Winx Club

Объявление

Добро пожаловать на самый магический форум Winx Club!



Регистрация в игру ОТКРЫТА.

Обязательно прочитать: Правила.



Новостей нет.

Время в игре: Осенний день.
Погода: Прохладно; пасмурно, на горизонте виднеются темные тучи.

Форумные объявления:

Ролевая игра снова открыта. Подробности в теме Новый сюжет. Попытки отыграть.
Если же у Вас есть какие-либо идеи по улучшению форума, то оставьте их в этой теме.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель


Менестрель

Сообщений 201 страница 220 из 541

201

Да им, в принципе говоря, все миры нужны. Линфею только там по ряду причин решили не трогать, а так...

0

202

Блейз
  То, что госпожа Гриффин своими же руками не разорвала трех проштрафившихся первокурсниц в клочья, не превратила в лягушек и собственноручно не приготовила в кляре, не развеяла по ветру и даже не закопала живьем в землю – впрочем, список витиеватых эмоциональных обещаний был таким длинным, что для того, чтобы осуществить все эти угрозы, директрисе пришлось бы сначала колонировать учениц до пятнадцати-двадцати экземпляров каждой, а такого зрелища ее нервы уж точно не выдержали бы! – можно было объяснить лишь вмешательством других Директоров из Совета, которые, в отличии от Гриффин, сочли, что, если авантюра завершилась удачно  даже принесла кое-какую пользу, развеяв Вуаль Безмолвия над королевством Мелоди, то убивать за это студентов совсем уж насмерть – явно лишнее. С этим старая ведьма, скрепя сердце (и скрипя зубами) вынуждена была согласиться, но, поскольку родной кабинет, так удачно – вернее неудачно – взорванный Спичкой при отступлении, занимал в личном ранге Гриффин гораздо более значимое место, нежели чье-то так королевство, так что в таком бешенстве ее еще не видели ни ученицы, ни преподаватели. Вторым, кстати, тоже досталось по первое число – особенно почему-то Айсольде и Дарлисс (наверное, у директрисы на уровне рефлекса выработалось убеждение, что, где бы что не случалось, уж они-то наверняка хоть в чем-нибудь, да непременно виноваты!), которым взбешенная старушка в перерывах между невероятными, хоть плачь, что нет под рукой блокнота или диктофона, нагромождениями витиеватых ругательств, грозила карами небесными, порчей, необратимыми проклятьями и выговорами с занесением. Айсольда такую почетную эстафету долго держать не желала и, в свою очередь, срываясь на визг, орала уже более прицельно на племянниц и «приблудную фею». Кажется, у нее чисто профессиональную ревность вызвал штурм Светлого Камня, для чего девушкам (в отличие от мамы и тетушек, громивших ее же в молодости) не понадобилось даже божественной помощи свыше! Хорошо еще, исполнение почти целиком оставалось на Мелодике и Спичке, что, разумеется, не помешало с ходу вычислить авторство самой затеи.
В итоге, слегка охрипнув, леди Айсольда напутственно послала девушек в «ледяные залы», очень искренне пообещав, что постарается забыть об их существовании до тех пор, пока из карцера не придется выгружать из свежезамороженные трупики.
- Хорошо еще, что не сразу на Омегу! – едва слышно буркнула на ухо кузине Равена. Тетя Ася, тем не менее, услышала, сбилась с очередного так и не активированного проклятья и, кажется, немного успокоившись, отрезала:
- Не доросли еще до Омеги!
И обменялась с Дарлисс взглядами, странно напоминающими легкое смущение. Блейз подумала, что скоро, пожалуй, свихнется от любопытства, что же там, на этой Омеге, такое, что мама и обе тетки подергиваются такой романтически-мечтательной дымкой при каждом упоминании мертвого мира, куда самых опасных преступников после межмирового моратория на смертные казни, стали отправлять якобы в ссылку, а на деле – просто складировать запечатанные в криогенный «сон» тела. Мама еще ладно. Да и леди Дарлисс, если подумать, тоже. Но леди Айсольда, к которой любая романтика дохла еще на подлете – этак за пару километров!
В карцер девушек заперли почти на сутки, однако милосердно «забыли» рассадить поодиночке, поэтому, прижавшись друг к другу и азартно обсуждая детали минувшего приключения, скоротать это время получилось не так уж страшно – даже плохо переносящей холод Дьерре. В понедельник их явилась вызволять лично директор Гриффин и, с наслаждением выкрутив уши Спичке и Равене (на зеленоватом лице старушки читалось явное сожаление о том, что не догадалась заранее трансмутационным заклинанием ненадолго добавить себе еще одну пару рук – так чтобы и на ухо Блейз хватило), привела понурых первокурсниц в зал главной башни, где уже собрался весь преподавательский и студенческий состав. При не лишенным торжественности появлении директрисы с конвоируемыми студентками гомон смолк, после чего Гриффин произнесла пламенную – хотя и не идущую ни в какое сравнение со своим выступлением вчера с глазу на глаз, хотя бы за счет целиком цензурной редакции – речь, основной смысл сводился к тому, какие все в Школе недисциплинированные и как директрисе трудно с ними работать. Потом было во всеуслышание заявлено, что студенткам Равене, Блейз и Дьерре выносится строгое академическое предупреждение и что со школой они смогут распрощаться, еще хоть раз выкинув что-нибудь подобное. Блейз очень хотелось оскорблено заявить, что они никогда не повторяются, но девушка сдержалась, вместо этого старательно изображая глубокое покаяние и приличествующий случаю трепет.
Маловероятно, конечно, что Гриффин в эту пантомиму хоть на грош поверила, но сейчас искренне хотелось сделать старушке приятное, ведь публичный разнос обеспечил девушкам, как минимум, неделю общешкольной славы с пытливыми расспросами и завистливыми взглядами со всех сторон.
- Надеюсь, нас не будут преследовать еще и после занятий в городе! – негромко сообщила Равена на обеденном перерыве. Очередь между ними расступилась, отхлынула, словно зачарованная без чар, но при этом отчего-то казалось, будто в столовой толпы и давки, как минимум, втрое больше обычного. И, в отличие от искренне наслаждающейся Блейз, ее подругу столь пристальное внимание, похоже, слегка нервировало. То есть, конечно, белокурая ведьмочка и сама с тщательно разыгранной досадой отмахивалась от докучливых расспросов, но Равене, кажется, даже играть не пришлось – раздражение темной было самым искренним. – Хотелось бы смыться, не прибегая к чарам…
Не поспорить, чары, быть может, и избавили бы от навязчивого внимания однокурсников – а чары талантливой именно в этой области Равены, наверное, и от учениц постарше – но зато моментально привлекли бы внимание уже преподавателей, чего, едва-едва вырвавшись с одной «головомойки», допускать совершенно не хотелось бы! Но Блейз покосилась на подругу с непониманием. Сама она никуда сегодня вечером не собиралась, планируя отдохнуть в жилом корпусе – естественно, продолжая снимать сливки общешкольного внимания к их персонам. Кажется, Спичка была с ней в этом солидарна. Дьерре труднее всего было перенести долгое пребывание в изоляторе, пусть на сей раз обошлось и без обмороков – поэтому примерно всю первую половину рабочего дня черная фея ходила полусонная и апатичная, словно в воду опущенная, только к обеду слегка и взбодрившись.
- Куда это ты собралась, интересно? – флегматично полюбопытствовала Блейз. В тот момент она равнодушно считала, что неугомонная подруга может отправляться куда угодно и зачем угодно, предоставляя – так уж и быть – «терпеть» расспросы заинтригованных однокурсниц и старшекурсниц в одиночку, кривясь и делая вид, что устала уже в который раз пересказывать историю с обворованным хранилищем школы, взорванным кабинетом директрисы (на этом моменте все начинали с долью боязливого осуждения, но все-таки не менее пораженно коситься на Дьерру) и штурмом Светлого Камня. Хотя, по правде-то говоря, участие Блейз во всех этих проделках было не таким уж и активным – но разве это кого-нибудь касалось? Да и рассказывать теперь об этом достаточно увлекательно, припоминая все новые и новые подробности, вряд ли получилось бы так же хорошо, находись сама грозовая ведьмочка в самом эпицентре событий, наверное, тогда у нее просто возможности не было бы рассматривать и запоминать все так же хорошо.
- Не я, а мы, – без затей поправила подругу Равена, с задумчивым видом размешивая в своей чашке шоколад. Блейз упрямо насупилась.
- Лично я никуда сегодня идти не собираюсь! Да и Спичка, кажется, еще не отошла после морозильника…
Судя по тому, как вяло отреагировала Дью на ненавистное прозвище – без сомнений, еще не отошла.
- Ну, так у тебя еще куча времени, чтобы начать собираться – хотя бы чисто морально! – ментальная колдунья хмыкнула. – Еще сто раз успеешь решить, какие мысли и настроения стоит с собой брать! А Дьерре с нами идти вовсе не обязательно.
- Но я тоже хочу пойти! – встрепенувшаяся фея, конечно же, даже не дождалась объяснений, куда и зачем собралась Равена, кажется, Спичку уязвило то, что это «мы» ее саму все еще не включает. Уж не рассчитывает ли волшебница войти в триумват?! Ну, уж нет, проживание в одной комнате общежития еще ни к чему такому их не обязывает!
- Вот ее с собой и бери! – раздраженно посоветовала Блейз Равене. – А за меня решать нечего! Если сказала, что не хочу никуда сегодня идти, значит, и не пойду.
Подруга равнодушно дернула плечами. До конца занятий они к этой теме больше не возвращались. И, надо сказать, под конец эта недосказанность начала уже порядком нервировать!
- Сп… Дью, неужели ты не хочешь сначала узнать, куда Равена вообще собралась? – как бы между прочим полюбопытствовала Блейз, когда девушки уже вернулись в свою комнату, не без труда захлопнув дверь перед все еще жаждущей подробностей публикой. Упомянутая Равена  в это время буквально в паре метров от них сидела на кровати, сосредоточенно водя гребнем по своим длинным волосам – словно какая-нибудь древесная русалка из королевства Словения – и обсуждение собственных планах не удостоила даже повторным хмыканьем. Дьерра, миг поразмышляв, пожала остренькими плечами.
- Ну, я в любом случае это непременно узнаю.
- Но ведь может быть и так, что ходить туда и вовсе не стоит.
- А мне интересно.
Кажется, одной сомнительной авантюры, куда эта неугомонная фея ухитрилась влезть чисто за компанию, и из которой все они едва-едва успели выкрутиться, Дьерре уже показалось мало! Словно это не ее с территории горного монастыря пришлось буквально на руках выносить – когда инквизиторам удалось все-таки скрутить не успевшую прошмыгнуть вслед за остальными в портал девчонку и нахлобучить ни нее блокирующий использование магии обруч, успевшая не на шутку разойтись Спичка и не подумала успокоиться, извиваясь, царапаясь и оглашая горы таким пронзительным визгом, что с них, наверное, сошли сразу несколько камнепадов. Боевые монахи, не ожидавшие такого от столь мелкого и хрупкого существа, должно быть, понятия не имели, как утихомирить девчонку, при этом ее не покалечив, поэтому решили дождаться, пока она вымотается, однако, стоило на дворике монастыря снова открыться порталам, пропуская запоздавших магистров, в числе которых была и неудачно подвернувшаяся под «огненный шарик» директриса… тогда-то Дьерра примолкла, не дожидаясь, когда ее начнут утихомиривать, так сказать, внешним воздействием.
Радовалась бы, что не леди Айсольде случайно засветила! Уж та-то точно на полном серьезе в живых не оставила…
И вот теперь, едва прочухавшись после карцера, черная фея снова рвется «туда, не знаю куда», на поиски новых приключений! Несомненно, у этих крылатых с головами «профессиональная» беда!
- Если тебе так любопытно, почему не хочешь пойти с нами? – простодушно полюбопытствовала Дью.
- И вовсе не любопытно! – отрезала Блейз, уже не глядя на Спичку, а недовольно и выжидательно косясь на безразличную ко всему, кроме своих волос, Равену. Но та так и осталась безучастной. – Просто я тебя не понимаю, вот и все!
Вечером по таинственному Равениному «делу» они, конечно, отправились втроем. Мысленно бранясь то на себя, то на скрытничающую подругу, то на непоседливую фею – практически всю дорогу до небольшого ничем не примечательного кафетерия в одном из окраинных районов Магикса – Блейз, тем не менее, удержаться не смогла. Когда тебя переупрямили в споре – это неприятно, но еще терпимо, но уступить тому, что спорить просто отказались…
Однако когда Равена подвела спутниц к столику, за которым уже сидели (вернее, галантно приподнялись с мест при их появлении) два показавшихся смутно знакомыми юноши, мысленное дребезжание из головы грозовой ведьмочки моментально вылетело. Взгляд довольно равнодушно скользнул по блондину с излишне смазливым и нежным для взрослого уже парня личиком, большую часть внимания при этом уделив амулетам – весьма и весьма качественным – маскирующимся под многочисленные пижонские побрякушки, тоже несколько превышающие количество, приличное для мужского пола, да еще в будний день. Второго парня Блейз почтила куда более пристальным взором, принятым среди колдуний канонам красоты этот соответствовал в значительно большей степени: повыше ростом, худощавый, с узким бледным лицом, резким ровно настолько, чтобы не выглядеть при этом угловатым, эффектно контрастирующим с черной до единой ниточки одеждой и длинными прямыми волосами цвета красного дерева. Цвета глаз, правда, блондинка разобрать не успела, кажется, они были серыми, но с очень необычным фиолетовым оттенком – хотя это вполне могла оказаться и игра света.
- Девочки, вы, должно быть, помните его высочество принца Диаманта и его друга Лиона, мы уже виделись на балу в Алфее, но, к сожалению, не были друг другу должным образом представлены. Господа… мои коллеги – Блейз и Дьерра.
- Сожалею, – продолжая разглядывать Лиона из-под ресниц, призналась грозовая колдунья. – но я действительно не могу вас припомнить. Столько всего произошло на этом балу…
- Это уж точно! – с легкой растерянностью согласился Диамант. – Но теперь нам представился шанс наверстать упущенное. Садитесь же, прошу вас!
Кажется, стоять, как диктовал этикет, ожидая, пока рассядутся никуда не торопящиеся дамы, блондинчику уже начало надоедать, но закаленный придворным этикетом, с которым даже спецкурсы по лицемерию в Торрентуволле не могли потягаться, юноша этого никак не демонстрировал.
Равена «вежливо» посторонилась, пропуская спутниц вперед и проигнорировав еще один недовольный взгляд подруги. Столы в кафетерии, где они оказались, были окружены не стульями, а втиснуты в своеобразные «ниши» из небольших диванчиков, так что те, кому предстояло садиться первыми, вынуждены были не слишком грациозно протискиваться между краем мягкой скамьи и столешницей, так, чтобы остальным тоже оставалось место разместиться. За собой хитрая Равена оставила самый краешек, где садиться и вставать было проще и быстрее всего, а начинать препираться из-за такой чепухи прямо под носом у новых знакомых было не то, чтобы неловко, но неприятно.
- Зато я вас всех очень хорошо запомнил, – продолжал принц, пока Дьерра и Блейз протискивались вдоль столика поближе к стенке. Спичка, которую Блейз, как более тощую, пропустила вперед, явно догадалась о своем «запоминающемся» выступлении в Алфее и притормозила, густо покраснев. Но Диамант, кажется, имел в виду все-таки не финальный пожар. – Особенно Вас, леди Равена. Вы просто восхитительно поете.
- Я знаю, – не пожелала подхватывать игру в светскую любезность темная ведьмочка, по-змеиному грациозно устраиваясь на самом краю диванчика-скамьи, почти прямо напротив слегка опешившего принца. Что же, по крайней мере, Блейз, лишенная возможности изображать грациозность, в свою очередь оказалась лицом к лицу с Лионом, Дью оттеснив почти в самый угол ниши.
На миг сбившийся со сценария своей речи Диамант, замаскировав короткое замешательство еще одной, внеурочной, улыбочкой,  быстро перестроился, сменив выражение и тон на более деловой.
- Кроме того – я заранее прошу прощения за свой поступок – но я наводил о вас, девушки, некоторые справки. Сдается мне, музыка не единственное поле на котором вы умеете произвести впечатление. А уж судя по последним слухам о событиях на Мелодии…
- Которые не слухи, а чистая правда! – довольно уточнила Равена.
- Безусловно. Это заставило меня окончательно увериться, что именно к вам я могу обратиться за помощью в решении некоторой проблемы.
Грозовая колдунья слушала принца без особого интереса, сосредоточившись на разглядывании его молчаливого приятеля. Лион этого не замечал или просто довольно неплохо притворялся, что замечает, сосредоточившись на разговоре Диаманта и Равены. Но последние слова заставили Блейз резко повернуть голову и неприятно улыбнуться.
- Ты ничего не перепутал, прекрасный принц? По части благотворительности у нас обычно к феечкам. Ну, за исключением этой единственной! – она махнула рукой в сторону Дью. – Эта только неприятности умеет создавать.
- Увы, – огорченно опустив взгляд, тихо, но с твердостью возразил блоднинчик. – Вы ошибаетесь, леди Блейз, к большому моему сожалению, Ваша подруга отнюдь не единственная среди фей, кто приносит множество неприятностей. Именно в этом и состоит моя проблема. Обратиться с которой в Алфею, как вы понимаете, невозможно.
Между тонких холеных пальцев юноши (как он меч этой нежной ручкой только ухитряется держать?), мелькнул небольшой кристалл, тут же водруженный на середину стола. Над переливающимися гранями в воздухе заплясали блики, сложившиеся в голографическое изображение девушки, в которой Блейз без труда узнала эту вечно липнущую к Авалону фею, повадившуюся путаться под ногами, когда ведьмы приходили на Дьеррины «дополнительные занятия».
- Ядами не торгуем! – с затаенной насмешкой отрезала Равена. – А менее радикальных средств… от нежелательных родственников – еще, к сожалению, не изобрели.
При слове «родственники» кукольное личико Прекрасного Принца дернулось, словно бы он в последний момент подавил желание сморщиться от досады.
- Таким образом я мог бы и без вашей помощи обойтись! – слегка подрастеряв велеречивость тона, хмуро уведомил он, не сразу вернув на лицо «дежурную» улыбку. – Ох, умоляю вас, дамы, вы неправильно меня поняли. Согласитесь, если бы в мои намерения входило чем-то навредить ей, я просто нанял бы каких-нибудь головорезов… Но я хочу просто от нее избавиться.
- Избавиться – и при этом не навредить? – изобразила наивное изумление подруга.
- Теперь вы понимаете, почему я обратился за помощью именно к вам? Ситуация, мягко говоря, щекотливая, а позаботиться необходимо еще и о том, чтобы не вызывать подозрений… Вы, милые дамы, я полагаю, разбираетесь в таких вещах лучше.
- Ну, разумеется! А если недостаточно хорошо, то «нежелательные подозрения» падут исключительно на нас, а с Вашим именем эта история останется никак не связана! – резко поднявшись и угрожающе нависнув над столом, полурыкнула-полупрошипела Равена. – Вы наводили справки, ну а как же! И Вы своими глазами видели, что произошло на балу в Алфее. Никто ведь особенно не удивиться, если колдуньи что-то в очередной раз начнут злоумышлять против какой-то там феи, а у нас… ну, у Блейз и у Спички – уж точно – еще вроде как и есть повод затаить на нее «зуб». Обычное дело!
«Метя» плащом волос и длинным подолом платья, темная ведьмочка обогнула внешний край стола, зловеще нависнув уже над самим принцем, по мере ее набирающей экспрессивные обороты речи трогательно заливающимся прозрачным розовым румянцем.
- А Вы сам в любом случае просто останетесь в стороне! Весьма… в духе высокой политики, не так ли? Загребать жар чужими руками! Должна сказать Вашему Высочеству, это весьма гнусно, коварно и низко! – приблизив свое лицо к лицу растерявшегося Диаманта почти на расстояние поцелуя, Равена резко, словно канал гало-визора переключив, согнала и лица наигранное возмущение и широко улыбнулась, хлопнув густо зачерненными ресницами. – Я просто в восхищении!
От такой перемены в настроении колдуньи блондинчик, с честью выдержавший ее недавние «негодования», испуганно отшатнулся. Подруга негромко хихикнула и ловко примостилась на край диванчика уже со стороны юношей – как раз на освобожденное невольно отпрянувшим юношей место.
- Вот это по-нашему, вот это я одобряю! – кажется, мысленно покатываясь от смеха, продолжала Равена. Отодвинуться еще дальше Диамант не мог, просто некуда было, хотя молчаливый Лион сразу же попытался слегка потесниться. Краска, залившая кукольное личико, уже меняла нежный цвет лепестков нихонской вишни на насыщенный оттенок той же вишни ягод. – А по виду – так даже и не сказать было…
- Я, – опасливо сглотнув, принц попытался отодвинуться еще чуть-чуть, но только слегка толкнул сидевшего по другую его руку Лиона. – я готов обсудить любую оплату. Кроме того, как вы сама сказали, между ведьмами и феями стычки совсем не редкость, не думаю, что у вас могут быть из-за этого серьезные неприятности. А я просто вынужден соблюдать максимальную осторожность, как я уже сказал, это очень деликатное дело.
Вот так! «Обсудить любую оплату», а не «предложить любую оплату»! А Равена права, на проверку за этой несерьезной внешностью скрывается больше, чем можно было бы предположить. Такая бессовестная жизненная позиция – и при этом такое очаровательное умение трогательно смущаться! Забавный паренек, хоть и уступает в эффектности своему же клеврету.
- Ваш друг всегда такой молчаливый? – решила слегка разрядить обстановку Блейз, вроде бы, поворачиваясь к Диаманту, но продолжая как бы украдкой коситься на Лиона. Принц негромко перевел дыхание.
- Ли, не заставляй леди счесть тебя невежливым! – пробормотал он. Красноволосый едва заметно изогнул край бледных губ в улыбке, но так ничего и не сказал.
- Что Вы, напротив, мне нравится. Так загадочно…
- Что же, Ваше Высочество, – перебивая подругу, снова заговорила Равена. – мы готовы «обсудить» любую оплату. Вы ведь дадите нам время, чтобы хорошенько все обговорить между собой, подумать, чем бы Вы могли оказаться полезным и все такое… Позже можно встретиться еще раз. Можно даже и без девчонок, их решение я Вам передам. Обсудим наше общее решение… ну, предположим, за ужином в «Котле и Метлах» в пятницу.
Смущенный румянец принца как-то очень быстро сменился настороженно бледностью.
- Хм, леди Равена, мне очень не хотелось бы Вас огорчать, но, вы же сама понимаете, для особы моего статуса… кроме того, повторюсь, для меня крайне важно, чтобы меня никаким образом с вашей компанией не связывали. Я согласен на многие уступки именно за соблюдение полной секретности…
- И в качестве одной из этих уступок Вы со мной вполне можете разок поужинать! – обрубила попытки возражений Равена. – Не нужно переживать на этот счет, если я захочу, чтобы нас не узнали или просто не обратили внимания – так и будет! Мои чары не могут обмануть разве что магистров, а те весьма редко имеют привычку коротать вечера там, где собираются студенты!
- Но…
- Иначе мы сейчас уходим – и Вы ищите для реализации своих сомнительных делишек кого-нибудь еще!
Вот с какой стати она опять все решает за всех? Блейз сама недолюбливала эту как-ее-там-Фирру, но, пожалуй, не настолько, чтобы целенаправленно связываться. Да уж, в такой осторожности ни одной ведьме не пристало сознаваться! Да и госпожа Гриффин вряд ли шутила насчет предупреждения и вылета из школы: уж если и ввязываться куда-то еще, то не раньше, чем поутихнут отголоски прошлых проделок. Ладно… Блейз, конечно же, выскажет все свои аргументы как «за», так и против, потом уже, в отсутствие юношей, но твердой позиции насчет того, соглашаться или нет, у светловолосой ведьмочки не было. Пусть, так уж и быть, решение остается за Равеной, но ПОСЛЕ того, как они все между собой обсудят!
- Почему это без нас? – капризно скривилась грозовая колдунья, снова поглядывая на Лиона. – Я тоже не против увидеться еще раз…
- Не уверена, что радиуса моих чар хватит на четырех человек, – мстительно заявила подружка. Ну, ладно, милочка, за это Блейз еще непременно собиралась отыграться на «демократических обсуждениях»!
Блондинка состроила огорченную гримаску.
- Какая жалость! – протянув руку черед стол, она коснулась кончиками пальцев ладони Лиона. – Неужели мы с Вами тоже не можем увидеться еще раз? Что такого уж подозрительного, если…
- Мне очень жаль, леди, – наконец-то соизволил нарушить свой обет молчания юноша, а бледная кисть змейкой ускользнула под столешницу. – слишком уж короткая цепочка выстраивается. Я – ближайшее доверенное лицо Его Высочества и знают об этом все. В любом случае не получилось бы не вызывать подозрений.
- Дело только в этом? – капризно уточнила ведьмочка.
- Нет, но это уже в достаточной мере серьезная причина.
- Мы ведь все еще можем и отказаться от сотрудничества! – Блейз погрозила пальцем с черным коготком, кропотливо расписанным золотыми и зелеными завитушками. – Тогда повода соблюдать секретность не будет!
Лион устало вздохнул, отводя взгляд.
- Неприятно говорить такие вещи, поверьте, я сожалею, леди, но если Вы непременно хотите услышать это прямо – мне нравится другая девушка. Этого достаточно?
- Это вообще не повод! Обычно парни забывают о таких нюансах…
- Давайте остановимся на том, что я – не те «парни», с которыми Вы, похоже, привыкли общаться! Еще раз прошу прощения. Не хотелось бы, чтобы это стало ключевым доводом в ваших… раздумьях.
- Не станет! – тоже отвернувшись, Блейз с кислым выражением подперла щеку кулачком. – Хоть ты и не лишен определенной привлекательности, этого еще маловато для принадлежности к группе тех юношей, которые действительно могли бы меня огорчить. Ты сейчас потерял гораздо больше, нежели я сама!
- Постараюсь это пережить, – совершенно серьезно заверил красноволосый, только самые уголки его бледных губ едва заметно дрогнули. Вот гад! Зараза! Пижон несчастный!..
Характером по ее вкусу не в меньшей степени, чем внешне, короче говоря!
«Не будь все мои помыслы заняты синьором Авалоном, я этого бы тебе так не оставила, красавчик! Но, пожалуй, и действительно – не судьба…»
- Хватит кривляться! – ворчливо потребовала Равена, вставая. – Мы уходим. До встречи в пятницу, Ваше Высочество! – совсем с другим выражением и оскалившись в улыбке, откровенно в большей степени издевательской, нежели кокетливой, темная колдунья помотала в воздухе перед собой ладошкой. Диамант с весьма сконфуженным видом, но все-таки помахал в ответ.
- Так не честно! Почему ты сама можешь развлекаться, а мне вставляешь палки в колеса! – возмущенно забормотала Блейз, уже за порогом кафе догоняя подругу. Выползти в щель между столом и диваном потребовало не меньшего времени, нежели протиснуться туда в самом начале встречи, так что избавленную от такой необходимости Равену, не соизволившую их подождать, пришлось ловить почти бегом.
- Это была деловая встреча! – довольным голосом напомнила ментальная ведьмочка.
- То-то ты, едва ли нож к горлу не представляя, зазывала этого принца в «Котел и Метлы»! Деловая встреча – ха! Поверить не могу, что такие парни в твоем вкусе! И ты уж точно не из тех людей, в чьих глазах перспективная корона добавляет роста!
- Да брось ты, ничего такого! Кроме того, этот Прекрасный Принц действительно такой лапочка! Ты его слышала? И на куколку так похож! – Равена захихикала. Тоже еще, рецепт мужской привлекательности! Нет, конечно, Блейз и сама сочла как поведение принца, так и его попытку деловых переговоров крайне умилительными, но это было забавно, да и только.
- Такие куколки тебе не по карману, дорогуша! – решив, что в одиночку и обламываться скучновато, «любезно» заметила грозовая ведьма. – Кроме того, со всеми этими амулетами он же наверняка защищен от любых чар.
- Чар? Каких еще чар? Я что, на твой взгляд, настолько уродлива, что не могу никому понравиться сама по себе и непременно должна прибегать к подобному жульничеству?
Насчет «жульничества» – это Равене в голову по непонятным никому причинам вбил отец, и оно там почему-то крепко осело. Чувства, вызванные колдовством, они дружно считали «искусственными». Ривену-то, ни демона в колдовстве не сведущему, простительно любое мнение на этот счет, но как сама девушка, природная колдунья, как она могла воспринимать это всерьез? Дар – такое же неотъемлемое свойство любой ведьмы, как, например, красивая внешность или голос у любой девушки. Важная часть ее натуры! Так почему пользоваться им – жульничество? Но на любые попытки переубедить себя, Равена ехидно возражала, что так же «от природы» любая девушка способна, например, приковать парня кандалами в своем подвальчике, и, не поспоришь, это заставит его оставаться с ней – но ведь это же будет совсем не то «с ней»! Да и переубеждала ее Блейз без особого старания, слишком уж большой популярностью начала бы пользоваться ее подруга, если бы не этот глупый предрассудок против использования чар на парнях – пусть уж лучше и дальше считает такое «не спортивным».
- Я всего лишь сказала, что в этом случае тебе не помогли бы и чары! И ты, подруга, не настолько наивна, чтобы считать иначе!
- Ты просто завидуешь, что у тебя не нашлось своего «ножика», который можно было бы приставить к горлу этого зага-адочного красавчика Лиона! У тебя это на лбу написано? Неужели насчет Авалона ты уже передумала?
- Не трогай Авалона, это… ну, практически в каком-то смысле святое! Но профессор, пусть даже и не наш – это совсем не то же самое, что юноша из студенческой среды. Дабы не растерять форму, я обязана поддерживать свою популярность не только в школе. Не Лион, так кто-то еще… хотя, если бы мой Дар был таким ,как у тебя, я бы не стеснялась его использовать.
- Не понять тебе, что без читерства гораздо интерес-сней. Этак не то, что форму растеряешь, а вообще разучишься разговаривать с парнями, привыкнув полагаться только лишь на чары! Магия – ключ зажигания, но, чтобы высеченной искре было, куда упасть, надо еще и мотор сконструировать, иначе она просто погаснет. На одном только Даре искусство манипуляции людьми не выстроить. Да и скучно было бы все получать по щелчку – приестся!
- А ты развлекаешься таким образом, да?
Увлеченные разговором девушки даже не заметили, откуда взялся преградивший им путь черноволосый парень, поэтому, от резкого окрика не то, чтобы испуганно, но с некоторой ошарашенностью повернули головы. С минуту Мелодик и Равена молчаливо мерялись взглядами. Юноша показался вновь оттесненной чуть в сторону Блейз каким-то чересчур уж бледным, так, что миндалевидные синие глаза казались почти черными, одни зрачки, а и без того резкие черты заострились просто до невозможности.
- По-твоему… по-вашему, все это было смешно, так?! – выдержав паузу, снова заговорил музыкант. – Полагаю, ни для кого, кроме меня самого, секрета не было…
- Не было бы и для тебя, если бы хоть иногда изволил отвлекаться от музыки небесных сфер, парень, и смотреть по сторонам! – оборвала его темная. – Если ты хоть раз в жизни физиономию свою в зеркале видел, уж обратил бы внимание! Сколько раз я тебе повторяла, что между нами быть ничего не может – припомнишь, или ты просто пропускал это мимо ушей… мой дорогой братишка?
- Но ты не объясняла почему!
- Я не обязана была ничего тебе объяснять! Я тебе вообще ничего не обязана! Хочешь услышать, было ли твое поведение смешным? Да, безусловно! Ничего глупее я в жизни своей не видела! – Равена попыталась помахать указательным пальцем перед лицом юноши, но тот перехватил ее руку за увитое браслетами запястье, заставив приглушенно охнуть скорее от неожиданности, чем от боли.
- Не люблю, когда из меня делают идиота, – глухо уверил Мелодик.
- Поздно спохватился! Не хочешь выглядеть дураком, поискал бы себе компанию… да хоть бы и среди фей. На их фоне будешь просто блистать! – еще одна попытка рывком высвободить руку оказалась неудачной. Угрожающе нахмурившись, Блейз сотворила несколько крошечных молний на кончиках ногтей и небрежным щелчком отправила их в сторону юноши. Вреда от таких было бы не больше, чем от статического заряда на синтетической ткани или живой кошке, но жест вышел угрожающим.
- Не распускай руки, мальчик!
- Да-да, все, что говорила твоя милая матушка о ведьмах – правда. И то, о чем она промолчала – тоже! – воспользовавшись тем, что слегка отшатнувшийся Мелодик немного ослабил свою хватку, Равена снова дернулась, оставив в его ладони только грубоватый серебряный браслет. – В этом и не было тайны. Ни в чем не было никакой тайны – по крайней мере, для тех, кому хватает ума держать глаза открытыми.
- Всего хорошего, Мэл! – втянув обратно в ладонь энергию мелких разрядов, Блейз резким движением оставила на впалой скуле юноши росчерк небольшой царапины и, извернувшись, последовала за ускоривший шаг Равеной.
Черноволосый музыкант остался столбом стоять посреди тротуара и, как нетрудно было убедиться с помощью нехитрого «эффекта зеркальца», пристально глазеть им вслед – по крайней мере, до тех пор, пока девушки не скрылись за поворотом в один из переулков.
- Зачем ты с ним так? – с приглушенным возмущением спросила приноровившаяся к шагу Равены по правую руку Дьерра. – Сама же из-за этого расстроилась! Кто угодно будет слегка не в себе после таких новостей, да и…
- А менее радикальных средств от нежелательной родни еще не изобрели! – выплюнула себе под нос недавно уже сказанную в разговоре с эраклионским принцем фразу темная ведьма. – Если я и стану расстраиваться, то совсем не из-за этого.
- Думаю, дорогуша, если бы ты ЗАХОТЕЛА уладить с ним сейчас все и сохранить нормальные отношения… – не договорив, Блейз многозначительно смолкла, но ее подруга только пренебрежительно передернула плечами, старательно глядя прямо перед собой, возможно, намеренно избегая встречаться взглядом с обеими спутницами.
- Оно того не стоит! И… до тех пор, пока он имеет склонность обвинять кого попало в том, что он же сам вел себя, как дурак – никаких отношений, нормальных или нет, мне с таким типом не нужно!

КОНЕЙ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ

0

203

:offtop:
Мне вот правда интересно: если на Омеге складируют в свежемороженном виде особо опасных преступников уже на протяжении (как я поняла) большого количества лет, то как они справляются с "перенаселением" такой тюрьмы? (мою фэн-версию с Хищами и Чужиками в расчет не брать)

0

204

Таких уж "особо опасных" вряд ли очень много. Да и чего они там занимают-то в герметично упакованном состоянии - меньше квадратного метра *да и хоть в несклько рядов ставь/клади)))*

0

205

Вы закончили первый курс обучения? Или временные рамки глав распределены по другому?
Странно, что Мелодик только сейчас узнал о своём отце. Ривен был мужем королевы (насколько я поняла титул маэстро равнозначен) неужели не сохранилось портретов, информации в интернете и так далее. Тем более при дворе всем рот не заткнёшь, обязательно найдутся доброжелатели, помнящие каждую деталь и готовые просвещать.  Вряд ли принцу доставит большого труда найти материал нескольких лет давности, особенно о столь публичной персоне.
С кем планируете совмещать ведьмочек? Им уже, видимо, не терпится)

0

206

Короли и королевы - межмировой стандарт обозначения мирового правителя. Будь то Маэстро на Мелоди (не совсем монархия, ибо в каком-то смысле должность все же выборная) или Шах на Андросе - если владыка мира, то общее название "король".
Ну, такой уж публичной персоной Ривен не был никогда. Так, занимал (меньше года) должность главы службы безопасности (постоянной внутреней армии на Мелоди, можно сказать, нет), но из нелюбви к "парадам" не особенно-то успел засветиться. Большинства творческой публики он чурался и большее количество Музиных придворных припомнят, постаравшись, только одно - неприятный тип. Ну и, поскольку Муза не желала ничего вспоминать, старались лишний раз не бередить *к тому же Мелодик действительно не особенно-то наблюдателен - голова чаще другим занята*

Ну-у, Равена в последнем кусочке весьма прозрачно намекнула на свои высокие запросы))) Блейз пока что Авалошей действительно увлечена - по, так сказать, суммарным причинам - это она просто из общего желания пользоваться успехом иногда кокетничает.

0

207

Под публичной персоной я имела ввиду Музу. Информацию о свадьбе королевы не утаишь. Разве что Мелодику действительно было наплевать.

0

208

Про свадьбу никто и не утаивал (хотя, конечно, пока Мел дорос до мало-мальски осознанного возраста, это давно уже перестало быть темой дня), но о самом Ривене мало кто чего мог сказать, даже пока он при дворе присутствовал.

0

209

Да тут чьи-то отзывы и неважны. Достаточно фотографий, портретов, репортажей. Всё это можно найти в интернете.

0

210

Будь дело на Солрярии или Космогиасе - так оно и было б. Портретов не осталось, по всей видимости, поскольку Муза так не захотела. А репортажи - о чем? Рив не деятель высокого искусства, чтобы чем бы то ни было заинтересовать местную инфросферу, а Мелоди - не Солярия и не Космогиас, чтобы люди оказывались публичными "по данности". Если чья-то личная жизнь не получает выражения в том, что из чувств рождаются творческие свершения, то есть, сама по себе она на публику не выносится - то большая часть населения туда тактично заглядывать не станет. А межмировой Галанет Мелодик особо и не юзает.

0

211

Всё к тому, что если бы Мелодик захотел найти отца, это сделать легче простого. Очевидно, либо Равена права и дальше своего носа парень ничего не видит, либо он постоянно в творческой прострации и на всё окружающее, включая собственное происхождение, ему наплевать.

0

212

Поздравляю с завершением первого сеза!
Я вот только одно не уловидла, из-за чего тогда на Эраклионе вскрылся обман Рады и Иль?

0

213

Sarina
Что, в принципе, равнозначно :) Поскольку, если Равену еще можно было и не синонимировать с физией в зеркале, все таки и девушка, и антураж сильно играет, так ведь он и с Ривеном общался лично - но все равно ничего не заметил.

Тая - ведьма черных роз.
Потому что Рада начала скандалить и Иллет попыталась избезать совсем уж катастрофических недоразумений в связи с таким "раздвоением личности"

+1

214

Ого!! Уже целая глава!! Поздравляю с завершением!)) а сколько всег глав?? три??)) на Равену похоже??

увеличить

увеличить

0

215

эт больше на Химеру

0

216

Вторая - действительно почти в точности на Химеру :)
Да, глав будет три. Я пока не знаю точно, какого размера, правда *в первой-то не удалось уложиться в пятьдесят кусочков*

0

217

Ли?
http://s002.radikal.ru/i199/1103/3b/87fd7fc8017b.bmp

Отредактировано Тая - ведьма черных роз. (2011-03-20 21:41:12)

0

218

Скорее такэ

увеличить

0

219

Эмммм, Севериан??

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

220

))) Для Севы у этих куколок все-таки чересчур нежные личики. Так что, независимо от стилизации, черты такие разве что у Диаманта.

0


Вы здесь » Winx Club » Ваши рассказы » Менестрель