- Распространение этой информации спровоцирует негативное отношение ко мне.
- Ну, братик, может быть, не с лучшей стороны себя проявил, но сплетником его не назовешь. Эмпаты о многих людях могли бы рассказать больше, чем люди готовы о себе афишировать, Розен хорошо это понимает – и совершенно не хочет провоцировать негативное отношение уже к себе самому, растрезвонивая чужие тайны. По понятным причинам он предпочитает симпатию окружающих к себе. Поверишь мне на слово?
- Спасибо…
По наибольшей вероятности, анализ возникшей проблемы и безуспешные пока поиски решения и были тем, что Ирис назвала «переживаниями», поэтому не имело смысла с ней в этом спорить. Вопрос терминологии. Кроме того, черноволосая фея была совершенно права – если программа не располагала сведениями, позволяющими решить проблему, то на данный момент нецелесообразно было большую часть свободной памяти бросать на заведомо безуспешный поиск вариантов.
- Просто не хочу, чтобы ты воспринимала всерьез это глупое заявление, будто у тебя «нет чувств» только потому, что этот лопух не способен их слышать. Наши… э-э, насчет твоих не знаю – но у большинства глаза без специальных оптических приборов не могут различать микроорганизмы, а слух не улавливает высокочастотных звуков, но никто на этом основании не станет заявлять, будто их не существует только из-за этого. Разве что ребенок. Ну, так он и есть мальчишка.
- Вы жили у моих родителей какое-то время, когда ты была маленькой, помнишь? Отец во всем пытался относиться ко мне, как к настоящему ребенку, хотя тогда воплощение у меня еще было только в виртуальной реальности. В том числе и этой традиции голосового зачитывания художественных произведений. Я не совсем понимала, зачем, ведь люди читают вслух очень медленно, я могла бы просканировать содержание текстов в доли секунды, но для него это, кажется, было важно. А когда компьютерная камера впервые просканировала твою внешность, я решила, что ты – это фея с синими волосами…
- Из сказки про Пиноккио?
Электра кивнула.
- Эля, тебе не нужно «становиться настоящей», всего лишь понять, что ты и так настоящая. Все во вселенной отличаются друг от друга, кто-то в одном, кто-то в другом, но это не делает нас более живыми или менее чем остальные. Может быть, для профессора Тимоти потому и оказывались очень важными иррациональные, как тебе казалось, действия. Он очень тебя любит.
- Мама говорит, что он прячется от мира, стирая границы между реальным и иллюзорным, с каждым годом это беспокоит ее все сильнее. Из-за того, что им пришлось пережить, когда Империя уничтожила Зенит.
- Одно другого не отменяет.
- Да… прямое логическое противоречие отсутствует.
Привстав, линфейка поцеловала Электру в щеку, на несколько мгновений сжав руки на ее плечах.
- Тогда выкинь из головы это недоразумение в городе, договорились?
- Гм… я не считаю разумным удалять целый блок накопленной памяти из-за одного инцидента, кроме того, даже отрицательный накопленный опыт является важной информацией…
- Эля! – присевшая уже обратно Ирис попыталась бросить на подругу укоризненный взгляд, но рассмеялась своим же стараниям. – Я не имела в виду стирание памяти, просто перестань об этом думать все время!
Технофея улыбнулась в ответ.
- Я пошутила. Большинство метафорических выражений и косвенных разговорных значений у фраз мне прекрасно известны, как и обстоятельства, при которых эти значения применяются чаще прямых.
Нельзя было с уверенностью утверждать о наличии или отсутствии у нее чувства юмора, но Электра собирала информацию в том числе и об эмоциональных реакциях людей, с которыми общалась, на те или иные фразы. Основной алгоритм шуток был несложным, хотя собственные попытки их выстраивать не всегда оказывались успешными.
- Угу… Уже поздно, скоро объявят отбой, а Фирра так и не возвращалась. Она так вцепилась в ту свою книгу, а сама, вместо того, чтобы читать, куда-то сбежала! – судя по неодобрению, мелькнувшему в голосе, Ирис и самой не терпелось заглянуть в уникальный раритет, но право хозяйки на первопрочтение не оспаривала, решив дождаться, когда огневка выяснит все, ее там интересовавшее. Либо Фирра просто унесла книгу с собой. – Знаешь, Эля, меня немного беспокоит, как после того случая на Эраклионе она…
Хлопнула дверь из коридора в гостиную.
- Возможно, имеет смысл поговорить на эту тему с ней самой? – предположила Элекстра, которую эмоциональные реакции и мотивации многих людей все еще ставили в тупик кажущимся отсутствием причинно-следственных связей, чтобы рискнуть делать какие-либо предположения на эту тему. Особенно в отсутствие обсуждаемого человека.
Хлопнула еще одна дверь, навстречу подруге выглянула из их теперь уже общей спальни Рада, разумеется, уже жаждущая отчета о том, куда и зачем Фирра бродила в одиночестве. Выждав немного, Ирис тоже открыла дверь из комнаты Электры и Хатор. Огневка сидела на диванчике, держа в руках, вероятно, вынутую из сумки знакомую уже книгу, а солярийка еще только собиралась пристроиться рядом, по ходу дела продолжая засыпать вопросами.
- Я начала читать в парке на набережной и… наверное, немного потеряла счет времени, – смущенно призналась Фирра. – А потом заметила профессора Авалона… я просто хотела уточнить кое-о-чем из этой книги! – поспешно добавила она, заметив, как хищно сверкнули при упоминании профессора глаза Рады. – У ангелов больше возможностей оценить исторические события… Правда, мне показалось немного странным…
- Что именно?
- Ничего. Не знаю… он о чем-то разговаривал с духом озера, ну – с нимфой, но она исчезла раньше, чем я приблизилась достаточно, чтобы хоть что-то услышать. А сам профессор… у него был немного странный вид, когда я все-таки подошла. Когда я читала на скамейке, он проходил мимо, мы поздоровались и перекинулись парой слов, а там, на берегу, он словно не мог понять, откуда я там взялась. Или даже – как он сам там оказался.
- Думаешь, у него было свидание с нимфой? – проникновенно уточнила Рада. Огневка поперхнулась воздухом и закашлялась. – Не, ну а что? Ангелы же не стареют, наверное, лучше иметь дело с нимфой, которая тоже не постареет и не умрет, пока ее существует ее озеро… странно, я слышала, ее уже больше десяти лет никто не видел в Магиксе. Ты из-за этого…
- Нет! – сумев-таки откашляться, Фирра с негодованием прижала ладони к вспыхнувшим щекам. – Ничего подобного я не думала, а даже если бы и подумала – это личное дело профессора, а не наше! Говорю тебе, я хотела поговорить с ним о книге! Только появилась опять эта ведьма… ну, со светлыми кудряшками.
- Блейз! – Рада наморщила носик, словно собиралась чихнуть. – Ну, она-то тебе точно не соперница, хотя и пыталась еще на том балу липнуть к профессору…
- Да не в этом дело, тебе говорят! – почти выкрикнула огневка.
- Рада, если ты и дальше не будешь давать ей вставить хоть слово, то так ничего и не узнаешь! – с насмешливой строгостью предупредила Ирис, присаживаясь на одно из кресел, стоявших перпендикулярно диванчику, призывно хлопнув рукой по спинке второго. – Эля, ну иди тоже к нам!
Солнечная фея обиженно надулась, но перебивать Фирру перестала.
- Кажется, она тоже хотела поговорить с профессором, вернее, она начала нести всякую околесицу, когда обнаружила, что я тоже там, но, по-моему, она интересовалась пещерами и старым замком Повелителя Теней. Хотя спрашивала об этом не так, словно хотела узнать что-то конкретное, а, скорее, понять, как отнесется Авалон… профессор Авалон к этой теме. Он же был в плену у Феникса… достаточно долгое время…
- И?
- Не знаю. Невозможно понять, чего именно она хотела, она тоже не стала говорить откровенно в моем присутствии, а потом Блейз сбежала, а мы вернулись в Алфею.
- Так значит, профессор тебя проводил по парку на закате…
- Перестань! Не в этом дело… По-моему, ведьмы что-то задумали.
- Фирра, это обычное естественное состояние ведьм! – напомнила Ирис, но огневка даже не улыбнулась в ответ.
- Да наверняка ты просто спугнула ее, когда Блейз собиралась подкатить к Авалону, иначе что бы она там делала одна? Для замыслов они обычно по трое шастают…
- По-моему, они собираются найти старый замок Повелителя Теней. Не уверена, что знаю – зачем – но собираются. Мы должны точно выяснить, что они задумали!
- В Магиксе Повелителя победили за несколько лет до нашего рождения… да вы наверняка сотню раз слышали эту историю от родителей…
- Кое о чем папа определенно предпочитал скромно замалчивать! – Рада хмыкнула.
- Если в том замке и осталось что-то опасное, то маги уже давно позаботились о том, что бы к нему не оказалось доступа.
- Когда дело касается ведьм, ни в чем нельзя быть уверенными точно – вдруг они знают что-то, чего не знаем мы. Гриффин могла чего-то не сообщить остальным магистрам, она тоже себе на уме, кроме того, матери Равены и Блейз когда-то служили Повелителю…
- Но в результате помогли тогда его развоплотить. И сейчас в войне с Империей подавляющее большинство ведьм поддерживает Содружество, а остальные преимущественно предпочитают нейтралитет. Статистически чаще даже…
- Да знаю я! Хотя не понимаю, как им могут доверять, если они против Империи не потому, что на стороне Содружества, а просто потому, что по своим причинам против Империи! Кроме того, друг за друга колдуньи никогда не отвечают – ну, если только они не из одной триады, а эти две постоянно тусуются с Дьеррой. Ну, черной феей. А черные волшебники есть только в Империи.
- Помимо этой Дьерры информация у нас есть только о двух черных волшебниках – это мать Лиона Химера и сама Императрица.
- В том-то и дело! Химера бежала с Солярии – одного из ведущих миров Содружества, в Эраклион, который одним из первых оказался в составе Империи! И Императрица… в том-то и дело! Понимаете, Дьерра… Дьерра очень на нее похожа. Я долго об этом думала, но это не выглядит случайным сходством.
- Да все черные феи похожи – одеваются как кладбищенские вороны да красятся как… А эти еще и рыжие.
- Не хотите меня слушать, да! – нервно сжав кулаки, выпалила Фирра.
- Ну… и что же ты предлагаешь. Ты говорила о своих опасениях с профессором Авалоном, пока вы возвращались в Алфею.
- Да, расскажи лучше, как вы с ним…
- Нет! То есть – не говорила. Он же наш учитель…
- Вот именно. С кем-то из преподавательского состава и следовало бы первым делом посоветоваться, если у тебя возникли такие подозрения.
- Но доказательств нет! Если даже вы, девочки, не хотите воспринимать мои слова всерьез, что я должна говорить преподавателям? Мы должны сперва раскрыть их замысел и раздобыть доказательства, иначе уж ведьмы-то вывернуться, а я гарантированно окажусь в дурацкой ситуации. Кроме того, они же только второкурсницы, как и мы, значит, мы вполне можем и сами пресечь их заговор, не втягивая в это дело учителей…
- Фирра…
- Ну, знаешь что! Сперва мы мое полугодовое содержание потратили на твою книжку, только о которой и пришлось весь остаток прогулки по городу думать, даже в нормальные магазины зайти не получилось, теперь ты предлагаешь остаток выходных следить за какими-то ведьмами! – капризно насупилась Рада. – Не говоря уж о перспективе лезть за ними в Подземелья, если, конечно, твои подозрения небеспочвенны! У нас нет чармиксов, кстати! Ты в курсе, сколько часов я – да и Иллет – сумеем протянуть глубоко под землей без чармиксов?
- Кроме того, мы пока не сможем с полной эффективностью использовать там волшебство, – добавила Ирис. – боюсь, мое направление магии природы тоже почти бесполезно без достаточного доступа света, в пещерах весь растительный мир представлен грибами и лишайниками…
Электра молчала.
- Признайся лучше, что злишься на эту Блейз за то, что она тебе разговор с Авалоном испортила!
- Что? Я… да вы… Да как вы вообще можете! Вы же учитесь на фей, наша задача – стоять на страже добра и не допускать несправедливости в мире! – подскочив, словно на взведенной пружинке, нервно воскликнула Фирра. – А вы рассуждаете так…
- Не припомню, чтобы феи автоматически причислялись к службе спасения!
- Действительно, одно дело, когда происходит что-то, требующее вмешательство, а совсем другое – выискивать себе приключения…
- Значит, вы мне не верите, что происходит?!
- Делать выводы на основе одной только имеющейся информации нельзя…
- Так я и сама найду доказательства, раз вы не хотите помочь мне!
- Пожалуйста, дай мне договорить. Ты права. Необходимо получить большие сведения. Я могу отправиться вместе с тобой, если понадобиться.
Ирис и Рада потрясенно уставились на Электру.
- Мои способности лишь отчасти обусловлены волшебством, поэтому потери будут незначительными, даже если действительно придется проникать в Подземелья, кроме того, у меня есть системы освещения и навигации, кроме того, я превосхожу по выносливости и скорости реакции девушку аналогичных физических данных. Мое участие могло бы минимизировать возможные опасности.
- Чтобы гарантированно их минимизировать – нечего вообще лезть в эти норы! – чему-то словно оскорбившись, отрезала Рада и с недовольным видом утопала в комнату. – Пора ложиться спать! От этих ночных посиделок только синюшный оттенок на лицах! Хотя вы, я уверена, лучше меня знаете, что делать, и как…
- Эля, ты правда пойдешь со мной? – Фирра со слегка недоверчивой улыбкой схватила технофею за руки.
- Как я и сказала.
- Я тоже, – после короткого угрюмого молчания присоединилась Ирис. – если я не могу никого переубедить, то хотя бы не могу отпустить вас одних! У меня достаточно младших сестричек и братьев, чтобы понимать, когда и кого не стоит отпускать на волю тяги к приключениям.
- Но биосфера пещер и недостаточное освещение ослабят твои магические способности.
- Зато голова на плечах у меня при любых обстоятельствах останется! К тому же, мы еще не знаем точно, придется ли лезть в пещеры – может, без этого вполне обойдемся. А Рада…
- Она не будет долго злиться, – Фирра вздохнула. – мне не стоило настаивать. Для Рады и Иллет чересчур морально тяжелым прессом может оказаться изоляция от неба и естественного света. Я помню, как в пять лет она случайно захлопнула себя в гардеробе… э-э, в общем, извинюсь перед ней завтра утром, сейчас-то все равно ничего не захочет слушать.
- Я не совсем поняла, как именно ты предлагаешь выяснить, что задумали ведьмы?
- Ну-у… с поэтапным планированием у меня не очень… может, у вас будут какие-нибудь идеи?

будет ыстчо

Отредактировано Владлена (2013-05-13 15:25:18)

0

478

Разве Электра является феей? Она обладает лишь телом, подобным человеческому, и набором технических штучек, уравнивающих ее способности с волшебными. Дар, как таковой, отсутствует, из-за чего Элю даже к волшебным существам нельзя причислить.

0

479

Ну, во вселенной Чужих (и в игровой ЧпХшной) андроиды умели проявлять некое подобие эмоций, а в "Стеллсе" у самолета вообще чувства проявились после удара молнией

0

480

Дар - это колдовской. О волшебном говорят "талант" (у них это принципиально). Ну, я же вешала кусочек, где у Эли с волшебством таки начало получаться.

0


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель